• Объявления

    • Hristo Vatev

      Вход в форуме   08.05.2017

      Для входа на форум используйте свое отображаемое имя на форуме, например «Ани» или «Hristo Vatev»
Рассвет

1914_10_05 Фарисей и мытарь

В теме 1 сообщение

ФАРИСЕЙ И МЫТАРЬ

«Два человека вошли в храм по­молиться, один фарисей, а другой мытарь» (от Луки, 18:10).

Вы, наверное, спросите, что удивительного в том, что два человека — один фарисей, другой мытарь, вошли в храм. Действительно, нет ничего удивительного для тех, кто по­нимает вещи, но для тех, кто не понимает, все удивитель­но. Для тех, кто понимает, все имеет смысл, а для тех, кто не понимает, все — бессмыслица.

 

Я возьму этих двоих, фарисея и мытаря, как предмет моей сегодняшней беседы. Эти два человека — видные пред­ставители очень старой культуры. Давайте сопоставим их от­личительные черты, чтобы представить себе их быт и духов­ный характер.

 

Слово «фарисей» произошло от еврейского слова «па­раш», что значит «разделять». Есть и арабское слово «фар­си», которое происходит от того же корня и означает что-то совершенное по форме: знать какой-нибудь язык «фарси» значит знать его очень хорошо.

 

Христос представляет нам в этой главе два различных типа. Талантливый художник, знакомый с наукой о чело­веке, нарисовал бы людей этих двух типов со всеми их от­личительными чертами, и эта прекрасная картина заслужи­вала бы того, чтобы висеть в каждом доме как образец. Каковы очевидные отличительные черты фарисея и мытаря? Недостаточно сказать «он фарисей», или «он мытарь», нуж­но знать внешние признаки их лиц, рук, телосложения, ус­тройства головы. После этого нужно добраться до особен­ностей их душевного склада. Только так мы можем уяснить себе изложенную для нас в тексте идею и пользоваться ею.

 

Христос был великим художником. Он дал характерные черты этих двух характеров, и по ним я опишу фарисея и мытаря. Вы скажете: «Как можно описать человека только по нескольким словам, которые сказаны о нем?» — Это наука. Можно описать. Есть ученые люди, которые долгое вре­мя занимались сравнительной анатомией и так хорошо изу­чили устройство животных, что если им дать самую малень­кую часть какого-нибудь допотопного животного, они смо­гут представить себе его рост, все его кости, прибавить мышцы и жилы и таким образом восстановить исчезнувшую форму. Если дать сведущему ботанику один только лист ка­кого-нибудь растения, он будет в состоянии описать все дерево. На основании этого же закона, так или иначе, я постараюсь описать вам фарисея и мытаря, показать, ка­кие они.

 

Но вы скажете: «Что общего между ними, жившими две тысячи лет назад, и нами?» — В мире живут, два вида лю­дей — мытари и фарисеи. От них произошло много других, но они остаются основными. Вы можете относиться к то­му или другому типу, независимо от того, священник ли вы, благородны ли по происхождению, ученый ли вы, или фило­соф, мужчина или женщина. Эти два характера перепле­таются и проявляются в жизни каждого. Они останутся навсегда отличительными типами в человеческой истории. Ис­кусство Христа состоит именно в том, что Он немногими сло­вами сумел их выразить и представить так наглядно.

 

Фарисей внешне выглядит благородно. Он человек бла­гообразный, со стройным телом, высокого роста: 175—180 сантиметров — выше обыкновенного. Руки и пальцы длин­ные, большой палец длинный, симметричный — признак усто­явшихся взглядов, присутствия воли, интеллигентности. Ука­зательный палец равен безымянному — это показывает, что если у него зародится идея, то он проводит ее до крайних пределов. Пищеварительная система у него в исправности, в еде и питье он умерен, нет у него слабостей чревоугодни­ка и пьяницы. У него утонченный вкус. Талия тонкая. По воз­расту он миновал четыре периода и вошел в пятый, то есть ему исполнилось 45 лет. Плечи несколько круглы, лицо не­много продолговатое и грушевидное. Развитая нервная сис­тема. Нижняя челюсть правильно сформирована, подбородок продолговатый и заостренный — признак человека с подвиж­ным и понятливым умом. Рот средней величины, губы не слишком толстые и не слишком тонкие, краешки рта чуть приподняты, несколько презрительная улыбка: «Люди — это толпа» — но свое внутреннее презрение он никогда не по­казывает. Глаза пепельно-серые, брови дугообразные, не­сколько опущенные, как ветви старого дерева — человек, который долго жил и имеет жизненный опыт. Лоб красивый, высокий, в основании, над носом — выпуклый: признак че­ловека с сильной индивидуальностью, с наблюдательным и практичным умом. Слепочные области развиты средне, уши правильные и близко поставлены к голове — приметы ма­териального порядка. Волосы на бороде редковаты и рыже­ваты — примета импульсивности и упорства. Голова круглая, общий размер вокруг над ушами 56—60см, с сильно разви­той и приподнятой теменной областью — примета человека с большим самообладанием, достоинством, гордостью, требо­вательностью и тщеславием. Он обладает религиозным чув­ством, но односторонне развитым: милосердие проявляет только по отношению к себе и своим близким. Лицо бледно-белое с носом греческо-римского типа. Это человек с эсте­тическим вкусом, но без поэзии и любви к природе, к возвы­шенному и идеальному. Человек, обладающий сильной верой, но верящий только в свой ум; имеющий и большую надеж­ду, но надеющийся только на свою силу. У него есть религия, но в этой религии он почитает, уважает только себя. Если мы войдем в его храм, то найдем там на первом месте не образ Иисуса Христа, а его собственный портрет, и на мес­те Богородицы, Иоанна Крестителя и других святых — ряд его дедов и прадедов, которым он курит ладан и возносит молитвы: «Славен, велик наш род!» — Интеллигентный че­ловек, собирающий познания в жизни, знакомый с еврейской каббалой и принципами тогдашней цивилизации. Если бы он жил в наше Бремя, то считался бы видным писателем, фи­лософом, художником, государственным деятелем или духов­ным главой.

 

Почему Христос выводит этот тип? Что плохого в его молитве? У фарисея проявляется философия, которая от­жила свой век. Это человек, который живет только прошлым, и упускает настоящее и будущее: человек, который влюбил­ся, как юноша или девушка, в свой портрет, и куда бы ни пошел, всюду его носит.

 

Чудно, когда человек влюбляется в собственный образ! Однажды я наблюдал одного болгарского писателя; тот сел на видное место, рядом с ним было зеркало, он закурил сигару, оборачивался и поглядывал в зеркало, как бы со словами: «Ну и красив же я, произвожу впечатление на людей.» — Пустит дым, и позирует перед зеркалом. Если од­нажды это зеркало разрушится, разрушится и его счастье.

 

Фарисей похож на этого влюбленного в себя человека. И смотрите, как интересны его слова, когда он обращается к Господу: «Боже, благодарю Тебя, что я не таков, как дру­гие, я нечто большее.» — Но философия его именно тут ошибочна, потому что Бог создал всех людей. — «Я не такой, как другие» - так какой же? Ангел — не ангел, из той же каши сделан, в твоих жилах течет та же кровь. Он хочет обмануть и себя, и Господа. Вот первая ложь, к которой он прибегает. И Господь ему отвечает: «Неправду говоришь.»

 

Утверждение фарисея отрицательно: он сравнивает се­бя не с более возвышенными, чем он сам, не с ангелами, а с более низкими типами, с преступниками, отмечает, что-де он не таков, как они. Допустим, что я сравню себя с гада­ми и скажу: «Благодарю Тебя, Господи, что я не таков, как эти волы, ослы, псы, ящерицы, змеи» — какое сравнение мо­жет быть с ними? Это слабость, которая встречается у всех людей.

 

Несколько лет назад было в Болгарии течение среди гим­назистов и студентов: изучая жизнь великих писателей, на­пример, Шекспира, они усваивали его недостатки, посколь­ку не имели его положительных сторон: «Посмотрим-ка, нет ли этого и у меня» — и, найдя их в себе, говорили: «И я ге­ниален, как Шекспир.» — Рассматривают характер Шиллера и ищут в себе подобную эксцентричность: «И я как Шил­лер.» — Изучив так ряд писателей, говорят: «Мы великие люди.» — Да, великие, но в отрицательном смысле, великие, у которых минус один грош. Я предпочитаю человека, у которого ноль грошей, потому что ему ни брать, ни давать не нужно.

 

И фарисей сравнивает и говорит: «Благодарю Тебя, Гос­поди, что я не как другие, не грабитель.» — Господь ему от­вечает: «Если бы я тебя поставил на его место, чем бы ты был?»

 

Однажды один ангел, глядя с неба, как некий человек грешит, обернулся к Господу и сказал Ему: «Как Ты тер­пишь эту низкую тварь? Если бы я был на Твоем месте, я бы очистил землю от него.» — Господь, отправил ангела воплотиться на землю и поставил его в то же положение, и ангел наделал в два раза больше грехов, чем тот человек, которого он осуждал. Так что не следует человеку осуж­дать людей за их деяния с того места, на которое он по­ставил, потому что на их месте и он бы так поступал.

 

Многие, приходя ко мне говорили: «Мы не такие уж плохие люди, мы воспитаны, потому что из знатного рода.» — Не сомневаюсь в ваших словах, в душе я глубоко верю в то, что вы говорите. Мы все из знатного рода, я тоже так считаю. Но ваши и мои деды и прадеды не были так бла­городны, как мы с вами думаем. Многие из них были боль­шими негодяями, преступниками, злотворцами и последни­ми бродягами. Мы с вами носим на себе свидетельство, ко­торое Господь написал о них. Можно снаружи быть вполне благовидным, но внутри не иметь соответствующего содер­жания. Наши дурные черты, которые мы унаследовали от дедов и прадедов, которые мы проявляем, по меньшей мере, по два раза в день, показывают, что наши деды и прадеды нe были так чисты, как мы предполагаем. Если бы дед и бабка, отец и мать твои были чисты и добры как ангелы, откуда бы взялись эти черты и дурные проявления в твоей жизни? Если в какую-нибудь жидкость капнете немного го­речи или отравы, заметите и проявления, узнаете, что в доб­рое, примешано нечто плохое.

 

Людей с философией фарисея можно назвать консервативными, это люди из партии «консерваторов» — люди, кото­рые имеют высокое мнение о себе. Не плохо, когда человек имеет высокое мнение о себе, только бы это было правильно и не имело никакого привкуса горечи.

 

Самый большой консерватор и регулятор в природе — азот, который останавливает всякое горение, душит всякую жизнь. Азот — самый старый, самый уравновешенный эле­мент в природе. Но если бы в природе остался только он, все бы омертвело. При всем том, органический мир многим ему обязан *.

 

Фарисей обращается к Богу не для того, чтобы Он по­мог ему сгладить некоторые шероховатости его характера — нимало. Он лишь благодарит, что не таков, как другие лю­ди: не хулитель, не грабитель, не убийца, не прелюбодей. Будучи книжником и философом, он должен был бы оста­новиться на причинах, которые порождают хулительство, грабеж, убийство, прелюбодеяние. Когда мы встречаем лю­дей, которые, допустим, стоят ниже нас, по Христову уче­нию нужно не осуждать их в душе, а извлечь урок, найти причины, которые их довели до такого низкого положения, и если есть нечто подобное в нас — искоренить это. Пото­му что Тот, Кто установил великие законы жизни, говорит: «Не судите, да не судимы будете.» — В этих словах есть глу­бокий смысл, и кто их понял, тот добрался до великого за­кона человеческого блага.

 

Современные зоологи изучают животных и дали миру очень ценные работы, но никто еще не изучил глубокие при­чины, которые формируют животных. Например, почему од­ни имеют рога, а другие — нет, почему некоторые ползают, а другие ходят на четырех ногах, почему некоторые едят мя­со, а другие — траву, почему они лишены человеческой ин­теллигентности? Для этого есть глубокие и основательные причины, это не так произвольно, как кто-нибудь может подумать. Когда люди поймут эти глубокие причины, они дой­дут до той разумной философии, на которой в будущем бу­дет основан строй общества — «заря новой цивилизации».

 

Вся современная цивилизация основана на взглядах фа­рисея — это фарисейская цивилизация. Это цивилизация, где люди отличаются по форме, по внешности, по этикету. Она существовала в далеком прошлом в Египте, Индии, Вави­лоне, Китае, Персии, Иудее, Греции, Риме. Сейчас в Ев­ропе она облечена в красивую христианскую мантию. Я не говорю, что она плоха в своей основе, но говорю, что фор­ма всегда должна иметь в себе определенное содержание. Вне этого форма остается просто скорлупой, в которой мо­гут жить только паразиты.

 

Говорят: «У него чудесные глаза.» — И что из этого? — «Красивые.» — В чем их красота? — «Блестящие, приятные.» — Чем именно они приятны? — У кого-то красив нос. В чем сос­тоит эта красота? Рот красивый, правильный. В каком от­ношении? У людей есть понятия о некоторых вещах, которые невозможно высказать. Например, в черных глазах, как и в синих, или пепельно-серых, или в зеленоватых, или в кашта­новых есть определенные скрытые силы. Если посмотрит на нас человек с черными глазами — он создаст в нас опре­деленную мысль, если на нас посмотрит человек с коричне­выми глазами — создаст определенное настроение и т. д.

 

Люди с синими глазами холодны. Они как чистое не­бо, но холодное, студеное. Эти люди не для земли. У них есть вера, но они родились преждевременно. Может быть, это люди, которые только начинают приходить. Я говорю про те синие глаза, которые как образ неба. Предание говорит, что у Христа были такие глаза.

 

О ком-то говорят: «У него рот красив, как роза.» — Что такое рот? Это выразитель человеческого сердца — мягкое оно или грубое; рот показывает, насколько человек энерги­чен, насколько он откровенен. Вы можете заметить, что у людей, у которых хороший аппетит, губы толстоваты. Это физиологический закон. Больше крови приходит, поэтому гу­бы толстое и красные. Поев, такие люди говорят: «Ха, это приятно,» - и на лице их блеснет деликатная, едва улови­мая улыбка, она показывает, что в их душе есть такое рас­положение.

 

Если взять человека с красивым носом, — это выраже­ние человеческой интеллигентности и ума. Прямой нос или закругленный, римского типа или греческого — это имеет глу­бокий смысл. Внешний облик лица имеет значение, при этом оно — выразитель также и внутренней жизни человека. Ес­ли всмотревшись в лицо человека, мы увидим, что в нем нет симметрии, что одна бровь не похожа на другую, одна более развита, другая более выпукла, если симметрия нару­шена — это показывает, что в таком человеке есть что-то неуравновешенное. Проверьте свой нос, проведя прямую ли­нию. Нос — это барометр или термометр, который показы­вает, в каком состоянии наш ум. Когда машинист управляет паровозом, там есть прибор, который показывает атмосферное давление в котле, и в соответствии с его показа­телями он или прибавляет угля для увеличения давления па­ра, или, если пара слишком много, его спускает. Даете ли вы иной раз себе труд увидеть, как машинист, в каком состоя­нии ваш пар — ваше сердце? Господь вам для этого поставил нос. Подойдите к зеркалу, спросите ваш ум, и он вам расскажет, в каком состоянии ваше сердце.

 

Посмотрев на глаза, вы увидите, каково состояние ва­шей души. Единственное, что никогда не лжет и не может лицемерить — это глаза. Поэтому, когда человек иной раз хочет солгать, он жмурится или закрывает глаза руками. Ребенок сознает, что мать, посмотрев на него, узнает, что он лжет, и поэтому закрывает глаза рукой.

 

Когда фарисей молился, Христос посмотрел на него и сказал ему: «Твоя душа расстроена. Твои предки не жили такой чистой жизнью, как ты себе воображаешь. Ты дума­ешь, что ты не такой, как другие люди. Но в прошлом ты был таким же, да и сегодня недалеко ушел от них.»

 

Основной принцип, лежащий в основе всех вещей, оста­ется всегда одним и тем же, каким бы способом мы ни объясняли и ни толковали его проявления: по учению ли индусских философов о перевоплощении, или по учению египетских философов о трансмиграции, или по учению каббалистов и оккультистов об эманировании (истечении) и усо­вершенствовании Духа, или по современному философскому учению о наследственности. Эти учения и теории для нас только пособия, чтобы мы лучше уяснили себе некоторые вещи, чтобы явления человеческой жизни стали нам яснее и понятнее. Великий закон причин и следствий, деяний и возмездий никогда не лжет, он всегда говорит абсолютную истину. Если ты хорош — в книге жизни пишется, что ты хо­рош. Если плох — пишется, что плох. Если ты говоришь ис­тину, в книге жизни пишется, что говорил истину. Если сол­жешь — пишется, что солгал. Если помогаешь своим ближ­ним, жертвуешь собой за свой народ, работаешь для блага человечества, служишь Богу по любви, — это пишется в Книге Жизни. Если насилуешь ближних, предаешь свой на­род, задерживаешь развитие человечества, изменяешь Богу — это пишется в той же книге.

 

Закон беспощадно пишет свои показания о человеческих поступках в чертах лба, носа, рта, лица, головы, пишет на руках, на пальцах и на всех других частях тела человека. Каждая кость — это свидетельство за нас или против нас. И мы каждый день читаем эту историю человеческой жизни. На ее старых страницах отмечена жизнь всех наших праот­цев; о некоторых из них написано, что они были ужасными преступниками, ворами и разбойниками. Когда мы развора­чиваем страницы этой книги и прослеживаем линии, по ко­торым прошли Авраам, Исаак, Иаков, Давид, Соломон и многие другие, мы находим, что их поступки полностью там отпечатаны.

 

Про Авраама мы узнаем, что он был человеком прав­дивым, очень умным, обладал широким сердцем, большой ве­рой, возвышенным духом, был знаком с глубокой мудростью Божественных предначертаний о великом будущем челове­чества. Про Иакова узнаем, что он первоначально был че­ловеком двуличным, хитрым, эгоистичным, что он ложью и обманом сумел отнять первородство у своего брата, и лишь к тридцать третьему году в нем совершился переворот, после того, как он служил дяде своему Ливану четырнадцать лет за двух его дочерей: тогда именно произошла в нем перемена к добру.

 

Про Давида знаем, что он был человеком смелым, ре­шительным, с отличным природным и поэтическим умом, но была у него особенная слабость к красивым женщинам. Он обманом взял жену Урия, и с этого дня начались его испытания. И смелый пророк Натан не побоялся изобличить его прямо в лицо и показать ему дурные последствия, ко­торые этот закон напишет про него в своей книге для буду­щего потомства.

 

О Соломоне сказано, что он имел отличный философский ум, доброе, но испорченное сердце, чрезмерно сильные чув­ства и страсти, большое тщеславие и слабую волю; весьма эпикурейски относился к еде и питью и к удовольствиям с женщинами.

 

Христос знает это, знает, как жил Его род, и когда люди Ему говорят: «Учителю благи» — Он возражает им: «Зачем называете Меня благим? — Благ только Бог.» — Этим Он хочет сказать: «Семья, в которой Я рожден, не так благородна, как вы думаете. Потому что у Бога другое мерило, которое вам недоступно. Он требует полной чистоты во всех отношениях. Многие из этой семьи не жили так, как было угодно истинному Богу, Чью волю я исполняю.» — И поэтому Он обращается к фарисею и говорит: «Ты лжешь и себе, и людям, и Богу: многие из твоих праотцев совершали преступления, и поэтому ты не имеешь права говорить, что ты не как они. И поскольку в твоей душе нет смирения, твоя молитва не может быть принята, и ты не можешь быть оправдан. Вы, фарисеи, исказили Божий закон, окутав его покровом лицемерия. Перестаньте представляться такими, каковы вы не есть, потому что Бог — это не человек, кото­рый может обмануться вашим внешним видом. Он смотрит на ваше сердце и по нему вас оценивает.»

 

Теперь обратимся к другому типу, к мытарю. Это чело­век среднего роста, толстоватый, ноги коротковаты, руки тол­стые, пальцы тоже толстоватые и заостренные, лицо круглое. Пищеварительная система у него прекрасно развита — он любит поесть и попить. «Мне предстоит длинный путь, нуж­но поесть» — так он философствует, и поэтому становится сборщиком налогов: тут попросит, там возьмет и украдет, на­полнит мешок: «Ты уж меня извини, можешь счесть за кра­жу, но мне нужно. Не хочешь дать — возьму силой или ук­раду.» — Я сказал, что у мытаря лицо круглое, подбородок снизу широкий; что бы он ни предпринял — с успехом за­кончит. По возрасту ему лет 40—45. У него черная лохма­тая борода, такие же усы — примета горячего человека. Нос развитый, короткий, толстый, широкий в крыльях — признак хорошей дыхательной системы. Этот человек чувств, импульсивный как ребенок, он всегда готов высказать свою ра­дость. Выпив пол-литра винца, может прыгать и радовать­ся; протрезвев, начинает плакать, что жена у него больна. Слепоочные области у него сильно развиты, уши большие, почти как у Толстого, как у человека, который крадет, бе­рет, но и дает: «Отец и мать крали, ну-ка я теперь дам, облагодетельствую, может мне Бог простит.» — Глаза ко­ричневые или темно-красные — примета естественной мягкос­ти и добродушия, которые ждут лишь своего времени, чтобы проявиться. Голова правильно развита, как у Сократа. У него отлично развиты домашние и общественные чувства, сильное религиозное чувство, отзывчивое чувство милосер­дия. Он правильно понимает жизнь, имеет отличный, лишен­ный софистики ум, сильно развитую совесть, которая ему показывает ошибки, и он не стесняется их признавать и пе­ред Богом, и перед людьми, и перед самим собой. У него нет предвзятых представлений о своем благородстве. В сво­ей религии он ставит в центр образ Доброго Бога, а не свой образ. Он всегда верит, что этот Добрый Бог выве­дет его к свету, больше верит в Него, чем в себя. У него правильная философия: он не сравнивает себя с ниже него стоящими ворами и разбойниками, а говорит: «Господи, ког­да я смотрю на Тебя, на ангелов, на святых — что я есмь? Нужно возвыситься, нужно быть как Ты. Я грешник: деды, прадеды и сам я людьми не стали; я ем, пью, но превра­тился в свинью. Прости, что не могу использовать блага, которые Ты мне дал!» — И что говорит Христос? — «Этот человек, который сознает свои ошибки, имеет возвышенный идеал, и однажды он опередит фарисея.» — Как это может быть? Богатые люди уповают на свою ренту или доходы, не работают, ничего не делают, а только разглагольствуют о политике, об общественной жизни. Другие, кто встает ут­ром рано, работает по десять часов в день, переживают в жизни неудачу за неудачей, но проявляют постоянство и за долгие годы приобретают знания и становятся видными людьми.

 

Среди вас — извините — есть люди обоих типов. Но по­скольку Христос дает два противоположных полюса, я вам говорю: возьмите хорошее и от того, и от другого и создай­те благородный характер, одновременно фарисейский и мытарский, создайте третий тип — тип христианина, нового че­ловека. Вот в чем моя мысль.

 

Вы говорите: «Так или уж я грешен в своей жизни, как я могу быть фарисеем? Ты меня обижаешь!» — Скажу вам истину. Как случится несчастье в жизни, вы говорите: «За что, Господи, это несчастье? Есть другие, которые грешны больше, чем я,» — тогда не оказываетесь ли вы на месте фарисея — человека, который спорит с Господом? Господь вам скажет: «Ты очень праведен, но знаешь ли, сколько безобразий совершили твои деды, с которыми ты одно время дружил? Вот вексель, подписанный много лет назад, — ты должен платить.» — «Но я не помню.» — «Это ничего не зна­чит. В Моей книге записано. Она не лжет.» — Если с вами случится несчастье — благодарите: «Оно невелико». Тог­да вы на месте мытаря, и Христос вам скажет: «Вы войдете в дом Отца.»

 

Вы иной раз осуждаете фарисеев: «Это неискренние лю­ди.» — Но знаете ли, что вы, осуждающие фарисеев, и есть современные фарисеи? Извлеките урок из характера фари­сея из притчи, чтобы не иметь его дурных черт, или, если они у вас есть, искорените их, чтобы не идти путем нега­тивной жизни. От того, что было у ваших деда, бабки, отца, матери, — вам нет никакой пользы. Вы знаете поговорку о гусях, которых везли в город. Гуси кричали прохожему: «Что за безобразие творит наш хозяин! Везет нас как стадо, не знает, что наши прадеды освободили в свое время Рим.» — «А вы что сделали?» — спросил прохожий. — «Ничего.» — «Тогда вы достойны того, чтобы вас варили в горшке.» — Ваш дед, ваш отец были такими высокими, благородными людьми, но вы-то какие? Если ты не имеешь благородного характера — приобрети его. Дед, отец могли оставить тебе капитал, но ты можешь его и потерять.

 

И в религии есть свои фарисеи: «Я — православной церк­ви, я — евангельской церкви, я — католической церкви, я — свободомыслящий». — Я рад, что ты — православный, что ты — евангелист, ты — католик, ты — свободомыслящий, но име­ешь ли ты благородные черты Иисуса? — «Нет» — Тогда ты не православный, не евангелист, ты — никакой. Приобрети эти черты, чтобы быть каким-нибудь. — «А я свободомысля­щий.» — Есть ли в тебе благородные черты честных свобо­домыслящих людей? Под словом «свободомыслящий» я по­нимаю человека, который является другом Истины. Если ты не таков, то ты большой лжец.

 

Часто люди говорят: «Ты отличный человек.» — Люди со­временного общества собираются по три-четыре человека и начинают друг друга хвалить, похваляться благородством, отличиями: «Твое сочинение мы прочли и в восторге.» — Как уйдет человек, начинают: «Какой дурак!» — Уйдет второй, скажут и в его адрес то же. Третий уйдет — и он такой-ся­кой. Когда останется человек один, он, понятно, не скажет о себе ничего плохого. Не обманывайтесь тем, что говорят люди, потому что они в ваш адрес могут сказать много неприятных вещей. Никто не говорит истину. Ваши недруги вам скажут: «Ты разбойник, лжец, негодяй,» — они скорее говорят истину, чем те, кто вам льстит, называет благород­ным. Может быть ты и хорош, но не настолько, не думай, что ты прекрасен.

 

Иной раз идешь распрямившись, размахиваешь руками и тростью, будто разрешил великую задачу Архимеда, думаешь, что другого человека как ты нет. Если ты мытарь, говоришь, себе: «Я буду управлять миром.» — Христос говорит: «Слу­шай, раньше твои деды и прадеды были правителями, и Я помню, в Моих тетрадях написано, что они совершали пре­ступления. Можешь и ты пойти по этому пути, не обманывай себя!»

 

Поэтому в каком бы положении мы ни находились, нуж­но принимать в качестве идеала только Господа Бога. В этом мире мы встретим много горького. Можем встретить друга, который нас любит и скажет нам некоторые вещи, которые верны. Не говорю, что нужно подозревать, что все лгут, нет, но если 100 человек вас похвалят, среди них, мо­жет быть, истину говорят только трое, другие скажут ис­тину или очень грубо, или в очень льстивой форме — две крайности. Истина не в этом, а в срединном пути: возьмите хорошие черты фарисея — его отличный ум, понимание и по­рядок, а от мытаря — его милосердие, глубокую религиоз­ность, внутреннее сознание своих ошибок, — и постарайтесь исправить свою жизнь.

 

И в семье есть эти фарисей и мытарь. Вот муж фари­сей, жена мытарь: муж высокого происхождения, богат, стро­ен, красив — благородный человек, а жена из простого се­мейства, отец и дед ее — люди неученые, простые. Он, как на нее посмотрит, говорит: «Знаешь ли, из какого положе­ния я тебя вывел?» — она тушуется. Нечего делать, стушу­ешься и пойдешь готовить. Каждое движение пальца фари­сея, что не хорошо приготовила, — «такая простая, невоспи­танная жена мне не нужна» — заставляет ее плакать и слу­шаться. — В другом месте жена фарисей, а муж мытаре она происходит из богатой семьи, ее отец возвысил мужа, который прежде был у него подмастерьем: «Разве не знаешь, с каким благоволением я тебя взяла, а ты одеться не умеешь, не знаешь, как галстук повязать, как высморкать­ся.» — Ужасные формалисты эти фарисеи в своих перечисле­ниях! А между тем оба, как один, так и другой, нуждаются в исправлении своей жизни.

 

Христос, говоря, что мытарь более оправдан, чем фари­сей, хочет сказать, что и мытарь не полностью прав, но что в его мыслях о жизни, о Божественном порядке, больше понимания, чем у фарисея. Он хочет сказать, что однажды этот мытарь будет много выше фарисея. Если вы не хо­тите смириться, Господь вас смирит, потому что Он горде­ливых смиряет, а смирных возносит. Гордость и смирение — синонимы этих двоих, фарисея и мытаря.

 

Вы не знаете, что может случиться с вами в будущем; все ваши благородные черты и все ваши деды и прадеды не смогут вас спасти. Как-то в Англии, кажется, в Лондоне, один из самых видных и богатых англичан вошел в свои подзе­мелья и случайно закрыл дверь за собой, оставив ключ снаружи. Обойдя все свое богатство и порадовавшись ему, он захотел выйти, но обнаружил, что заперт. Сидел день, два, три; около него было золото, огромное богатство, но он не мог ни выйти, ни позвать кого-нибудь. В конце концов, он отдал Богу душу в этом месте, оставив такую записку: «Если бы кто-нибудь дал кусочек хлеба, я отдал бы ему половину своего богатства.» — Если когда-нибудь вам случится оказаться запертыми, как тому богачу, в подземелье ваших благородных дедов и прадедов, один кусочек хлеба может вас спасти. Поэтому Христос говорит: «Хлеб может вас спасти, а не те вещи, за которые вы боретесь!»

 

Знаете ли вы, что многие люди умирают так, запертые в самих себе? Отчаявшиеся люди кончают с собой. И кто же? Не мытари, а фарисеи. Поэты, художники, государствен­ные деятели, говорят: «Мир не может нас оценить, не может оценить наши сочинения, произведения, картины,» — и кончают с собой. Эти фарисеи, эти благородно мыслящие люди, с правильными лицами и рыжими бородами, конча­ют самоубийством.

 

В Болгарии у фарисеев нет рыжих бород, я вам опи­сываю еврейских фарисеев, наших описал бы иначе. Хотя они похожи друг на друга, но кое в чем отличаются. Но посколь­ку я говорил не о болгарских, а о еврейских фарисеях, то сделайте выводы сами и ищите эти типы среди болгар. - «Как их искать?» — Примените мою беседу практически в своей жизни.

 

Современные люди проповедуют, что для успеха человеку нужна воля. Воля может быть трех родов: 1) она мо­жет быть своеволием, 2) может быть волей, которая имеет в виду только наши интересы, только интересы нашего народа, или 3) волей, которая имеет в виду интересы и на­шего общества и народа, и человека, и Бога. Эта послед­няя воля, объемлющая все обязанности, которые мы имеем по отношению к этому миру, не допускающая никакой си­лы, которая могла бы отклонить нас от нашего долга, — добрая воля. Воля работать за Славу Божью и за челове­чество, за свой народ, за свой дом и за возвышение своего характера — это воля. Люди говорят: «Нужно иметь благо­родный ум.»— Ум, который понимает свое отношение к Бо­гу, который занят применением в жизни возвышенных мыс­лей — это благородный ум. Вы все имеете зародыши этого. — «Но у меня нос не такой, какой мне хотелось бы иметь.» —Он разовьется.

 

Посмотрите, как маленькие птенцы, у которых еще нет перьев, ждут мать в гнезде, и когда она появляется, откры­вают рты и кричат: «Чирик!» — и хоп! — мать сует им в: рот червяка. И двадцать раз в день «чирик!» — и снова раскрывает рот. Чем больше птенцы просят, тем больше червей по­падает им в рот. И тогда начинают и крылышки расти, и, в конце концов, они начинают летать. Тому же закону долж­ны следовать и вы: открывать рты — молиться. Если вы этого не делаете — вы фарисеи, и Христос вам скажет: «Мир не для вас, Царствие Божие не для вас, будущее не для вас.» — Вот что хочет сказать Христос.

 

Есть люди, которые не любят раскрывать рот, все мол­чат. Понятно, что молчишь, но когда? — Когда разгневан, когда хочешь обидеть человека, когда завидуешь. Но когда радуешься, или когда нужно сказать слово утешения, — открой рот и скажи. Открывать ли рты, воспитывая детей? Это вопрос, который перед вами встает. Вы воспитываете детей как фарисеи: чтобы они не трогали посуду, чтобы не испачкались, даже руки не испачкали — мать вымоет; чтобы отец купил им новые туфли, часы, цепочки. Отец должен стать рабом этого фарисея. Как придет вечером, смотрят на него хмуро: «Живо, хотим того, хотим этого,» — и он тушу­ется. Почему Христос сказал: «Горько вам, книжники и фарисеи?» — И дома, со своими детьми, и в церкви, — всюду мы проявляем эти черты фарисейства и удивляемся, почему Царство Божие не приходит. И еще укоряем: «Мир нику­да не годится общество негодное, священники такие-сякие, учителя плохи, управители плохи.» — А сам? — святой! И ты такой, как те, кого укоряешь. Остановись и оставь это, пото­му что мать пришла. Если скажешь «чирик!» — хоп! — и по­лучишь пищу.

 

Это может казаться вам смешным, но это — великие ис­тины; это мелочи, но нужно извлечь урок из примера. В срав­нении с небесной жизнью мы — голытьба, и Господь посто­янно посылает к нам мать с этими червячками. Приветствуй мать, потому что она несет пищу. Сколько мест она обле­тела, пока нашла одного червячка! Как благодарить Бога, Который каждый день думает о нас и дает нам пищу? Каждое утро и мы должны говорить «чирик» — молиться Ему. Знаете ли, что это значит? Это имеет глубокий смысл. Что содержит это «чирик»? Если бы вы это знали — вы знали бы слова, которыми говорит Небо. Очень короткое слово, но содержательное.

 

И сейчас вы в храме, Христос обращается к вам и вас спрашивает: «Как молитесь — как фарисей или как мытарь? Как выйдете в мир и как начнете работу — как фарисей или как мытарь? И вы из той же грязи. Но Христос хочет сказать нам, чтобы мы не были фарисеями. У меня голова кругом идет от этих фарисеев. Если есть нечто в мире, что меня бес­покоит, так это фарисеи. — «А у такого-то такие-то черты.» — Знаю, но я сначала очищу себя, а уж потом людей. Подож­дем, пока я своих вшей прогоню, а потом пойду к друго­му, а то как бы его не заразить. — «Но мы должны его вос­питывать.» — Начни с воспитания себя. — «Но нужно пропо­ведовать.» — Если начнем преждевременно проповедовать, запутаем людей. — «Выйди и скажи то и се.» — Что скажу? Буду обманывать людей? Когда выйдешь перед людьми, нужно сказать великую истину и словами, и своей жизнью. Вот что подразумевает Христос.

 

Когда мы начнем учить, нужно работать одновременно и словами, и своей жизнью. Мне очень нравятся те совре­менные учителя, которые, преподавая физику или химию, начинают сразу с опытов: вот так получается кислород, вот так происходит то-то. Войдешь в столярную мастер­скую — учитель сразу занимается и теорией и практикой, в швейной — тоже. Христос говорит христианам: «Войдите и возьмите аршин и ножницы.» — Некоторым нужно начать с иглы, а потом уж браться за ножницы. Что это за ножни­цы? — это ваш язык. Когда вы начнете кроить и шить, нет ножниц лучше вашего языка. Когда начнете резать направо и налево, не думая, ваши ножницы не на месте. «Разве не нужно говорить?» — Нужно, но к месту. Потому что если вы говорите не к месту, не думая — испортите материал.

 

Говорю вам это не для того, чтобы вас обескуражить. Не хочу сказать, что вы рождены фарисеями, но у вас есть расположение к фарисейству. У всех оно есть. И нужно до известной степени его иметь. Но когда вы начнете гово­рить: «Господи, благодарю Тебя, что я не как другие,» — это фарисей в вас, и трудно от него освободиться. Он живет в затылке, в темени, в ушах, в голове, в носе, во внутренней стороне глаз. Где еще найдете этого фарисея? — Во всех ва­ших чертах и проявлениях.

 

Итак, сейчас Христос нас спрашивает: «Как правильнее всего принести свою молитву Богу?» — Он имеет в виду мо­литву в широком смысле — в пользу общественной жизни. Некоторые думают, что молитву можно творить только в церкви. Посмотрите, связана ли эта молитва, которую вы творите в церкви, с вашей семейной жизнью, может ли она вам помочь? И церковь ту нужно найти; где она? Учитель, прежде всего, объясняет ученикам элементы, а потом остав­ляет их самих решать задачу, найти соотношения определен­ного закона. В одном месте Писания говорится: «Вы — храм Божий.» — Если мы — храм Божий, как нужно войти в тай­ную комнатку пред Богом? Если мы войдем как фарисеи, Христос скажет: «Вы не достигли своей цели.» — Если вой­дем как мытарь и признаем свои ошибки, и пообещаем, что исправим их, — мы добьемся успеха и услышим ответ Хрис­та: «Ты оправдан, у тебя есть будущее.»

 

Если учитель найдет в тетради много ошибок, ученик не должен говорить: «Как он мелочен — всего три ошибки!» — Учитель может испачкать тетрадку, может зачеркнуть 4—5 слов, и ученик скажет: «Он испортил мою тетрадку.» — Если хочешь быть совершенным, ты должен его благодарить за то, что он обратил твое внимание на эти ошибки, потому что из трех ошибок могут вырасти и другие. Исправь их, не ос­тавляй. Ошибка — как вошь: если ее оставишь, через неделю будет тысяча.

 

Достаточно одной ошибки, чтобы отправить человека к позорному столбу. Достаточно, по тому же закону, одной добродетели, чтобы возвысить вас до Небес и поместить среди ангелов. Дайте условия, и если поступок ошибочен, он вас принизит, а если добродетелен, он вас возвысит.

 

Итак, обращайте внимание как на добродетель, так и на ошибку. Если у человека, который вел порочную жизнь, осталась только одна добродетель, — это веревка, брошенная в бурное море жизни, за которую его можно вытащить, на сушу, если он за нее ухватился. Следовательно, последняя ошибка, которая может остаться, достаточно опасна, чтобы погубить человека, как и последняя добродетель достаточно сильна, чтобы его спасти. И та, и другая могут изменить нашу жизнь. Это закон. И поэтому Христос говорит: «Не будьте небрежны.» — У фарисея были более благородные черты чем у мытаря, он стоял во многих отношениях выше, но у него была последняя ошибка — гордость, которая могла отправить его в ад. Мытарь был большим грешником, но у него оставалась последняя добродетель — смирение, и он сказал: «Я буду работать ради своего спасения,» — и Бог дал Свое благословение, потому что можно было надеяться, что в будущем он исправится.

 

Я спрашиваю вас нынешним утром: где вы? В последней вашей ошибке или в последней добродетели? Если в последней ошибке, я о вас сожалею: берегитесь, вы на опасном месте в жизни. Если в последней добродетели, — вы на хорошем месте, и я вас поздравляю: вы на надежной скале, держитесь за эту последнюю добродетель, и Христос будет с вами.

 

Беседа 5 октября 1914 г. в Софии

 

Фарисей и мытарь

Фарисей и Митар

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты