• Объявления

    • Hristo Vatev

      Вход в форуме   08.05.2017

      Для входа на форум используйте свое отображаемое имя на форуме, например «Ани» или «Hristo Vatev»
Рассвет

1914_03_23 Пшеничное зерно

В теме 1 сообщение

ПШЕНИЧНОЕ ЗЕРНО

23 марта 1914 г., София

 

«Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно;

а если умрет, то принесет много плода»

(Иоанна, 12:24)

 

Пшеничное зерно — символ человеческой души. Оно яв­ляет собой великую историю в развитии природы. Если бы вы могли развернуть лист пшеницы и прочесть ее историю, вы поняли бы всю историю человеческой души. Пшеничное зерно падает в землю и умирает, прорастает, развивается и дает плод. То же происходит и с человеческой душой. Мо­жет быть, пшеничное зерно кажется вам чем-то незаметным, ничего не стоящим — одна шестнадцатитысячная часть ки­лограмма; но в нем есть сила, возможность роста, дух са­моотречения, и этой силой оно питает себя и других. И ког­да вы сидите за едой, совсем не думая о пшеничном зерне, то не знаете, какую радость оно вам приносит, какие мыс­ли в вас питает. Вы не знаете его происхождения. Люди его не ценят, куры тоже; никто его не ценит. Но оно — великая загадка в мире.

 

Что кроется в пшеничном зерне? Оно — символ жизни. Возьмем букву «Ж», с которой начинается болгарское сло­во «жито» (пшеница). Она полностью соответствует пшенич­ному зерну: внизу две ножки — корни, вверху два стебелька. Будучи посеянным, зерно показывает нам, куда нужно стре­миться. Оно говорит, что мы должны стремиться к Тому, от Кого произошли, — к Богу. Для того, чтобы стремиться к Богу, нужно пустить стебельки, зацвести, произвести пи­щу для мира. Зерно говорит: «Помогайте и жертвуйте собой для своих ближних, как я делаю.» — И потому Христос го­ворит: «Я есмь хлеб живой, сошедший с Небес.» — А из чего делается хлеб? Из пшеничного зерна.

 

Современные люди говорят, что их жизнь несчастлива. Все недовольны — и цари, и князья; сверху донизу все че­го-то хотят, а получат — опять недовольны и опять хотят чего-то. А спросите их: почему недовольны? — Хотят боль­шего Но пусть посмотрят на историю пшеничного зерна. Вот сеют его в землю; что сказали бы вы на его месте? Вы бы сказали: «Все кончено, пропал я, сгнил!» — Но у пше­ничного зерна веры больше, чем у нас. Зарытое в почву, оно гниет и разлагается, но сразу понимает язык солнца и, как появятся первые его лучи, говорит: «Я не умру, я вос­кресну и принесу плод для других.» — И в нем зарождается энергия, оно устремляется к солнцу.

 

Колос завязывается, зреет. Но люди не оставляют его: берут серп и срезают. И тут его страдания не кончаются: сжав, его связывают в снопы, нанизывают на вилы и бро­сают в телегу, отвозят на гумно и накладывают один сноп на другой в большие, как горы, стога. Потом прогоняют по пшенице коней и молотилки. Что бы вы подумали на месте пшеничного зерна?

 

И человеческая жизнь проходит по этому пути. Вы спро­сите: "Почему мы должны претерпевать все это?" — Пример пшеничного зерна должен быть для вас уроком.

 

Пройдут молотилки и копыта коня над пшеничным зер­ном; его извлекают и отправляют в амбар. Но мучения его и тут не кончаются. Зерна просеивают: плохие падают вниз, хорошие остаются сверху, их ссыпают в мешки — и на мель­ницу, под два тяжелых камня, чтобы мять и совсем разда­вить. Что бы вы сказали на месте пшеничного зерна? «И это жизнь, и это мир, созданный Господом?!»

 

Но пшеничное зерно имеет великое терпение; оно го­ворит: «Вы еще увидите, какова моя история!» — Берут с мельницы муку и относят в дом, но опять не оставляют зерно в покое: женщина берет сито, просеивает муку, часть отбрасывает, другую сыплет в квашню, кладет дрожжи и замешивает хлеб. Вы на месте пшеничного зерна сказали бы: «Теперь-то уж кончились мои страдания!» — Нет! Как тесто подойдет — в печь его; а когда вынут оттуда — мы увидим прекрасные хлебы. На месте пшеничного зерна вы сказали бы: «Ну уж это — конец моим страданиям!» — Но проходит немного времени, и эти красивые хлебы разламы­вают и начинают есть. Пшеничное зерно таким образом по­падает в желудок, образуются соки, которые питают нас, и что же происходит? В нашем мозгу образуются великие мысли, в нашем сердце — новые желания. Пшеничное зерно одевает наши чувства; оно движет пером писателей и поэтов, смычком скрипача. Вот что дает пшеничное зерно. И если бы оно не прошло всего процесса развития, никогда мы не увидели бы этих прекрасных вещей. Почему? Потому что пшеничное зерно дает нам силы смотреть и видеть.

 

Поэтому Христос говорит: «Я есмь хлеб живой». — А чтобы человек был живым, он должен быть в общении со своей средой, должен погрузиться в нее, чтобы помогать другим и чтобы ему помогали. Как пшеничное зерно отдало себя, так и мы должны собой жертвовать. И не так тяжела эта жертва.

 

Давайте теперь обратимся к истории жизни Христа, к истории еврейского народа. Как вы объясните себе это про­тиворечие: народ тысячи лет ждал своего Спасителя, своего Царя, чтобы Он пришел и дал ему свободу, а когда Он явился, именно еврейские первосвященники и старейшины выступили против Него? Вы скажете, что если бы Христос пришел в наше время, мы поступили бы иначе. Сомневаюсь. Посмотрите, как поступают муж с женой и жена с мужем, и увидите, как вы поступили бы с Христом. Когда Истина приходит в мир, она одета не в праздничные, а в самые скромные одежды, потому и Христос явился среди еврейского народа в простом облике. Вот почему люди не могут постичь Истину. Таковы законы этого мира.

 

Но есть и другой закон, который являет нам солнеч­ный свет. Этот свет, изливающийся на все зародыши и все существа на земле, в человека вселяет радость и веселье, а в иных существах порождает ненависть и злобу. Свет, ко­торый в одних пробуждает доброжелательность, делает дру­гих свирепыми. Свет и тепло заставляют волка думать, где бы найти овцу, чтобы ее съесть; вора — как бы украсть день­ги; а человеку, который стремится делать добро, свет и тепло, помогут найти бедняка, нуждающегося в помощи. Дайте пшеничное зерно курице — у нее вырастут хорошие перья; дайте его свинье — у нее вырастет хорошая щетина; дайте его волку — у него вырастут хорошие зубы и когти; дайте его рыбе — у нее вырастет хорошая чешуя. Каждое существо приспо­сабливает пищу, свет и тепло сообразно своему развитию и пониманию. Нельзя ответить, почему в людях существует зло, почему они предпочитают ненависть — Любви, ложь — Истине. Мы не можем этого объяснить.

 

Многие «почему» остаются без ответа. Болгарское слово «защо» (почему) — вопросительное слово, подразумевающее «я хочу». Почему нужно хотеть? Есть закон, который гово­рит, что нужно стремиться вперед.

 

Христос говорит, что если пшеничное зерно, упав в землю не умрет, то останется одно в этом мире. Что такое одиночество в жизни? Одиночество — самое тяжелое стра­дание, какое только может испытать человек. Умножаться — в этом смысл жизни. Все страдания в мире происходят из-за того, что люди хотят жить сами для себя. Зло всегда рож­дается от желания быть единственным, стать центром мира. А по Божьим законам это немыслимо. Наши мысли и жела­ния терпят крах, потому что мы строим на песке. Мы можем быть счастливыми в мире, только когда живем для Господа. И нужно жить для Него.

 

Объяснение этому можно найти в самой природе. Когда солнце встает утром, оно встает для всех, потому что всех любит. Оно внимательно ко всем существам, поэтому все на­правляют к нему взоры. От него идет та энергия, которая нас воскрешает и возносит. Но говорит ли солнце, что мы долж­ны ему принадлежать? Оно говорит только, чтобы мы поль­зовались его благами; и как оно озаряет мир, так и мы дол­жны распространять свет, просвещение.

 

У нас есть некоторые превратные понятия, которые про­исходят от нашего индивидуализма. Например, вы входите в дом, в котором есть только одно окошко, а находятся в нем 20—30 человек, и вы мм говорите: «Я один хочу смотреть, вы не имеете права.» — И пока вы смотрите на солнце, все остальные лишены света. А вы должны позвать их, чтобы и они видели солнце, показать им, как выйти из дома, чтобы увидеть свет. Поэтому нехорошо человеку держать много людей при себе, потому что все сразу не могут пользоваться солнечным светом и теплом. Нужно сказать людям, чтобы они вышли наружу. Поэтому Иисус говорит: «Кто любит себя, пусть выйдет вон,» — и в другом месте: «Кто любит отца своего и мать свою больше Меня, не достоин Меня.» — И если кто-то один слишком приблизится к окну, он закроет весь горизонт другим. Держитесь на расстоянии 20—30 ша­гов. Так обстоит дело в физическом мире.

 

Этим Иисус хочет сказать, что жизнь не содержится в материальных благах. Они — лишь учебные пособия, вроде учебников, тетрадей, ручек и пр. Не думайте, что Господь приготовил для вас только эти мелочи. Он приготовил для вас великие вещи.

 

Спросите лягушку, как она понимает жизнь. Она ответит: «Хочу, чтобы над болотом, где я живу, летало поболь­ше мух, и чтобы они летали ко мне поближе, чтобы я их хватала.» — Вы видите иногда, как она философски глядит и молчит; это она за мухами следит: как приблизится к ней муха, так она ее схватит. Таково ее понимание жизни.

 

Не думайте, что вы уже на вершине этой лестницы, на вершине развития. От нас до того, к чему мы стремимся, нужно пройти еще много ступенек. Расстояние между людьми и ангелами почти столь же велико, как между голо­вастиком, из которого вырастает лягушка, и человеком. С точки зрения ангелов мы еще лягушата.

 

Некоторые говорят: «Разве не созданы люди по образу и подобию Божьему?» — Но люди еще не обрели этого об­раза и подобия. Посмотрите, что мы делаем! Чтобы ска­зать: «Мы созданы по образу и подобию Божию,» — нужно иметь черты Бога. А каковы Его черты? Это Добродетель. Любовь, Мудрость и Истина. Добродетель исключает зло. Любовь исключает ненависть, Мудрость — безумие, Истина — ложь. Если мы избавились от этого — значит обрели подо­бие Божие; не избавились — мы еще лягушата.

 

Я ничего не имею против лягушки: ей нужно есть мух. Зачем? Я вам скажу. Поскольку муха летает, она живет в более высоком положении, и лягушка, которая тоже хотела бы летать по воздуху, стремится воспринять вибрации мухи, чтобы развить их в себе и взлететь. Зачем волк ест овец? Ему нужно есть овец, чтобы стать кротким, потому что ког­да мы едим хорошую еду, становимся хорошими. Артисты ставили опыт: когда им нужно было сыграть идеальную лю­бовь, они долго питались овечьим мясом, потому что оно предрасполагает к такому чувству. Следовательно, волк име­ет право есть овец, если хочет стать кротким. И непре­менно станет: сейчас волк гораздо более кроток, чем был когда-то. И скажу вам, что когда люди едят овец, это пото­му, что они хотят стать добрыми, а кур едят, потому что хотят стать крылатыми, как ангелы. И вы имеете право есть их. Зло не в еде. Когда запрещают есть определенную пищу, это делают, чтобы не причинять страдание существу, ко­торое употребляют в пищу. Говорю, что можете есть. Иди­те в курятник, и если курица не закудахчет, когда вы ее схватите, — можете ее зарезать и съесть. Если же закудах­чет — оставьте ее — она хочет жить. Следовательно, вы дол­жны спросить их. Спросите, какая овца или курица хочет жить в вас.

 

Христос говорит: «Я есмь хлеб живой, и кто Меня ест, будет иметь жизнь вечную.» — Чтобы понять слова Христа, мы должны очиститься: очистить зрение, очистить и свой ум. Наш ум — прекрасное орудие, если мы знаем, как его упо­требить. Но это и очень опасное оружие, когда мы не умеем им пользоваться. Когда вспахиваете поле, чтобы засеять его, — это ваше право; вы следуете естественному закону. Но если перепахиваете уже засеянное поле — вы делаете глупость. Некоторые люди говорят: «Мы должны мыслить и крити­ковать, потому что наука невозможна без критики.» — Кри­тикуйте, но как? Критика — как хирургия: удалить больной участок тела — понимаю, здесь хирургия полезна. Но уда­лить и здоровый участок — этого я не понимаю. Взять пилу и отпилить ногу — дело нехитрое, но мало кто действительно умеет правильно сделать хирургическую операцию. Чтобы этому научиться, нужно приобщиться к закону Добродетели и Любви.

 

Когда я говорю вам о Любви, не думайте, что я про­поведую учение мира и спокойствия. Человек, который хочет любить, должен пережить самые великие страдания в мире. Кто не страдал, тот не может пережить Божественный прин­цип Любви. Чтобы любить Бога, мы должны быть готовы жертвовать собой, как Бог жертвует Собой за нас.

 

Вы, чтобы Его познать, говорите: «Господи! Дай нам то, что нам нужно! Дай, дай, дай!» — этот крик разносится по всему миру. И никогда деньги не были так дешевы, как сейчас. Каждый из нас сейчас получает плату, в три-четыре раза большую, чем когда-то, и все равно нам этого не хватает. Деньги обесценены, потому что им ничто не соответствует. А нужно бы просить зерна, кукурузы, груш, яблок.

 

Вы говорите: «Господи! Хочу быть красивым, хочу быть богатым!» — Вы хотите присвоить себе много вещей. Но знае­те ли вы, что это несчастье для вас, потому что когда вы станете богатыми, каждый будет думать, как бы причинить вам зло, и, чтобы уберечься, вам нужны будут люди для охраны, как богатым американцам, которые нанимают по три-четыре телохранителя, потому что на каждом шагу их преследуют вымогатели. Нам нужны не богатства, а то главное, что делает жизнь доброй.

 

Мы забыли о развитии своего сердца и, следовательно, должны вернуться к этому основному принципу — развить и облагородить сердце. Мы должны спросить свое сердце, чего оно хочет. Зло гнездится не в уме, а в сердце. Наше сердце развратилось по нашей вине: мы много раз заставляли его как служанку лгать, питать злобу. Господь говорит в Писа­нии: "Сын Мой, дай Мне сердце свое!"— Он знает и видит ошибки людей и не хочет от нас ничего иного, кроме того чтобы мы открыли Ему свое сердце и Он мог войти в него.

 

Вы спросите, как это сделать. — Так же, как мы откры­ваем окно, чтобы свет вошел в комнату. Сказано: «В комна­ту, где есть свет, врач не войдет, болезнь не проникнет,» — или: «Куда свет не входит, оттуда врач не выходит.» — Точ­но так же в то человеческое сердце, в которое вошел Гос­подь, дьявол не проникнет. Господь и есть врач в этом смысле.

 

Когда приходит врач, он говорит: «Ты должен есть по­больше, пить побольше, должен делать то-то и то-то,» — и мы нагружаем, нагружаем себя, пока в конце концов не сломаемся. Мы часто похожи на погонщика верблюдов, пу­тешествующего через пустыню. Верблюд едва нес свой груз, но погонщик, найдя в пути лисью шкуру, погрузил ее сверху на верблюда. От этого спина верблюда переломилась, и весь груз остался в пустыне. Спина верблюда может вынести лишь определенное количество груза. Верблюд — это мы: мы в пути, и если положим на спину больше груза, чем можем нести, то однажды не сдвинемся с места.

 

Когда я так говорю, я не высказываюсь за бедность; я высказываюсь за богатство на трех уровнях: не только фи­зическое, не только умственное, но и духовное. Небу нужны такие богачи, потому что они могут быть щедрыми. И ког­да Христос говорит: «Собирайте сокровища,» — Он имеет в виду такие сокровища. Храните этот ваш капитал на Не­бе, чтобы Бог мог процентами с него кормить бедных людей на земле. Не ангелы создают наше спасение, мы сами дол­жны это сделать. И у нас есть все условия для этого.

 

Нет такого закона, чтобы все были одинаково учены­ми. Пусть каждый знает столько, сколько ему нужно. Кто-то говорит: «Мозг у меня мал.» — Я ему отвечаю: «Если не можешь ухаживать за маленьким конем, как справишься с большим?» — Если у тебя маленькое сердце, и ты не мо­жешь управлять, как станешь управлять другим, большим сердцем с большими желаниями?

 

Что нужно делать? Не думать о будущем, а использо­вать для добра те блага, которые нам дает нынешний день. Он несет все будущие блага. Закон таков, что Бог, дав­ший необходимое на этот день, обеспечит и другие. Не нужно думать о том, что будет с нами в будущем. Будьте спо­койны: есть законы, которые регулируют отношения людей. Если кто-то может причинить нам вред, — это не случайно, это происходит в рамках закона. Однако всякое не­счастье приносит благословение, каждая трудность открывает новый горизонт. Это вы всегда можете проверить, и потому не нужно беспокоиться о несчастьях, которые могут с вами приключиться.

 

Некоторые спрашивают меня о политической жизни Болгарии: что с ней будет? Чудное дело! Что такое случи­лось? Делают Болгарии небольшое растирание — только и всего. Сняли с нее немного груза. Дали ей новый опыт и задачу для разрешения.

 

Мы не хотим додумать внимательно о законах, которые регулируют жизнь, а ищем виноватых. Скажите, кто вино­ват? Виновных сейчас не найдете. Виноват индивидуализм человека. Когда человек хочет стать царем над людьми — он виноват. И тот, кто хочет сбросить царя, тоже виноват. Для нас неважно, кто царь — тот или другой, третий или четвер­тый; все идут по одному и тому же пути.

 

Я не говорю, что человек не должен стремиться стать царем. Но над кем? Над самим собой, над своим умом, над своим сердцем, над своей волей. Как живут ваши поддан­ные: ваши мысли, чувства и желания? Подчинили ли вы их, навели ли в себе порядок? Станьте образцом миру. Ка­ким я буду проповедником, если я говорю людям: «Будь­те щедры,» — а сам скуп; если говорю; «Не крадите,» — а сам краду; если говорю: «Не лгите,» — а сам лгу? Учитель, который учит людей, сам должен быть образцом — должен давать пример. И Иисус, когда сошел учить людей, первый дал им образец; и если мы усвоим Его учение, мир сразу из­менится.

 

В нас скрыта действенная сила, которую мы не умеем использовать, потому что не знаем, как работать. Однажды на дороге вырос терновник и загородил ее; проходили люди, били его палками, но чем больше били, тем больше он вырастал, так что и телеги стали переворачиваться. Все были обескуражены, но пришел человек с лопатой, сказал: «Я покажу вам свое искусство,» — и начал подкапывать куст под корень. Сначала терновник посмеивался и думал: «Столь­ко людей ничего не могли сделать, тебя ли мне бояться?» — Но лопата копала и копала, и терновник наконец сказал: «Этот пройдоха нашел-таки мое слабое место!»

 

Пока вы не начнете работать в себе лопатой, ваш тер­новник будет смеяться над вами и говорить: «Я разрастусь еще больше!» — Это аллегория, которую вы должны понять Кто этот землекоп с лопатой? Подумайте и найдите ответ.

 

Мы должны быть такими, как судья из следующей ис­тории. Во времена гражданской войны в Америке привели к судье двоих — слепого и безногого. Преступление их со­стояло в том, что они воровали яблоки. Садовник схватил их и привел к судье. Но слепой начал говорить: «Я слеп, я не крал яблок, только протянул руку и взял с земли не­сколько паданцев,» — а безногий закричал: «У меня нет ног, не мог я воровать!» — Судья, подумав, сказал: «Посадите безногого на слепого, — и добавил, — тот, у кого есть ноги, добрался до яблони; тот же, у кого нет ног, а есть руки и глаза, брал яблоки.» — И действительно, так их и поймали.

 

Таков и человек; каждый сам состоит из двух существ: одно слепое, другое без ног. Когда Господь их ловит на мес­те преступления, каждый начинает оправдываться: «Не брал, не трогал, нога моя не ступала!» — Но Господь говорит: «Посадите одного на другого,» — и так их судит. Кто это — тот, который без глаз? Человеческий инстинкт. А безногий? Человеческий ум. Оба говорят: «Пойдем-ка наворуем,» — и отправляются красть яблоки, а когда их схватят, один жа­луется: «За что меня бьете?» — и другой вторит: «За что ко­лотите?» — Но виноваты оба.

 

Нам нужна эволюция, нас ожидают большие блага. Но мы должны стать умнее, добрее, должны возмужать, чтобы нам доверили это наследство. Добродетель, Правда, Муд­рость — великие богатства, и если вы будете их иметь — бу­дете здоровы и счастливы.

 

Вы скажете: «Как нам применить это учение в мире?» — От нас не требуют, чтобы мы исправили мир. Мир исправен, в нем все идет в определенном поряд­ке. Известно, почему происходят события, природные или политические, незачем стремиться изменить их течение. Одно лишь необходимо: индивидуальное исправление личности в мире, будь то мужчина или женщина. Когда исправится че­ловек, исправятся и его дети — сыновья и дочери; а когда они исправятся, исправятся и их ближние, и весь мир сам по себе исправится. Какова закваска, таково будет и заква­шенное. Вот принцип, который заложил Христос, и Христос действует, чтобы он осуществился. И как куколка развива­ется, так и мир поднимется и изменится к лучшему.

 

В этом мире — большое беспокойство. Все, кто не мо­жет спрятаться в кокон, опасаются, как проведут зиму, ко­торая приближается. Должна, следовательно, произойти трансформация в нашем уме, в нашем сердце, в нашей воле, и когда она произойдет, мы почувствуем, что в нас есть некая внутренняя сила. Тогда мы войдем в соприкосновение с те­ми высокими существами, которые опередили нас в своем развитии, и которых мы называем святыми. Когда мы со­прикоснемся с ними, наш ум просветлеет, как ученики про­светляются подле своих учителей. Святые — учителя челове­чества, и мы все должны следовать их урокам: они учат мир, как надо жить.

 

«Но, — скажете вы, — где эти учителя, в каком месте? Мы видим их образа в церкви.» — У всякой вещи есть тень, и по тени можно найти предмет. Ваши желания в мире — это тень, ваши стремления — тоже. Вы хотите понять сущ­ность — следуйте закону: от сердца вверх, к уму; мыслите о Боге. Как представить себе Бога? Мы можем представить Его себе как самого доброго, совершенного Человека, в Котором нет никакой злобы, никакой ненависти, Который любит людей, как истинный отец любит своих детей. Таково отношение Бога к нам.

 

Как вы думаете, слушает Он нас сейчас или нет? Он слу­шает, и работает в наших умах. Благорасположение, которое мы имеем каждый день, исходит от Него. Как солнце несет нам каждый день хорошее расположение, так же счастли­выми минутами жизни мы обязаны этому внутреннему солн­цу, его свету.

 

И в духовной жизни есть восход и закат. Солнце духа восходит к зрелому возрасту, доходит до зенита, а к ста­рости заходит, чтобы снова взойти. Господь взойдет в серд­цах и умах многих, но для многих и не взойдет. Те, в ком Господь взойдет, почувствуют радость и веселье, а те, для кого не взойдет, скажут: «Для нас жизнь — это несчастье, скорбь, страдание.» — Они должны подождать. Почему? По­тому что нет в их жизни условий для восхода, потому что, если восход будет преждевременным, это будет несчастьем для них. Сейчас им лучше отдохнуть. Я не говорю, что они умрут, нет. Я вам рассказываю, каков закон.

 

Когда говорят про закат, все думают о смерти. Что такое смерть? Это предположение. Чтобы иметь возможность сказать, что такое смерть, каждый из вас должен был бы умереть, а сейчас вы только воображаете, что это такое.

 

В одном рассказе Лев Толстой говорит о том, что встре­тил однажды 85-летнего монаха с белой бородой и спросил его: «Что тебя заставило стать монахом?» — И монах корот­ко рассказал свою историю так: «Я из княжеской семьи. Когда мне было между 21 и 25 годами, отец и мать хотели меня женить на одной княжне. В это время я впал в ле­таргический сон; пришли врачи, пощупали пульс, констати­ровали, что сердце остановилось, — и велели меня хоронить. Я сказал себе: «Так это смерть?» — и не мог дать знак, что жив. Приходит невеста со своим отцом, и я слышу, как он велит ей поплакать: «Чтобы люди сказали, что ты любила его.» — «Никогда я его не любила, а люблю его бо­гатства,»— ответила она. И я сказал себе: «Если Господь вернет меня в мир, буду жить другой жизнью».

 

Как тяжело быть живым и не иметь возможности ска­зать, что жив; видеть, что люди плачут, и не мочь сказать, что жив! И сколько душ так зарыто! Нет ничего тяжелее, чем быть зарытым заживо. Самое большое несчастье, когда ос­таешься дни и месяцы в земле и не можешь освободиться от тела; это самая тяжкая тюрьма — ад! Если бы вы были чисты, знали бы, когда душа покинула тело, и никогда не испытывали бы таких страданий. Как только скажет врач, что больной умер, люди сразу говорят: «Унесите его,» — делают красивый гроб и с песнями и музыкой относят по­койника в могилу. Куда же делась их любовь? Такова лю­бовь ближних и общества!

 

Кто-то говорит: «Я вас люблю.» — Как? Как кошка любит мышку или волк овцу? И это тоже любовь. Но это такая любовь, от которой мир страдает. А любовь, которая нужна миру, — это любить других и помогать им, чтобы и они были счастливы, как мы. И поэтому Христос сказал: «Тот, кто в Меня верит, будет делать то, что Я делаю; и кто Меня любит, того Отец Мой возлюбит, и придет, и жи­лище в нем сотворит.»

 

Вы говорите: «Что будет с Болгарией?» — Я вас спра­шиваю: «Что будет с вами?» — Вы не знаете, что дьявол забрал все, чем вы владели, продал даже кожу вашу, а спрашиваете, что будет с Болгарией. Болгария — это вы. Молитесь, чтобы Господь помог вам прогнать этого не­званого гостя, чтобы вы сберегли то, что у вас есть: свой ум и свое сердце.

 

Дьявол — виновник страданий. Но вы не должны на него сердиться. Я его хвалю за одно — он очень старателен и не отчаивается: прогоните его через одну дверь — он вой­дет в другую, не получится одним способом — ищет другой, третий, четвертый. И господь говорит: «Возьмите с него пример: он учитель людей, учит их и всех научит; лжет вам, лжет, и в конце концов вы скажете: «Мы узнали твою ложь, и теперь не можешь нас обмануть.»

 

Один человек сказал своему приятелю: «Мою обезьяну не обманешь.» Пришел приятель к его обезьяне и при­творился спящим, закрыла глаза и обезьяна, а тот взял деньги; вернулся хозяин и крепко побил обезьяну. В сле­дующий раз обезьяна хорошо смотрела, не жмурилась, по­тому что знала, что есть палка. После опыта, который мы получаем в мире, после страданий, когда дьявол придет, мы скажем ему: «Мои глаза открыты.»

 

Когда будете страдать, говорите себе: «Я еще не про­шел весь путь пшеничного зерна,» — и когда ваши мысли и ваше сердце преобразятся и станут прекрасными, тогда вы обретете образ и подобие Божие, тогда Бог вас воскресит, как солнце оживляет посеянное пшеничное зерно.

 

 

Пшеничное зерно

Пшеничное зерно

Пшеничное зерно

 

Житното зърно

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты