• Объявления

    • Hristo Vatev

      Вход в форуме   08.05.2017

      Для входа на форум используйте свое отображаемое имя на форуме, например «Ани» или «Hristo Vatev»
Рассвет

1914_03_16 Се, человек

В теме 1 сообщение

СЕ ЧЕЛОВЕК

16 марта 1914 года, София

 

"Тогда вышел Иисус в терновом венце и багрянице.

И сказал им Пилат: «Се человек!»

(Иоанн, 19:5)

 

Под словом «человек» в болгарском языке понимается существо, которое живет целый век. Однако в первообразном языке, на котором написана эта фраза, слово «человек» имеет другое значение; оно значит — Иисус, Человек, Который сходит на землю, Брат страждущих.

 

Что нужно понимать под этими словами? Могут ли о нас, когда мы выйдем перед миром, люди сказать: «Се человек»? Чтобы быть достойным этого имени, человеку нужны четыре вещи: он должен быть богатым, сильным, обладать знаниями и добродетелями.

 

Вы скажете: при чем тут богатство? Богатство — это почва, условия, в которых может развиваться человек; это почва, в которой развивается сила. Сила дает тепло и свет, которые влияют на рост, на развитие. Знания — это метод, с помощью которого нужно понимать и регулировать свою жизнь. Добродетель же — цель, к которой надо стремиться.

 

Люди часто задают вопрос: «Что нам делать?» — Посейте пшеничное зерно, и оно вам покажет, что нужно делать. Вы спросите: как? Полейте его, и солнечные лучи определят, куда стремится пшеничное зерно: в одном направлении — к солнцу, источнику жизни. И нам, как пшеничному зерну, нужно расти, стремиться к Богу.

 

Но кто-нибудь спросит: "Достигнет ли зерно, когда вырастет, солнца? Ведь я хочу найти Бога!" — Тебе не надо знать, где Бог, нужно только стремиться к Нему. Зерно поняло, что такое солнце, и обрело то, чего хотело. Этот закон справедлив и для нас, и мы должны прийти к тому же результату. Нужно, чтобы нас посеяли, в нашей жизни непременно будут трудности, которые составят маленькие, но необходимые препятствия, как и пшеничному зерну нужно определенное давление, и тогда начинается процесс роста — знание. А когда завяжется плод — это уже добродетель.

 

Итак, нас надо посеять, набросать на нас немного земли, чтобы создалось некоторое давление; после этого мы должны тянуться вверх и приобретать знание; а это знание, выросшее до известной степени, превратится однажды в плод — пшеничное зерно. И после этого Господин пошлет жать пшеницу, и потом отделит годное от негодного, зерно от плевел. Мы рождаемся — это всходы; потом мы растем, развиваемся, умираем, и нас закапывают в могилу — это молотьба, и с гумна Господь соберет то, что Ему нужно. Есть амбар и есть сеновал: солому положат на сеновал, а зерно — в амбар.

 

Я прочел вам 19 главу Евангелия от Иоанна, чтобы вы увидели четыре вещи, которые Христос нес на кресте — четыре вещи, которым и мы должны научиться. Добродетель соответствует голове (которая не была прикована); с левой стороны — знание, с правой — сила, внизу у ног — богатство, — и мы получаем распятого человека. То есть когда мы прикуем богатство, силу и знание, их соки поднимутся к голове — добродетели.

 

Когда Господь хочет сделать человека добрым, Он приковывает его к кресту, — заковывает его богатство, силу, знание. А что значит приковать? — Его кладут в сейф, чтобы никто его не взял, никто не пользовался, потому что Господь им распорядится. Он говорит: «Когда Я работаю, ты будь спокоен.» — И поскольку человек не хочет оставаться в покое, Господь говорит: «Закуйте его, чтобы он сохранял покой, а Я буду работать...» — И когда нас прикуют к этому кресту, не нужно плакать, потому что это Господь работает тогда для нас. Несчастен тот, кто не прикован к кресту. (Это, конечно, аллегория). Кто хочет, чтобы Господь им занимался, должен пройти через этот процесс развития.

 

Вступая в этот процесс развития, непременно нужно иметь веру, непоколебимую веру в общий Божий план, промышляющий о всех тварях, которых Бог создал. Не нужно сомневаться в Боге, потому что Он совершенен, всесилен. Не говорит ли Иисус в одном месте: «Невозможное для человека для Бога возможно»? — Божьи пути неисповедимы. Не следует допускать мысли, что можно эти пути исказить или им воспрепятствовать: это невозможно.

 

И когда мы призваны и отправились в Божий путь, надо иметь такую же простую веру, как у детей, и избегать ошибки, о которой говорится в следующем рассказе. В Англии один великий художник хотел написать картину, изображающую крайнюю бедность. Дни и месяцы он ходил по Лондону чтобы найти подходящую модель. В конце концов нашел оборванного ребенка, который пришелся ему по сердцу, и сказал себе: «Вот кто послужит моделью для моей картины.» — Художник подошел к мальчику, дал ему свою визитную карточку с адресом и сказал: «Приходи ко мне через четыре дня, я хочу тебе кое-что сказать». — Мальчик, увидев хорошо одетого человека, подумал: «Как я пойду к нему таким оборванцем?» — и отправился к знакомым, чтобы приодеться и предстать в таком виде, в каком предстают перед царями. Достал одежду, переоделся и пошел к живописцу. «Кто ты?» — спросил его художник. — «Такой-то.» — «Убирайся! Если бы мне были нужны такие разодетые — я нашел бы тысячи. Ты был мне нужен таким, каким я тебя тогда видел.»

 

И мы, когда Небо нас призывает на работу, хотим приодеться. Однако сила не в нашей одежде, шапках, рукавицах и башмаках, не в воротниках, галстуках и дорогих часах — все это не так важно; сила в нашем уме, в нашем сердце, в благородных порывах и стремлении делать добро. Если у нас есть это, — другое придет само собой, в свое время. Разве нужно, отправляясь на Небо, брать с собой одежду отсюда? Господь, призывая нас на Небо, раздевает нас здесь. Он не нуждается в нашем тряпье, а говорит: «Принесите его как есть». — Когда кто-то умирает, мы отворачиваемся от него; даже и те, кто его любил, говорят: «Унесите его поскорей!» — Где же тогда их любовь? Но Господь не отворачивается, а говорит: «Принесите его, Мне он нужен таким, какой есть». — И когда нас зарывают в могилу и оставляют, что делает Господь? Неправильно думать, что умершие-де освобождаются. Он начинает говорить с ними, спрашивает: «Ну что, понял ли ты жизнь? Понял ли смысл жизни, которую Я тебе дал?» — Так Господь рисует Свою великую картину, так зарождается этот процесс. Люди, проводив человека, начинают плакать и вспоминать все его добродетели — они видят Божью картину.

 

Мы должны претерпеть страдания, которые к нам приходят, и извлечь из них урок. Иисус Своими земными страданиями хотел нам показать пример того, что нужно подчиниться этому Божественному процессу. В одном месте Он говорит: «Разве Я не имею власти попросить Отца Моего послать тысячи ангелов и Меня спасти? Но если Я не исполню того, для чего пришел, как возвысятся люди?» —Да и сам Он хотел возвыситься.

 

Вы живете на земле, однажды к вам придут бури, трудности и, может быть, вас ждет и крестный час, но когда придет этот час, вы нисколько не должны считать его несчастьем, потому что там, где нет страдания, нет и обогащения, там, где есть скорби, есть и радости; где есть смерть, есть и воскресение. И тот, кто не хочет участвовать в страданиях человечества, ничего не приобретет.

 

Да и что такое страдания? — Следствие ошибок, совершенных некогда нами по неумению. Именно эти ошибки исправляются в процессе страдания. Этот процесс — метод, чтобы приспособиться и достичь тех высших, восходящих вибраций, которые нас ожидают на Небе. Нужно перенести сто скорбей, чтобы вынести одну Божественную радость. Только тогда мы оценим как следует эту радость и удержим ее. И ради этого Господь начинает со страданий, чтобы нас закалить, — как кузнец закаливает железо, чтобы сделать его пригодным для работы: чтобы мы выдержали радость, которая придет потом.

 

Каждый из нас нужен, очень нужен Господу. Для мира вы, может быть, ничто, нуль, однако для Бога вы — важная единица. Лишь Господь, Который послал вас на землю, ценит ваши страдания, и, следовательно, не нужно беспокоиться, что мир о вас думает. Тот, Кто вас послал, думает о вас, вы для Него ценны. Для вас важно иметь одобрение Бога. Если Господь с вами, — вы будете красивы, а мир любит красивое; если Он с вами, вы будете богаты, сильны, добры, а добро всегда в почете.

 

Я говорю вам о Боге не как о существе отвлеченном, распыленном, как думают философы, в пространстве, и существующем неизвестно где. Я проповедую Господа, Который думает о нас, наблюдает наши поступки, исправляет, поправляет, наказывает, одевает, раздевает, — заставляет нас рождаться и умирать.

 

Что такое смерть? Господь подсчитывает, видит, что вы много потеряете, и сокращает процесс вашей жизни: «Чтобы он не наделал еще больше долгов, заберите у него капитал, который Я ему дал, времена сейчас неблагоприятные, оставьте до другого времени, а его приведите ко Мне». — И при этом мы думаем, что мир нас забыл. Но если мир нас забыл, Господь думает о нас. А мир обязательно должен нас забыть. Девушка никогда не сможет выйти замуж, если любит всех юношей; она должна выбрать одного и сказать: «Вот мой мир!» — Это и в жизни так. У вас должен быть только один Господь. Есть много богов в мире, которые хотят вас прибрать к себе, но вы должны найти своего Бога, с Которым вы можете жить, развиваться, богатеть.

 

Писание говорит: «Бог не только на Небе, он живет в сердцах смиренных.» — Следовательно, первое качество, которое вы должны приобрести, чтобы Он мог жить в вас, — смирение. Но это не смирение овцы: побьют вас, или сломают ногу, а вы говорите: «Ничего не поделаешь!» — Это не смирение, сказать, когда у вас отберут все богатства: «Мы смирились.» — Смирение — имея все: богатство, силу, знания, добродетели, — осознать все это и сказать: «Господи! Все, что у меня есть, в Твоем распоряжении.» — А сейчас все проповедуют Евангелие и мир исправляют, но только прикоснется Господь к их переполненным кошелькам, кричат: «Э, нет, сюда нельзя! Половину еще дам, а все — нет!» Как дойдет до силы, говорят: «Не дам Тебе распоряжаться всей моей силой.» — Однако когда мы оказываемся в нужде, мы просим и молим Его направить нас и помочь. Такое человеческое понимание жизни преобладает во всех философских рассуждениях в течение тысячелетий. И наши несчастья идут только от этого. А Иисус Своей жизнью хочет показать нам путь.

 

Многие думают, что, став христианами, они должны оставить мир. Вы можете отказаться от своих домов, богатства, жен, детей и при всем том думать о них. Можете уйти в какой-нибудь уединенный монастырь и все думать: «Что там с моей женой, детьми, с моим домом?» — А это значит, что вы не отказались от них, что вы не свободны. Отказаться от чего-то значит не забыть, а оставить людей свободными: дать жене поступать как она знает, дать сыну поступать, как он знает. Отказаться от мира — значит оставить его, не мешать ему; пусть идет своим путем. Можем ли мы остановить течение реки? Нужно дать ей течь своим путем; мы можем только одно — пользоваться ею. Так же мы не можем остановить жизнь; нужно лишь пользоваться происходящим. И Иисус ясно и положительно нам говорит: «Горько вам, если Меня не любите!» — Нет! Господь никогда не хочет насильно жертвы от нас.

 

Люди говорят: «Почему Господь, будучи всемогущим, не исправит мир?» — «Как его исправить? — «У того, кто лжет, пусть отсохнет язык; у того, кто крадет, пусть отсохнет рука.» — Но тогда у нас будет мир сплошь из немых и увечных. Как вы думаете, будет ли нам приятен мир, состоящий из калек? Господь же управляет противоположным образом, другим путем, и говорит, что тот, кто хочет быть господином, должен стать слугой. Этот процесс состоит в следующем. Сильные люди обычно хотят, чтобы все реки вливались в их реку; однако добро состоит в противоположном: Господь разливается в малые речки и, вместо того чтобы управлять ими, дает им самим собой управлять.

 

Можете поставить маленький опыт в своем доме. Оставьте желание управлять. Поставьте себе задачу стать слугой — стать слугой ради Господа. И тогда вы сойдете на место Господа. Вы ищете Господа на Небе, но Он не там. Когда вы вздыхаете и страдаете, Он в вас. И в том, что люди называют ростом, прогрессом — в этом процессе и работает Господь. Он — лучший работник.

 

Некоторые люди жалуются: «Почему Бог не видит наших страданий?» — Но Он говорит: «У Меня нет времени; Я занят вашими делами, вашими более важными делами; когда останется время, займусь вашими внешними мелкими недоразумениями». — Это не аллегория, это действительность. Есть один стих в Писании, в котором Господь говорит: «Я был для Израиля как нагруженная повозка, в которую люди постоянно все кладут.» — Но страдания, которые мы здесь испытываем, — это страдания Господа; Он страдает и плачет в нас. Мы говорим: «Я плачу, скорбит моя душа.» — Но когда мы скажем: «Господи, прости! Я Тебе причинил столько страданий нечистыми мыслями и поступками,» — тогда мы станем на тот истинный путь, который нас избавит от современного зла.

 

И, наконец, мы должны дать нашему Господу укрепиться в нас. Мы Его связали веревками и приковали. Нужно Его положить и оставить спокойно в гробу, и Он тогда воскреснет и нас освободит. И будьте уверены в одном: путь Ему затрудняем мы, люди; дьяволы не мешают пути Господнему. Установив закон свободы, Он не может, не хочет изменить этот закон, и пока мы не придем к сознательному, добровольному послушанию, Он нас не спасет.

 

Глубоко в нас должно проникнуть желание стать подобными Ему. Тогда наши богатства, силу, добродетели мы употребим для возвышения — кого? — наших братьев, наших ближних. Каждый из вас должен искать и ценить души своих братьев, а не их тела. И могу вам сказать, что Иисус, придя сюда, и сейчас не покинул землю. Он живет среди людей, работает среди них и должен ныне воскреснуть в нас.

 

Нужно иметь веру, но не ту веру и не тот страх, что у евреев, которые говорили: «Нет у нас другого царя, кроме кесаря,» — а когда этот кесарь через несколько лет разорил Иерусалим и разрушил их храм, они от него отказались. И сейчас человек может сказать: «Кесарь мой царь,» — но последствия будут те же.

 

Вернусь к своей мысли. Сперва мы должны жить в этом мире, чтобы подготовиться: мы не может жить на Небе, потому что там свет и тепло слишком сильны. Как садовник, пересаживая сосны, взятые с высокого места, делает разные привои, пока они не приспособятся, так и Небесный Отец не может взять нас отсюда прямо в райский сад. Даже наша школьная система так устроена: начальная школа, потом средняя, потом университет, и после этого человек выходит в мир. Таковы методы культуры, и тот, кто хочет идти вперед, должен приспособиться к ним.

 

Христианин в моем понимании не должен быть глупым и говорить: «Как Бог даст.» — Вспахав поле, вы сеете пшеницу, потому что если не посеете, что даст Господь? Бурьян и колючки. Обработайте виноградник, засадите его, и он будет плодоносить. И какую лозу посадите, такой плод она даст, — если посадите плохой сорт, даст вам кислятину. Господь дал вашему ребенку хороший ум, но чем вы его засеяли — теми ли семенами, которые дадут добрый плод?

 

Мы хотим быть добродетельными, сильными, богатыми; можем иметь и добродетель, и силу, и богатство, и нужно их иметь. Условия, при которых они живут и могут развиваться, таковы: Божье семя, Божий Закон и Божье равновесие. Равновесие — это добродетель, закон — это знание, условия — это сила, семя — это богатство.

 

Но вы спросите меня: «Как нам найти Господа?» — Очень просто. Один человек захотел пошутить, подразнить другого, который говорил: «Мы в саду, здесь много прекрасных яблок.» — «Ничего не вижу!» — отвечал ему шутник, закрыв глаза. Приятель влепил ему затрещину, тот сразу прозрел и увидел. Так и Господь иногда отвешивает нам затрещины, и мы начинаем видеть. Те из вас, у кого глаза закрыты, пусть захотят, чтобы они открылись.

 

Современный мир спорит и рассуждает: «Где Господь?» — Он в деревьях, и в камнях, и в земле.» — Однако, когда приходит несчастье, каждый обращается вверх и видит, что Он там, и вопиет: «Господи!» — Так что несчастья — это затрещины, которыми награждает нас Господь, говоря: «Я вас создал, чтобы вы смотрели, а не стояли с закрытыми глазами.» — И мы, чтобы возвыситься, должны обрести состояние детей: искать и быть восприимчивыми.

 

Сейчас скажу вам вот еще что. Каким методом нам работать? Отныне мы должны быть всегда связаны умственно и сердечно со всеми людьми на земле, потому что спасение — в наших общих молитвах: «Соединение дает силу.» — А когда умы и сердца людей соединятся, тогда наступит Царство Божие на земле. He нужно искать недостатки у друга, которого мы действительно любим; у него, как и у нас, они могут быть. Недостатки — это внешняя одежда, в которую одет человек. Но душа человека чиста, она не может испортиться, не может разрушиться. Вашу Божественную душу никто не в состоянии развратить. Она может испачкаться снаружи, но не изнутри, потому что в ней обитает Бог. А немыслимо, чтобы разрушилось то, что Бог хранит.

 

Мы можем подчиняться миру, и Иисус ответил Пилату, который Ему говорил: «Я имею власть Тебя распять,» — «Подчинюсь Тому, Кто дал тебе эту власть, но Моя душа свободна.» — Нужно подчиниться временным страданиям: мы не можем их понять, но, когда умрем и воскреснем, — поймем, зачем они были.

 

До сих пор все дрожали от страха в жизни. А это не жизнь. Жизнь — когда человек исполнен благородных чувств. Счастлив тот, кто радуется, что смог бескорыстно сделать добро.

 

Кто-нибудь вам досадил — вы перестаете снимать перед ним шляпу, не здороваетесь с ним за руку, или здороваетесь, но так, что это не рукопожатие; снимаете шляпу, но без уважения. И обычно вы снимаете шляпу перед старшим, но этим хотите ему сказать: «А не повысишь ли ты меня?» — Есть в море рыба-дьявол, которая, кого ни встретит на пути — с каждым здоровается. И человек хватает кого-то за руку. Зачем? Эти дьявольские пальцы на человеческой руке многое говорят. Например, мизинец говорит: «Можешь дать мне денег? Мне надо торговлей заняться. Я разорился, меня ограбили, не можешь ли ты мне помочь?» Безымянный говорит: «Я хочу артистической славы, хочу знаний.» — Средний: «Я хочу прав и привилегий.» — Указательный: «Мне нужны почет и уважение,» — большой: «Я хочу силы и умения». — Тот, с кем поздоровались, если сможет и захочет, даст вам это. И вы вдвоем, втроем составляете сообщество, но не находите того, что ищете.

 

И в конце концов приходит Иисус и говорит: «Я могу вам дать то, что вы ищете, — богатство, силу, знания, доброту. Нет никого из вас, кто оставил бы отца своего и мать свою ради Меня и не получил бы стократно будущей жизни.» — Вот Человек, Который может подать нам руку, Который может дать нам и богатство, и силу, и знания, и доброту. Но люди сказали: «Прочь Его, распните Его!» — на что Пилат им заметил: «Вы Его теряете».

 

Иисус и сегодня стоит перед вами, и я вам говорю: Вот Человек, Которого вы ищете, Который один лишь может внести спокойствие в ваши сердца, дать вам ум, дать вам здоровье, общественное положение, возвысить вас, показать вам путь, чтобы ум ваш прояснился. Но вы в своем сомнении говорите: «Покажите Его нам, дайте нам Его увидеть!»

 

Я вам приведу одно сравнение. Показался вечером вдалеке человек с маленькой свечкой, и я вам говорю: «Вот человек, который несет вам свет.» — Но вы видите свечу, человека же не видите, а увидите его — когда? — когда взойдет солнце. Ищите сами тот свет, который несет Человек, этот свет вам поможет найти путь, по которому нужно идти.

 

Вот вам другое сравнение, более ясное. Представьте себе, что я ввожу вас в богатую, но темную гостиную и говорю: «В этой комнате — чудные украшения, огромные богатства, там в углу есть то-то, а в другом углу — то-то и то-то.» — «Может быть, кто знает, ничего не видно,» — возражаете вы. Когда я принесу маленькую свечу, близкие предметы начнут вырисовываться, принесу еще одну — предметы очерчиваются яснее; чем больше свечей, тем светлее в комнате. Если зажечь электрическую лампу — предметы станут ясно зримы. А при дневном свете станет видно все.

 

Мир — как эта комната, и каждому из нас надо быть носителем света, нести по свече; и когда мы все войдем со своими свечами и поставим их рядом, то света прибавится, и мы многое увидим. Ваш мозг — это свеча. Я не люблю людей, несущих погасшие свечи, люблю только тех, кто несет зажженные свечи, как в страстную пятницу. Каждый из нас сам должен быть зажженной свечой. Преданный, любящий, добрый человек — это зажженная свеча. И большая ошибка для человека — быть погасшей свечой.

 

Вы спрашиваете: что делать? Нужно молиться друг за друга, посылать хорошие мысли своим друзьям, молиться за них, просить для них благословения, и Господь, благословив их, благословит и вас.

 

«А зачем молиться?» — Летом 1899 года в Новопазарском округе была большая засуха, окрестные турки из 39 деевень собрались и молились о дожде, и дождь пошел. Болгары же говорили: «Бог, послав им дождь, пошлет и нам,» — однако над их деревнями дождя не было, и коровы их ото­щали от голода.

 

Когда люди молятся, молись и ты: и ты должен подать прошение. Господь не оставит для тебя отдельной графы, если ты не молишься. Молитва обладает великой силой, и современные люди должны быть людьми молитвы: молит­вой подготовим свой ум и свое сердце. И не о себе надо мо­литься: это эгоизм.

 

Я не хочу заниматься умами людей, мое желание — за­ниматься их сердцами, потому что все зло таится в сердцах. Да и сам Господь говорит: «Сыне мой, дай Мне сердце свое». — Нам надо начать сейчас уборку, как перед Пасхой, — открыть окна, вымыть пол. Все мы стонем под бременем об­щей дисгармонии, муж и жена не могут договориться — делят дом, делят деньги; жена недовольна, что деньги у мужа. У кого деньги, у мужа, или у жены — это безразлич­но. Договоритесь, кто будет кассиром. Спорят, кто важнее в доме, кому петь — петуху или курице. Что за петухи и куры? Не это важно в жизни! Я сказал: другое важно.

 

Иисус уже пришел и работает, и, когда свет приходит, это происходит постепенно, тихо, без шума. Он не придет как молния, как некоторые ждут. И такое может произойти, но это не Иисус. Когда пророк Илия ушел в пустыню и предался посту и молитве, и когда пришла буря и огонь, а Илия закрыл глаза, Бог был не в буре и огне, а в тихом го­лосе, который говорил с ним. Господь — не в ваших стра­даниях, не в вашей силе, не в ваших знаниях. Где Он? — В Любви. Если любите — Он в вас. Если не любите — Его нет.

 

И вы должны любить — это закон. Мы не любим, а ждем, чтобы люди нас любили! Это значит — сидеть перед печкой и ждать, чтобы кто-то нам принес дров, чтобы со­греться. Мы, мы сами должны иметь топливо, которым мо­гут пользоваться и другие.

 

Мы, — те, кто следует за Иисусом, Который дал нам до­статочно сил, — должны, наконец, позволить Ему войти в нас. Вот, я оставляю вам этого Человека. Примете ли вы Его или распнете, впустите Его или скажете: «Не хотим Его,» — вот вопрос, который вы должны решить. Если скажете: «Впусти­те Его, Он — наш Господь,» — вы решили задачу, и придет благословение. И тогда исполнятся слова Писания: «Я и Отец Мой придем и жилище в вас сотворим.» — И тогда свет будет в нас, и все мы примиримся.

 

 

Се человек

Се, человек

Се, человек

Ето човекът

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты