• Объявления

    • Hristo Vatev

      Вход в форуме   08.05.2017

      Для входа на форум используйте свое отображаемое имя на форуме, например «Ани» или «Hristo Vatev»
Рассвет

1914_12_07 Учители

В теме 1 сообщение

УЧИТЕЛИ

 

А вы не называйтесь учителями: ибо один у вас Учитель, Христос;

вы же все — братья (Матфея, 23:8)

 

Христос понимал эти слова несколько иначе, чем пони­мают их сейчас в обществе. С чисто органической точки зре­ния в мире есть несколько институтов, которые Божествен­ны. Один из них — это отец и мать. Это первый институт на Земле. Нет более благородного и светлого учреждения, чем дом; и нет более высокого звания, чем звание отца и мате­ри. Действительно, на земле много отцов и матерей, но по существу это отчимы и мачехи. В отношении органического мира отец и мать играют важную роль: своей кровью они передают детям качество своих душ. Воспитание детей обус­лавливается качествами, которые мать вкладывает в ребен­ка в самом нежном возрасте.

 

Под словом «кровь» я понимаю не обыкновенную кровь, а ту, которая во всех случаях жизни остается неизменной. Я не буду останавливаться на объяснении различия между этими двумя видами крови. Могу сказать только, что эта кровь непреходяща, неизменяема; она — как эссенция розо­вого масла, которая всплывает над водой, и которая по су­ществу и имеет цену. Благородные зародыши, которые мать вкладывает в кровь ребенка — это ценная эссенция, кото­рая потом разливается и разносит свое благоухание среди окружающих. Если не вложить вовремя эту эссенцию в ре­бенка, потом ничего нельзя в него вложить и в нем посеять.

 

То, что современные люди называют «воспитанием» — это дрессировка. В материнском воспитании процесс проис­ходит в корне; оттуда он преобразует и изменят ум и серд­це. В дрессировке же есть только внешняя полировка. Вы можете выдрессировать обезьяну или голубя, но как только вы вернете их в естественное положение, они сразу заживут своей первоначальной жизнью. В Соединенных Штатах пра­вительство попробовало отпустить огромные суммы на воспитание местных индейцев; некоторые из них заканчивали разные колледжи и университеты, но как только они воз­вращались в свой народ, — забывали то, чему учились, и сразу же дичали. Только в тех из них, кто обращался в хри­стианство и его усваивал, происходила некоторая перемена. Такое же положение Учителя по отношению к духовной жизни человека. Быть Учителем — значит родить кого-то. Христос не говорит «не учительствуй», а говорит: «Не бери звания Учителя, если не готов к нему», — то есть не назы­вайся матерью, если больна, потому что такая мать родит хилого ребенка. Если у матери есть какие-то органические, умственные и душевные слабости, ребенок будет таким же. Может ли, например, современный учитель научить сво­их учеников, как соединять кислород с водородом, если он сам не понимает свойств этих элементов? Он может осуще­ствить ряд опытов, однако если он не знает свойств этих элементов, они ему не подчинятся. Он еще не хозяин им. Или кто-то может многое знать о вращении небесных тел в пространстве, но если его попросить определить их движе­ние математически, с точностью до одного метра, а не сотен тысяч метров или километров, — он не сможет установить это точно. Каждый может это вычислить, но вычисления не будут точными. Если разница будет в несколько сантимет­ров или миллиметров — понимаю, но если в километры — не понимаю. Это уже гипотезы, предположения.

 

Часто вы говорите: «Почему что-то не случилось так, как мы думали?» — Кто виноват, что вы ошибочно вычис­ляете? Все люди ошибаются. Вы хотите построить дом; зовете архитектора, чтобы он начертил план и вычислил не­обходимое количество камней, дерева, железа, гвоздей, песка и др. Потом покупаете необходимые материалы. Однако если вы не создадите точно необходимые сочетания, ваша постройка рухнет, и вы пострадаете под ее развалинами.

 

Объясню свою мысль анекдотом из болгарской жизни. Это случилось давно, еще в начале Освобождения. Один болгарин, юноша из южней части Балканского полуостро­ва, из-под Солуна, работал вместе со своим отцом-садовником. Ему исполнилось двадцать лет, и он ничего не мог на­копить садоводством. В конце концов, мотыга ему надоела, и он решил поискать другого занятия, более подходящего для него. Пошел к портному, который шил одежду из абы* и сказал себе: «Вот легкое дело; буду сидеть и водить иглой». — Через неделю пришел в лавку турецкий бей, позвал хозяина к себе домой, чтобы тот ему сшил брюки из сукна — бирбучуклию. Однако хозяину не хотелось идти, и он отпра­вил ученика, который уже проучился неделю, сказав ему: «Ты иди, а я за тобой приду». — Ученик пошел с беем. Жда­ли час, два — мастер не идет. Тогда бей говорит ученику: «Ты, я смотрю, большой парень, должен знать дело. Может, ты мне сошьешь брюки?» — «Давай». — Бей достал боль­шой кусок сукна и сказал: «Сшей мне брюки бирбучуклия». — Ученик начал кроить, — оттуда, отсюда, — ничего не получается. Бей увидел, что то, что ученик кроит, не по­хоже на бирбучуклию, и говорит ему: «Брюки не выходят, так сшей мне хоть салтамарку **»

 

— Ученик кроит, отту­да, отсюда режет — ничего не получается. Турок увидел, что и салтамарка не выходит: «Сшей мне хотя бы мешочек для табака; если и этого не сделаешь, я тебе задам!»

 

Так и многие из вас. Едва пробыли неделю у какого-нибудь мастера, а берут ножницы и аршин, как тот моло­дой болгарин, и начинают кроить — учителями становятся. Христос говорит: «Не будьте такими учителями». — Чтобы быть учителем, нужно иметь положительное знание, способ понимания без исключений. Лечить каким-нибудь средством и им же убивать — это не значит иметь положительное зна­ние. Если ножом вы делаете операцию, вырезаете больное место у человека, и тем же инструментом перерезаете ему горло, — вы не можете говорить, что уместно употребляете нож. Во втором случае вы совершаете преступление.

 

Иные скажут: «Мы такого не делали!» — Сколько я знаю учителей, которые перерезали горло своим ученикам. Скольким отрезали и ноги, и руки, и уши! Я имею в виду «резание» в моральном отношении. Господь не ставил этих людей учителями, это самозванные «учителя». В каждой церкви есть такие учителя, которые, как тот болгарин, не­делю пробыли в обучении и пошли проповедовать.

 

Что же нужно понимать под словом «Учитель»? Это сло­во имеет отношение к духовному миру. Учительство не со­стоит в том, чтобы научить людей строить церкви, сажать цветы, овощи и пр. Учительствовать в правильном смысле слова — это акт высшего самосознания, чисто духовный процесс. Учитель и ученик должны иметь полное сознание относительно задачи, которую они должны выполнить; между ними должен происходить обмен, какой существует меж­ду матерью и выращиваемым ею ребенком. Учитель должен передавать определенные истины, а ученик — использовать их, как нужно.

 

Для объяснения своей мысли приведу такой пример. Один англичанин поехал в Индию охотиться. Однажды на повороте дороги на него напала тигрица, которая сильно его ударила. Она удовольствовалась тем, что сломала ему ле­вую руку, чтобы он не мог стрелять из ружья, висевшего у него на правой руке. Потом она его схватила и отнесла к своему логову, где были ее маленькие тигрята. Она повалила его на землю, прижала голову и сказала: «Лежи смир­но, потому что я буду учить своих малышей». — Она веле­ла тигрятам попытаться его задушить; они вертелись вокруг него, но боялись к нему приблизиться. В какой-то момент охотник хотел поднять голову, чтобы посмотреть, что про­исходит, но тигрица снова его прижала и повторила: «Го­ворю тебе, лежи тихо, я малышей учу». — Как видите, и тигрица была учительницей. Охотник каким-то образом спасся, но говорил, что тяжелее всего ему было, когда тигрица придавила ему голову, чтобы малыши его душили.

 

Говорю: каждый может разрушать, но учительство тре­бует человека, способного научить людей строить нечто в своем уме и в своем сердце, понимающего глубокий смысл элементов, обновляющих, строящих новое духовное жилище – духовное тело, в котором, по Писанию, они когда-нибудь воскреснут. Господь ждет, чтобы было построено новое тело.

 

Как рождаются дети? Они должны родиться на девятый месяц, чтобы жить; в некоторых случаях могут родиться и на седьмой месяц, но ни в коем случае не произвольно, ког­да захочется родителям. Таков закон: должен пройти девя­тимесячный период, необходимый для формирования тела. Как начинается его формирование? Прежде всего образу­ются его крайние органы — ноги, руки, потом мозг, желу­док, и позже всего — легкие. Когда они образуются, начи­нается дыхание, и если после этого ребенок не родится, то может умереть. Значит, природа создает сначала конечности — ноги и руки, потом — легкие.

 

Таким же путем образуются у нас высшие вещи. В ма­теринской утробе человеческий дух тоже учится. Он не на­ходится в спящем состоянии, а принимает участие в работе с духом матери; оба работают, чтобы создать тело. По тому же закону ученик и Учитель должны работать одновремен­но, но с помощью Духа. Поэтому Христос говорит: «Один у вас Учитель».

 

Почему люди любят Христа? — Потому что Он дал ми­ру нечто: «Дал преизобильно жизнь тем, у кого ее нет». — Многие хотят стать учителями. Спрашиваю: что вы готовы дать тем, кого хотите учить? Если вы кого-то учили, и после этого он стал хуже, чем был, я считаю, что вы ничему его не научили.

 

В церкви современными христианами владеет большая слабость — желание учительствовать. Само по себе это стремление не плохо, но нужно знать законы учительствования. Обыкновенные законы требуют определенного ценза, определенных экзаменов перед комиссией, после чего выхо­дит приказ о назначении, то есть об официальном вступле­нии в должность. И в духовном мире происходит то же. Че­ловек должен ждать, когда Божий Дух его осенит и наста­вит. Кто не осенен Духом Божьим, тот не имеет права учи­тельствовать, потому что тогда он преступит Божий Закон. Когда мы поймем глубокий смысл слов Христа, которые имеют внутреннее и внешнее выражение (сейчас я говорю о внутреннем христианстве, которое может нас связать со всеми областями невидимого мира), тогда мы поймем смысл учительствования. Если ты хочешь быть учителем, тебя сра­зу спрашивают: «Где ты учился? Какую школу кончил?» — «Я читал Библию, знаю Евангелие». — «Этого недостаточ­но». — «Знаю христианскую веру». — «Недостаточно». — «Я такой-то церкви». — Учился ли ты на небе, в том выс­шем учебном заведении, где учатся ангелы? Понимаешь ли внутренние законы природы, знаешь ли, как устроен чело­век, как устроены его ум, его сердце, каково отношение ду­ши к духу? — «Я читал про это». — Что понял? — «Что душа — это отвлеченное понятие, идея сочетания». — Из чего она сочетается? — «Человеческий ум — сочетание спо­собностей». — Как они сочетаются?

 

Этот человек думает, что он что-то знает. Нет, дружок, душа — не такое сочетание, как ты думаешь. Это действи­тельно сочетание, но не отдельных частей. Из-за своей тем­ноты вы говорите так непонятно для ума и для сердца, не зная, на каком месте сердце, и на каком — ум. У сердца три места; одно физическое, вы знаете это место. Но где сердце ваших чувств и вашего ума?

 

Вот вы встречаете человека и говорите, что он плох. Почему плох? Много лет назад в Америке один буйвол взбесился и перепугал всех людей вокруг. Его хотели убить, однако нашелся юноша, который умел читать мысли жи­вотных. Он положил руку на голову буйвола и спросил: «Что с тобой?» — «На задней ноге у меня заноза, которая меня мучает». — Вынули занозу, и буйвол успокоился. Так же и человек иногда сходит с ума, и люди начинают поливать его водой. Говорю: у него в пятке заноза; выньте занозу, и дело с концом, никакие веревки не понадобятся. Как смеш­ны ученые люди — профессора, доктора, — когда они рассказывают, как повредился ум человека, и ставят диагноз: «У этого человека такая-то инфекция, нужно ему сделать операцию...» — Я не вижу ничего, кроме небольшого разогре­вания мозга.

 

Несколько месяцев назад приходили ко мне сказать, что сын одного врача заболел насморком, который потом ос­ложнился, а позже врач констатировал нагноение мозга, и посоветовал делать операцию. Я сказал: «Никакой операции не нужно делать. Если сделаете операцию, 99 шансов из 100, что ребенок умрет, без операции же — выздоровеет». — Ему сделали операцию, и он умер. Разумеется, для врачей опе­рация была «удачной».

 

Говорю: и в духовном отношении люди делают опера­ции, вырезают определенные части, чтобы вылечиться, но это не лечение. Современные люди говорят, что для того, чтобы какой-то человек исправился, нужно его отругать, сказать ему, что он вор, разбойник. Нет, так не нужно. Человека не нужно бить, как поступали раньше. Вы думаете, что вашими звуками, которые входят в его ухо, вы его измените? Нисколько. Тут действует другой закон. Чтобы воспитать кого-то, нужно сначала воспитать себя. Если ты плох, все вокруг плохи.

 

Когда беременная женщина начинает злословить, я мо­гу предсказать последствия рождения, полностью могу опи­сать характер и судьбу младенца. Пусть мать, которая нерв­ничает, не думает, что ее ребенок будет святым, будет забо­титься о ней в старости. Когда-нибудь он отомстит и скажет: «Лучше бы ты совсем меня не рожала!» — Так же ученик может сказать учителю: «Лучше бы ты меня не учил».

 

Учитель в полном смысле слова должен быть чист как кристальная вода, во всем должен быть образцом; в нем не должно быть и тени колебания, двоедушия и неверия. Го­воря об этом, Христос хотел показать людям большую опасность, которой они подвергаются, и большую ответствен­ность, которую они берут на себя перед Ним за калечение душ. Каждая мать, каждый учитель, которые не умеют вос­питывать, будут наказаны.

 

Предположения современных людей о Божьих законах, о небе, об ангелах смутны и ошибочны; они не имеют ника­кого представления об этих законах и о небе. Прежде все­го, небо организовано очень умно и знает, что делает. Меж­ду ангелами и людьми соотношения такие же, как между людьми, растениями и животными. Поскольку вы не умеете воспитывать животных, вы обрушиваете на вола, с которым пашете поле, 40—50 ударов своей палкой и думаете при этом, что выполняете свой долг. Господь же говорит: «Когда-ни­будь Я тебя научу, как управлять волами и как пахать по­ле!» — Иные думают, что Господь не может дать им дегра­дировать, не может вернуть их назад. Я говорю: если Он превратил некоторых ангелов в змей и в рогатых животных, Он может и людей поставить в такое положение, в котором у них вырастут рога и копыта. Он может превратить их и в ангелов, и в дьяволов. Он может изменить человеческую форму.

 

Поскольку формы в мире важны, они регулируют нашу жизнь, вы должны обратить на них особое внимание. Если кто-то вам построит негигиеничный дом, без окна на южной стороне, а оставит окно только на северной, и при этом расположит дом глубоко в земле, — как вы себя почувствуете, пожив в нем 6—7 лет? К вам начнет приходить по несколько врачей в день. То же относится и к учителям, которые го­ворят, что не нужно иметь окна в духовный мир. Эти учите­ля — первоклассные лжецы. В духовном отношении солн­це — начало жизни. Я бы даже сказал, что и крыши у вас должны быть стеклянными, чтобы солнце светило вам свер­ху. Если ваши дома будут такими светлыми, ваши формы видоизменятся, и вы станете очень красивыми.

 

То, что я вам проповедую, можно проверить на опыте. Вы можете попробовать и в течение 4—5 лет увидите, какое будет результат. Я не учу, что нужно бежать от жизни. Мир очень хорош, и люди хороши; только я нахожу, что в пят­ке у каждого по занозе. И апостол Павел говорит, что это так, и молит Бога вынуть его занозу. Эта заноза может быть и в другом месте, но обнаруживается она на пяте но­ги, потому что ногами мы прикованы к этому миру. Нужно стремиться научно вынимать эту занозу, потому что христианство, по моему пониманию, — глубокая наука.

 

Девушка хочет выйти замуж. Выбирает юношу, смот­рит — красивый, приличный человек. Спрашивает: «Сможет ли он меня прокормить?» — «Да, может, он получает в ме­сяц 400—500 левов». — «Что он окончил?» — «То-то». — «Тогда хорошо». — Да, но это вещи несущественные. Завт­ра муж может быть уволен, и эти 400—500 левов исчезнут. Если бы женщина понимала это, она должна была бы рас­спрашивать и наблюдать как ясновидящая сердце и ум юноши, захотела бы войти в его дом, посмотреть его комнаты, библиотеку, увидеть, как расположены его книги. Потом пусть посмотрит его кухню, посетит сад его любви, его ми­лосердия, его справедливости, посмотрит, какие цветы он посадил. Если все это в порядке, она может сказать: «Вот, я выхожу замуж за этого мужчину». — Вот истинное заму­жество. То же самое должен делать и мужчина.

 

Современные мужчины и женщины хотят поменяться положением, рассуждают, кому быть мужчиной, кому жен­щиной, почему Бог создал мужчину так, а женщину — ина­че. Что в этом плохого? Когда-то и женщины и мужчины рожали, но впоследствии мужчина потерял способность ро­жать и оставил эту службу женщине. В Библии говорится: «Авраам родил Исаака», — там не говорится, что Сара ро­дила. Когда мужчина рожал, мир был в отличном положе­нии; когда перестал рожать — мир испортился. Мужчина должен рожать и быть хорошим учителем.

 

Мать может родить ребенка, вложить в его душу все благородные качества, но если учитель не умеет культивировать эти благородные качества, ничего хорошего не выйдет; Значит, необходимо, чтобы Учитель рожал. Учитель не должен быть похожим на того попа, который так крестил де­тей, что все они умирали. Этот поп, когда крестил детей, был не в вполне нормальном состоянии: берет ребенка, подержит его в купели лишнее время, — ребенок умирает. Тогда он говорит: «Давайте другого! Этот не годится для крещения!» — Когда вы крестите как Учители, ваш ум должен быть на месте.

 

Крещение подразумевает внесение в ребенка, которого вы учите, Божественного Духа. Как Учитель, священник должен знать Божьи законы. — «Но так писала церковь». — Окунуть ребенка в воду — это еще не крещение. Современ­ные попы, учителя и судьи — это профессионалы, они работают за деньги, за вознаграждение. По пониманию Христо­ва учения это не служители Бога, а обыкновенные работники. Первое, что должен сделать духовный Учитель — это раскрыть ученику невидимый мир. Так мать, зачав, говорит ребенку: «Подожди девять месяцев, если хочешь, чтобы я ввела тебя в новый для тебя мир, показала тебе его чудеса. До того времени не дергайся и не прыгай». — Через девять месяцев, когда ребенок рождается, она становится его пер­вой учительницей. Потом другие учителя берут на себя вос­питание ребенка. Они продолжают от того места, до кото­рого дошла мать. Она оставляет свою работу, потому что ребенок входит в новую область, где должен быть новый Учитель. Это то, о чем Евангелие говорит: «Чтобы человек заново родился».

 

Этой беседой я хочу побудить вас подумать больше о самих себе, чтобы не рождалось у вас желание быть учителями. — Почему? — Потому что человек страдает от боль­шого невежества. Сядьте, как торговцы, и посмотрите, чем вы располагаете в своей внутренней кассе. Есть ли у вас кто-нибудь знакомый на небе, отправили ли вы кому-нибудь письмо? Вы говорите: «Мы верим в Христа». — Знаете ли вы Его? Знаете ли Павла, знаете ли Петра? — «Церковь говорит, что мы не можем общаться с тем миром, что это грешно». — Это великое невежество. Сообщаться с духами ада можно, а с небом — грешно! Установить сообщение с дьяволом — уместно, а общаться со святыми, разговари­вать с ними — «нельзя их смущать»! Тогда зачем вы сму­щаете дьявола? Что это за логика? Такое учение не осно­вывается ни на каких законах.

 

Насколько я знаю, старые христиане имели прямое об­щение с небом. Они разговаривали с Богом, со святыми, и потому умирали с такой готовностью и самопожертвовани­ем. Они не были как нынешние люди, которые говорят: «Вот умру, тогда посмотрим». — Когда умрешь, ничего не уви­дишь. Что увидишь, когда дом обвалится на тебя? Ничего не увидишь, только будешь ждать, когда тебя откопают.

 

Христос описывает своим ученикам лжеучителей, которые, — облеченные в мантии, с широкими полами, — про­поведовали, а в сущности вводили прозелитов в заблуждение. Он укоряет лжеучителей за это. Это относится и к нашему времени. Если сейчас Христос придет, Он скажет то же са­мое. Он не изменил Своего мнения. Христос молчит, но когда Он заговорит и скажет Истину, вы испытаете глубокую боль. Он поднимет завесу, и вы увидите все заблуждения.

 

Приведу вам пример из греческой истории. Два скульптора состязались в своем искусстве. Один так искусно изваял виноград, что он был похож на настоящий. Этот виноград обманул птиц, так что они спускались его клевать.

 

Другой изваял красивую женщину и покрыл ее каменной вуалью, но так искусно, что когда пришел первый скульп­тор, то сказал: «Сними вуаль, я хочу посмотреть статую!» — Значит, первый скульптор обманул птиц, а второй — человека. Спрашиваю: кому вы хотите подражать, первому или второму? Я бы предпочел второго.

 

Вы хотите присвоить себе весь мир; но как вы его при­своите без необходимого для этого знания? Знания должны впираться на духовную основу. В духовном мире знания по­хожи на пар в котле. Они обладают большой силой. В духовном мире знания имеют такое же отношение к человеку, как физические силы. Как движутся трамваи на софийских улицах? — С помощью дуги. Если дуга оторвется от прово­да — проводника электричества, — трамвай сразу останав­ливается. Значит, необходим определенный контакт, через который электричество проходит и приводит в движение мо­тор. Соединили ли ваши учителя вашу дугу с проводом, то есть соединили ли вас с током? Механизм человеческой ма­шины может быть прекрасно устроенным и исправным, но если дуга соскользнула и не соединяет мотор с током, ни­какого движения не будет. Люди ищут причину остановки где-то еще, в то время как она может быть легко устранена, если взять провод и поправить дугу: тогда вожатый включит аппарат, потечет электрический ток. И машина поедет.

 

Чтобы ваши мысли могли действовать как движущая сила, вы должны соединиться с духовным миром. Для этого нужен ряд способностей. Под словом «способность» я понимаю форму, в которой заключена определенная духовная сила. Если форма разрушится или испортится, сила не может проявиться. В головном мозге человека есть области, в которые вложены определенные способности; эти способности соединены с силами в духовном мире и работают. Если ваша дуга не на месте, эти силы не будут работать. Кроме того, нужны и другие условия — рельсы и вожатый, который зна­ет свое дело. Значит, нужно много сочетаний. И вы, как хо­зяева, должны обходить свое государство, смотреть, все ли работники на месте, как справляются со своей работой.

 

Вы часто осуждаете управляющих, говорите, что они не работают хорошо. Спрашиваю: какое управление у вас? Вы говорите, что иные люди не очень умны. — А вы каковы? Ваши суждения о жизни будут настолько верны, насколько внутренне вы исправны сами в себе.

 

Мы говорим о ком-то, что он хорош. В чем, однако, это состоит? Поскольку он обращался с нами учтиво — он добр. Нет, это нисколько не означает, что он хорош. Завтра он встретит вас неучтиво, и вы скажете, что он плох. Хороший человек всегда хорош, плохой — всегда плох. Человек не мо­жет один день быть святым, а на другой день — последним разбойником. Это немыслимо! Вы говорите, что плохой че­ловек может раскаяться. Знаете ли, сколько тысячелетий нужно для этого? Сразу ли становится профессором ново­рожденный ребенок? Он учится не меньше 12 лет, пока его сознание постепенно начинает развиваться.

 

Когда вы изучите свой внутренний духовный мир, тог­да поймете законы христианства. Его цель — исправить се­мейства, установить гармонию между мужем и женой, бра­том и сестрой, господином и слугой. Современный человек страдает не от того, что иногда он должен быть слугой, а от того, что не умеет быть хорошим хозяином. Мой друг, д-р Маркович, говорил: «В следующий раз я не хочу быть богатым, хочу быть слугой при каком-нибудь хорошем хо­зяине».

 

Вы хотите быть хозяевами, иметь миллионы левов. Но именно тогда вы будете самыми несчастными людьми. Вы будете узниками ваших денег. Миллион левов за спиной — тяжелый груз. Вы завидуете богатым людям, хотите отнять у них их груз, взять его себе на спину. Это — непонятное учение. Или вы хотите быть похожими на того осла, которо­го нагрузили иконами? Когда все начали кланяться иконам, он начал брыкаться, думая, что это ему кланяются. Следовательно, если люди вас почитают — это за кресты и иконы, которые вы носите. Что это за кресты? — Добродетели. Бла­годарите Бога, что Он их свалил вам на спину.

 

Христос обращается к Своим ученикам и говорит: «Не называйте себя учителями». — Вы говорите о ком-то: «Я его обратил к Господу». — Хорошо сделал. Если ты его научил добру, Господь тебя благословит. Но если ты его изувечил, если разбил его ум и сердце, что скажет Господь? Будет суд на небе, ты будешь отвечать. Скольких людей вы изувечи­ли в этом мире! Все ваши питомцы явятся на тот свет, — кто без ноги, кто без руки, — и скажут Господу, какими вы были учителями. Господь же скажет: «Накладываю на это­го «учителя» штраф в десять тысяч талантов; посадите его в тюрьму, пока не выплатит штраф!» — Господь не шутит. Он благ, добр, справедлив, но и серьезен, строг. Он схватит незваных учителей, наложит на них штраф в десять тысяч талантов и прибавит: «Посадите их в тюрьму, чтобы они научились искусству преподавания». — А, выплатив штраф, они научатся и станут хорошими учителями. Знаете ли, сколько тысяч лет пройдет? Так учатся падшие ангелы и люди.

 

Вот мы говорим, что как будто бы церковь не хороша, хотим показать ей хороший пример. Если так, я хотел бы, чтобы у вас была сила изменять вещи. Моисей взял палку, и она превратилась в змею. Он испугался, но Господь ска­зал: «Держи ее за хвост». — Когда он схватил змею за хвост, она снова превратилась в палку. Вы скажете: «Да, но это был Моисей!» — Что из этого?

 

Моисей учился у величайших учителей Египта. Он не был глуп, потому что Господь никогда не избирает вождя­ми человечества или народа глупых людей. Моисей учился долгое время, прошел определенную школу. Смотрите, сколь­ко чудес совершил он перед фараоном! У Моисея было два желания: стать учителем и избавителем евреев. Сначала он сказал себе: «Это дело не для меня», — и отправился в уеди­нение, где провел 40 лет, пас овец, чтобы искупить грех убийства египтянина. Знаете ли вы, что он делал в пустыне? Он предался глубоким размышлениям, потому что был посвящен во все тайны Египта. За одно убийство он должен был провести в уединении 40 лет. И в это время он прошел второе посвящение.

 

Спрашиваю: а вы, сколько лет пасли овец? Быть пастухом — великая работа. Это означает — быть Учителем. Познали ли вы своего Учителя? Две тысячи лет ваши отцы, ма­тери, деды были христианами, но познали ли они Христа? Если хоть вы его познали, скажите пароль, который Он вам дал. Так делают военные: чтобы пропустить кого-нибудь, они требуют, чтобы он сказал им пароль. Каков ваш пароль? Должны же ученые люди иметь какой-то девиз! Каким дол­жен быть ваш девиз? — «Будем служить Христу». — Как Ему служить? — «Учиться». — Как учиться? Приняты ли вы в школу? Ходить вокруг школы — это одно, а быть в школе — другое. Где ваши учебники, где ваши школьные дневники? У вас нет табеля, а хотите быть учителями! Так и с иными священниками, епископами — у них нет табеля.

 

Вы живете в такой лжи, и хотите, чтобы пришло Цар­ствие Божие на землю! Царствие Божие ныне идет, и рас­крывает всю грязь человечества. Нынешние народы пыта­ются в войне защищать свое дело. — Защищайте Царство Божие, царство справедливости! Каждый народ должен иметь столько земли, сколько он заслуживает. То же отно­сится и к каждому человеку.

 

Задайте себе серьезно вопрос: знаете ли вы Христа? Я не хочу, чтобы вы сейчас мне отвечали. Если сможете отве­тить в течение года, — это будет для вас благословением. Вы можете сказать: «Мы видели Христа». — Павел Его ви­дел и слышал Его голос: «Савл! Савл! Что ты гонишь Ме­ня?» — Он сказал: «Кто ты, Господи?» — Слышали ли вы вашего Учителя? Когда вы поднимаете скандал, спор в ка­ком-нибудь религиозном обществе или в Божьем храме, не гоните ли вы Христа, как Савл? Тогда и вам, как Савлу, Христос скажет: «Савл, Савл, что ты гонишь Меня? Не лег­ко идти против палки погонщика!»

 

Павел осознал свою ошибку, и Господь ему сказал: «По­скольку ты делал это по незнанию, Я тебя пошлю к языч­никам, чтобы ты получил свой урок». — Там ему дали три раза по 39 палочных ударов. Так Господь бьет только взрос­лых. Он бьет не детей, а тридцатитрехлетних, возраста Хри­ста. Когда вы получите 39 ударов — возвыситесь. Эти уда­ры нужно претерпеть! Когда кузнец хочет сделать из желе­за нож или какой-нибудь другой инструмент, он тоже его бьет. Вы на наковальне, и Господь вас кует. В сущности, Он вас не бьет, Он говорит: «Из этого материала я хочу сде­лать нож, плуг или ручку для письма». — Если ты плохой человек, из тебя сделают нож, чтобы ты колол плохих лю­дей; если хороший человек — перо, чтобы тебя держала ру­ка какого-нибудь писателя.

 

Перо, которым пишет писатель, обладает большей ин­теллигентностью, чем плуг, которым пашут землю. Вы ска­жете, что в железе нет никакой интеллигентности, Да, но и оно утомляется. Возьмите, например, топор, который точат после работы: он утомляется, то есть снашивается. Все вещи утомляются. Один англичанин провел много наблюдений и увидел, что и машины утомляются, — все в мире утомляет­ся. Когда машина утомляется, она начинает издавать особенный звук, и водитель говорит: «Машине нужно отдохнуть!» — И в человеке по этому закону происходит та же реакция — он утомляется, хочет отдохнуть хоть недельку, а потом опять может работать. Все требует своего времени для работы и для отдыха. Наблюдайте, как развиваются рас­тения, как выходит бабочка из гусеницы, и вы поймете за­кон. Ваша мысль может иметь форму гусеницы или бабочки.

 

Говорят, что человек, чтобы успевать в мире, должен иметь только одну идею. Это отчасти верно, а отчасти не­верно. Человек может иметь и больше идей, но все его идеи должны быть благородными. Лошадям на глаза надевают шоры, чтобы они не пугались посторонних влияний. В этом смысле хорошо, если у человека есть такие шоры, то есть если он устремлен к одной идее, но благородной. Если ты не можешь иметь много благородных идей, имей хотя бы од­ну. Держи ее как цель, которая может тебя возвысить и из­бавить.

 

Вы говорите: «Христос нас избавил». — Не только из­бавил, но и более того, Он вас искупил. Искупление имеет свою дурную сторону. Почему? — Потому что когда дурной человек хочет использовать блага, которые ему даны, он всегда может вывести неверное заключение о вещах. Вот почему знания не следует доверять в невежественные руки. Говоря это, я имею в виду переселение душ. Эта идея содер­жит большую опасность для тех, кто неверно ее толкует. Например, гусеница своими ста ногами лазает по дереву и мо­жет сказать: «Не нужна мне никакая философия, мне доста­точно одного листа». — Однако через некоторое время она свивается в кокон, а потом вылупляется бабочкой и говорит: «Теперь мне не нужен лист, мне нужны цветы, чтобы сунуть туда свой хоботок и высосать их сок, их аромат». – Значит, чтобы войти в духовный мир, вы должны снять эту кожу, в которую вы одеты, как гусеница. Если вы ее не снимете, то в духовном мире будете занимать пространство одного листа и настолько поймете этот мир, насколько гусеница его по­нимает.

 

Я хочу, чтобы вы вошли в духовный мир, но спрашиваю: «Вы вылупились?» — когда вы войдете в духовный мир, вы поймете смысл существования вола, осла, волка, голубя, ли­сицы и т. д. В каждую форму, которая существует в физическом мире, вложена великая идея, и тот, кто разгадает эту идею, поймет значение вещей в мире. А что у волка есть зубы — это ничего не значит, они на своем месте. Если у ежа есть иглы, то они созданы исключительно из стратегических соображений — чтобы он защищался от змеи или другого существа, которое хочет ему навредить. Он хватает змею за хвост и начинает ее понемногу заглатывать, пока не заглотает совсем, а тем временем защищается от нее иглами.

 

Со временем и еж изменится. Вы спросите: «Как он из­менится?» — знаете ли вы, какую форму вы имеете в духов­ном мире? В Библии есть стих, в котором Господь называет Иова червем. Вы скажете, что это — в переносном смысле. Христос же называет Своих последователей овцами. Знаете ли вы, что значит слово «овца»? Овцы представляют, собой те души, в которых живут духи, и как овцы в этом мире да­ют нам молоко и шерсть, по тому же закону души дают человеку необходимые ему «молоко» и «шерсть».

 

Испробуйте это учение! Для чего вы в этом мире? При­ведите свой ум в действие! Первое, чему вы должны на­учиться — это чтобы из вашего ума исчезло всякое сомне­ние, чтобы вы пришли в соприкосновение с духовным миром. Если вы можете себя проецировать, ваши друзья придут вам на помощь. Каков ваш очаг? Если вы сделаете его очень го­рячим, то есть если у вас есть сила, какая есть у огня, то вы сможете испечь любую мысль, какую захотите. Если в вашем сердце нет необходимого жара, оно само собой отпа­дет. От сердца зависит, насколько далеко вы можете отпра­вить свою молитву.

 

Иной человек говорит: «Я молился». — Да, но я вижу, что твоя молитва висит всего в двух вершках над твоей го­ловой. Молитесь пять, десять, сто раз из глубины сердца, пока не сможете отправить свою просьбу к Господу. И ког­да она дойдет до Его ушей, Он вам ответит. А как Он мо­жет ответить на просьбу, которая до Него не дошла? Когда вы молитесь, вы должны так сосредоточиться, чтобы забыть все вокруг себя. Вы должны перенестись своей мыслью так высоко, чтобы ничто вас не занимало, кроме молитвы.

 

Спрашиваю: горяч ли очаг вашего сердца и вашего ума, чтобы отправить свою молитву ввысь? Ничего, что вокруг вас расшалившиеся, шумные дети. Господь отправил их на землю для воспитания, поскольку на небе они не жили мир­но; они деградировали. На небе Господу не нужны люди, которые поднимают шум. На земле они научатся пахать, ко­пать, делать обувь и со временем, получив свой урок, смо­гут стать царскими детьми.

 

Прежде, чем вы взойдете на небо, вы пройдете испытательную комиссию, которая спросит вас, каковы ваши чув­ства и идеи, каково ваше милосердие, ваша любовь к ближ­нему, к Богу, задаст вам ряд других вопросов. Христос уже идет на землю! Откроются, как сказано, книги жизни, и лю­ди будут судимы. Этот суд определит, заслуживают ли они перевода в следующий класс, то есть, заслужили ли того, что­бы взойти на небо. Всякому дано будет то, чего он достоин.

 

Христос обращается и к вам и говорит: «Один Учитель у вас». — Кто Он? — Христос. Все вы должны запомнить этого Учителя, Который пришел две тысячи лет назад, что­бы искупить ваш грех. И вы еще Его ищете! Написал ли Христос Свое имя в вашей душе, в вашем сердце хоть один раз? Если написал, — я радуюсь за вас; если не написал, — постарайтесь Его встретить и попросите написать Свое имя. А когда Он это сделает, не спешите трубить и хвалиться: «Христос написал Свое имя в моей тетради!» — Нет, это нужно не для земли, а для неба. Когда вы туда отправи­тесь, ангелы вас остановят и скажут: «Вынь-ка свою тетрад­ку!» — Если Господь расписался в ней, ангелы скажут: «Мо­жешь войти!» — Тогда и Христос, и святые, и ваши большие и малые братья встретят вас с ветками. Велика будет их ра­дость, что вы пришли.

 

В школе Пифагора было правило, по которому всякого нового ученика в первый год испытывали насмешками. Кто мог вытерпеть насмешки, того принимали в ученики. Христос сейчас послал на землю людей, которые будут над вами под­шучивать и насмехаться, будут, будут говорить: «Тоже мне, он хочет стать святым, с ума сошел, спятил», - и т.п. Это пифагорова система приема учеников. Если вы можете выдержать эти насмешки, знайте, что вы выдержали экзамен. Только таким образом вы будете приняты. Если же вы распалитесь от нападок и начнете говорить: «Я вам покажу, как со мной шутки шутить!» — вы провалились. — «Муж у меня пло­хой!» — Откуда ты знаешь, что он не поставлен нарочно комиссией, чтобы тебя испытать? Потерпи год, выдержи испытание, и тогда Господь скажет твоему мужу: «Больше не смейся над женой, не мешай ей». — Не пройдет много вре­мени, как он станет кротким, как ягненок. Когда? — Как только вы вытерпите. Я говорю о внешней стороне Христо­ва учения.

 

Эти мысли я набрасываю, чтобы вы отличали лживое от благородного. Когда Христово учение войдет в вас, оно вас возвысит, и вы узнаете людей, увидите их души. Встречаются два человека, разговаривают: «Я христианин, а ты, веришь ли в Христа?» — Если вы христиане, нечего спра­шивать друг у друга. Сам вопрос показывает, что в этом человеке нет никакого христианства. Зачем мне спрашивать, что это за цветок? — Я его понюхаю и буду знать, роза это, или гвоздика. Нос у меня на месте. Если обоняние у вас притупилось, парализовано, или если вы слепы, не видите, — тогда можете спрашивать. Но если все ваши чувства здоро­вы, достаточно посмотреть или понюхать цветок, и по его внешнему виду или аромату вы узнаете, каков он. Так и каждая душа проявляется через свои внешние стороны — через поступки.

 

Я вижу многих из вас как гвоздики, но еще не рас­цветшие. У вас есть бутоны, которые обещают развиться в будущем. Я хочу, чтобы вы не только расцвели, но и завяза­ли плод, и чтобы этот плод созрел. Ангелы придут к вам как пчелы, опылят цветы в ваших душах. Если вы расцветете, — вы уже в общении с ними. Это глубокая наука; сколькому еще нужно научиться! Не одна лекция, а, по меньшей мере, десять нужны для того, чтобы рассказать об этом. Они очень утомительны, и, в конце концов, вы скажете, что это не инте­ресно, и заснете. Вы правы — вы еще не готовы к этому. Придет время, когда вы будете готовы.

 

Если есть слишком много меда, он опротивеет. Поче­му? Потому что вы пресытитесь. Вы дружите с хорошим че­ловеком, постоянно черпаете от него, но вдруг говорите: «Хоть бы убрался от меня этот человек, не могу больше его видеть». — Почему? — Переели. Нужно было давать вам меньше меда, нужно было дружить с этим человеком на­столько, чтобы не надоело. Так и вы не давайте слишком много своего меда. Достаточно давать по одной ложечке, а не целыми тарелками, чтобы гостю не надоело. Есть такая пословица: «Преувеличенная святость и Богу не мила».

 

Вы читаете одну и ту же книгу до седых волос. Прочти­те только один стих, остановитесь на нем и рассуждайте: «Бог есть Любовь». — Рассуждайте, в каком отношении Бог есть Любовь, почувствуйте в себе эту Любовь. Она не должна быть такой, как любовь к съеденному яблоку, или любовь кошки к мышке. Для меня любить вас значит войти в вас; а для вас любить меня значит войти в меня. Что вы делаете со своим любимым другом? — Вы берете его портрет и помещаете на видном месте.

 

Говорю: сердце человека представляет собой астральный мир, ум — духовный мир. Если ваш ум может подняться на нужную высоту — вот вам духовный мир. То, что происхо­дит в мозге — отражение духовного мира. Каждая благо­родная мысль — отражение духовного мира. Мысли разли­чаются по форме и по содержанию. Когда вам на ум прихо­дит благородная мысль, она производит радость и веселие. А когда вы возвысите ум и сердце к Христу, Он возьмет вас за руку и введет вас в Божественный сад, приведет вас к источнику Любви, чтобы вы вкусили ее. Нет для вас более счастливого момента.

 

Когда вы будете там, не нужно говорить: «Хочу, чтобы и мой муж пришел со мной». — Нет, туда каждый должен войти сам; не нужно ходатайствовать за других. Каждый сам должен иметь глубокое желание войти в этот сад. Кто способен, тому помогут войти; неспособные же, болезненные, должны стоять в стороне, пока не вылечатся. Тот свет не для больных людей. Те же, кто войдет в школу, должны быть чисты: необходима чистота в мыслях и желаниях. Так­же необходимо полное бескорыстие, полное самоотречение. Это наивысшая степень, до которой человек может поднять­ся. Это значит, выдержать испытание.

 

Итак, первое, что требуется от вас — это чистота в мыс­лях и желаниях и непоколебимая вера, что сказанное Гос­подом сбудется. Если вы ставите Господа во главе всякой работы, можете не спрашивать, будет ли она успешной. Вы можете быть учителем, судьей, священником или земледельцем, — если вы исполняете свою должность, нет силы в мире, которая бы вам помешала. Будет много препятствий, много трудностей и испытаний, но они необходимы для вашего роста. Страдания, которые вам посланы – благословение для вас.

 

Итак, оставлю вас с мыслью познать вашего Учителя, Христа. Когда вы познаете вашего истинного Отца, тогда и ангелы во всем мире станут вашими братьями, — не одним, не двумя, но тысячами. Тысячи лет будут они водить вас по своему жилищу на небе. Там много приятного — длинные прогулки, образцовые школы, новые солнца, новые существа. И сколько еще всего на небе! Тогда вы скажете: «Теперь мы понимаем глубокий смысл жизни, понимаем, зачем жить». — Это будет, когда будет у вас только один Учитель; если у вас будет много учителей, вы ничему не научитесь. У одного ребенка не может быть двух матерей. Точно так же один человек не может иметь более чем одного истинного Учителя. Если вы скажете, что у вас их двое, я скажу, что вы об­манываете и меня, и Бога.

 

В физическом мире есть одна мать, в духовном мире — один Учитель, в Божественном — один Отец, Господь. Зна­чит, всего — трое. На земле — мать, среди ангелов — Учи­тель, а среди богов — Бог. Только пройдя через них, вы поймете глубокий смысл жизни, то есть внутреннюю сторону нынешней жизни, и с радостью и песнями будете переносить все страдания. Для вас не будет мучений в жизни, отноше­ния между мужчинами и женщинами, между родителями и детьми, между всеми народами исправятся.

 

Тогда вы не будете спрашивать, что будет с болгарским народом. Если все болгары обратятся к Богу, я гарантирую, что все будет в полном порядке. Но если будут ходить с ны­нешними головами, получат по 39 палок. Так написано в Божественной книге. — «Но вот Россия такая-сякая...» — Если и она будет следовать Господу, будет благословенна, если нет — получит 39 палок. То же будет и с Германией, и с Францией, и с Англией — со всеми державами. Господь на­казывает всех подряд, на общем основании.

 

Все люди, общества и народы на земле должны испол­нить волю нашего Учителя, единого Отца. Я верю, что у вас есть желание ее исполнить. Я вижу, что вы начали чистый лист и говорите, как блудный сын: «Отче, прости, мы согрешили, съели и выпили то, что Ты нам дал. Отныне мы не будем так делать. Прими нас слугами в Твой дом». — Будь­те уверены, что Отец вам сотрет все, оденет вас, и в доме Его будет веселие, потому что Его блудный сын вернулся. Он наденет ему на руку новый перстень, благословит его и скажет: «Иди-ка, сынок, в школу — учиться заново!»

 

Беседа 7 декабря 1914 года, София

 

Учители

Учителите

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты