Рассвет

Administrators
  • Публикаций

    1 376
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    22

Весь контент Рассвет

  1. ЗАКОН СЛУЖЕНИЯ «Кто Мне служит, Мне да после­дует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой» (Иоанна, 12:26) Наверное, многие зададут себе вопрос, какой смысл может крыться в словах «А кто Мне служит, того почтит Отец Мой». Мир имеет разные стремления: современные люди стремятся приобрести знания, богатства, земли, дома, славу, величие, силу, — ко многому имеют стремление. Иисус настаивает только на одном: на служении, чтобы человек умел служить. Слуга — прозаичное слово, которое представляет нам самое низкое общественное положение. Но есть различные слуги: в пивной, в корчме, на кухне, в театре, в универси­тете, в министерстве и т. д. В известном смысле все люди — слуги, только не нее признают это. Так что в мире есть два вида служителей: одни понимают свои должности и знают, как их исполнять, а другие не умеют служить. Последних мы называем обыкновенно управляющими, господами, кото­рые сидят и ждут, чтобы другие им служили; они учат дру­гих, как работать и служить. Каждый хочет быть в этой категории — быть господином. Христианское учение, однако, выдвигает прямо противопо­ложный принцип: кто хочет быть господином — должен быть слугой. Оно говорит, что Сын Божий пришел, не чтобы Ему служили, а чтобы служить. Мы должны быть слугами по закону необходимости. Кто-то говорит: «Я господин» — Нет, он обманывается, если думает, что он свободен, что он никому не служит. Он служит, по меньшей мере, своему желудку, который заставляет его делать работу, не всегда ему приятную — пригото­вить хорошо, есть и жевать пищу очень старательно. А если человек не будет так служить своему желудку, тот вернет ему обратно пищу и накажет его, скажет: «Ты должен мне хорошо служить, иначе я тебя уволю» — Некоторые думают, что только хозяин увольняет слуг; но и желудок увольняет своего хозяина. Спросите-ка врача, что делает желудок, ког­да ему не служат как следует! Увидите, как он увольняет хозяина. Служение — это качество. Сколько несчастий в мире про­исходит от того, что мы не умеем служить! Когда мать на­учится растить своих детей, когда учитель научится препо­давать своим ученикам, когда власти научатся служить на­селению, удовлетворять его потребности, создавать законы, необходимые для его развития, — мир будет выглядеть ина­че, чем сейчас. Современная цивилизация поставлена перед большими испытаниями: миллионы людей призваны служить в армию — одни прочищают пушки, другие кладут в них порох, третьи держат шнур, чтобы его воспламенить, иные служат на ко­нях; все это, однако, то же служение. Какая участь, ожидает этих слуг? Все эти головы, ноги, мышцы будут раздробле­ны, превратятся в кашу. Это люди называют цивилизацией, культурой; таким способом современные народы говорят: «Нам не нужен Господь, наука нас возвысит.» — Однако вот чему она нас научила: быть грубыми, делать пушки и гра­наты. Да, наука нас довела до этого испытания, до этой опасной пробы, и сейчас Небо нас испытывает службой, на которую нас призывают. Мир требует, чтобы его слуги ему служили, и Господь тоже требует Своего. Христос говорит: «Кто Мне служит, того почтит Отец Мой.» — Мы все устраиваем свои дела, а они все остаются неустроенными. Заболеем — зовем врачей, чтобы они нас лечили, но при всем этом смерть нас забирает. Строим дом, ставим сторожей, чтобы не разграбили наши богатства, но, в конце концов, у нас их крадут. Христос говорит: «Столько тысяч лет служили этому вашему принципу и видите его последствия; если же буде­те служить Мне, увидите смысл своей жизни.» - Мы должны служить так, как Христос, который пришел, не чтобы Ему служили, а чтобы Он служил. Люди должны стать служителями более слабых, более немощных. Не нужно ставить плохих людей служить миру. Знаете ли, почему современное общество испорчено? - Матери, которые должны были бы сами воспитывать детей, оставляют их воспитание на испор­ченных слуг-невежд, а сами ходят по театрам, балам, кафе и другим местам развлечений. Чему научат детей развратные и невежественные служанки? Тому, что сами знают. Служанки воспитывают современных детей не только в Бол­гарии, но и во Франции, Германии, Америке — везде. Не го­ворю, что все слуги развратны, но большая часть из них таковы — из-за своих господ. Если бы матери были слугами своих детей в полном смысле слова, растили бы их и вос­питывали, мир выглядел бы иначе. Также и если бы отец воспитывал своих сыновей. А если отец и мать покидают свои должности, оставляют воспитание своих детей на не­вежественных слуг, уходят из дома получать удовольствие, результаты будут плохими. Служанка не может воспитать ребенка еще и потому, что не родила его и не имеет любви к нему. Она себе говорит: «Если госпожа расселась в рес­торане, почему я должна смотреть за ее детьми?» Объясню вам, в чем состоит служение, какие качества должен иметь слуга. Он должен, прежде всего, иметь благо­родное сердце, быть чувствительным, отзывчивым, иметь сми­рение. Он должен быть пластичным человеком, чтобы иметь возможность приспособиться ко всем условиям. Притом он должен быть трудолюбив, а не ленив. Жизнь взыскательна, и мы должны ей служить как следует. Если портной испортит одежду, не сумеет ее сшить как нужно, ему возвращают ра­боту, и он отдает то, что ему заплатили, и несет все расходы. Так и природа дает нам полотно — жизнь, — и говорит нам: «Скроите и сшейте эту одежду» — и если мы не можем сшить как следует, она налагает на нас штраф. Если мы хотим научиться служить, мы должны обернуться к Христу, чтобы Он нас научил. Слуга должен быть очень умным: глупый человек не может служить как нужно. Учите­ли, священники — и они слуги. Чтобы соответствовать своему призванию, учитель, прежде всего, должен понимать детскую душу, должен знать, как побудить ребенка к учению. Свя­щенник должен понимать души своей паствы, чтобы иметь возможность дать им соответствующую пищу для сердца. Нужно обладать и другой чертой — иметь большое тер­пение. Многие называют терпеливых людей «волами»: «Он, — говорят, — вол». — Быть терпеливым — не значит быть волом. Терпение — разумный акт. Чтобы перетерпеть внешние не­взгоды жизни, нужно иметь внутреннее равновесие души, сердца и ума. Расскажу вам в качестве примера историю про одного математика прошлых времен. Он работал 20 лет над опре­деленной задачей, и в комнате у него всегда были разбросаны листочки с вычислениями. Он всегда запирал комна­ту, но однажды забыл запереть; служанка пришла приби­раться, увидела много разбросанных бумажек на полу, взяла все эти листочки, бросила их в печку и сожгла — хорошо прибрала комнату. Математик вернулся и спросил: «Где мои листочки?» — «Я их бросила в печку, видите как теперь, хорошо прибрано.» — «Больше так не делай» — вот был ответ математика. Мы служим как эта служанка: собираем листочки, — это не важно, то не важно, — в печку! Этот ученый человек, чей двадцатилетний труд пропал, поступил не так, как посту­пили бы мы, а показал примерное терпение. Только и сказал служанке: «Больше так не делай.» — Вы живете в такие время: ваш дом открыт, служанка собирает все листочки, а однажды вы увидите их сгоревшими в печке. И когда вы увидите, что ваш дом очищен по правилам вашей служан­ки, что вы ей скажете? Я знаю, что будет плач: «Господи, я ли самый грешный человек? За что мне такая судьба?» — И мы считаем, что мы — люди, понимающие Божий закон! Мы должны сказать, как тот философ: «Прошу тебя, боль­ше так не делай.» — А со своей стороны возьмем себе за правило держать свои вещи в порядке и не оставлять ком­нату открытой на произвол слуг. Итак, Христос говорит: «Кто Мне служит, того почтит Отец Мой.» — Все вы думаете всё об этом мире, об этих преходящих делах, хотите уладить здешние, семейные дела, а очень важные вопросы оставляете неразрешенными — отношение к вашему Господину, Который однажды потребует от вас отчета. И день этот приближается. Знаете ли вы, где будете через несколько лет? Знаете ли, что разразится к то­му времени в Европе? Каким будет положение? Не знаете. Современный мир будет сильно очищен, ему будет сделана хорошая инъекция для подъема новой жизни. Люди, кото­рые идут на помощь цивилизации, должны применять христовы принципы, научиться служить; и те, кто не умеет слу­жить так, как хочет Христос, не имеют шанса для развития. Дарвинова теория говорит, что выживают только способные, здоровые люди. Действительно, выживут только те, кто духов­но и морально здоров, выживут и телесно здоровые, если бу­дет у них внутренняя моральная сила. Не обманывайте себя, будто здоровье в том, чтобы по­толстело лицо и тело, чтобы шея была потолще, чтобы живот был пожирнее, чтобы в него побольше вошло. Провести всю жизнь в еде и питье — не болезненное ли это состояние? Если человек весит 100 килограммов, сколько ему нужно пищи? Рассказывают про одну англичанку, которая съедала по 9 килограммов хлеба, и про другую, которая съедала хлеб и кофе, приготовленные для 72 детей. Это болезненное состояние. Я не против еды, но современные люди думают, что все заключается в еде. И действительно, она отнимает одну треть нашей жизни, потому что с утра до вечера мы работаем толь­ко за еду. Утром думаем, что будем пить, чай или молоко, будет ли молоко приготовлено с какао по-немецки или с ко­фе по-турецки, со сливками будет или без сливок. Только позавтракали — начинаем думать, что будем есть на обед, цыпленка или говядину, как будет приготовлено, с помидорами или с тыквой, будет ли то или другое. Кончим обед, начинаем думать, что будет на ужин. Иной раз довольны, другой раз — нет. Мы постоянно меняем пищу. И действи­тельно, питание стало целой поварской наукой, в которой люди специализируются. Это хорошо, но это не последняя цель в жизни. Сила пищи, которую может использовать наш желудок, не зависит от того, как пища приготовлена. Не нужно ду­мать, что если мы положим побольше соли, перца, горчицы и масла, пища будет здоровее — все это для нашего вкуса, для рта. Чтобы решить, хороша ли пища, нужно подождать, пока она побудет полчаса в желудке, и посмотреть, каким будет его состояние. Если будет некоторая тяжесть, нерас­положение, — значит, желудок говорит: «Эта пища не соот­ветствует вашему здоровью, не могу вам дать нужные со­ки.» — На следующий день мы опять говорим: «Дадим-ка ему побольше еды, чтобы усилить его работу,» — пока врач не констатирует расширение желудка. Современные люди живут только ради своего желудка, поэтому их чрезмерная работа поглощена лишь чувствами и мыслями о нем. Учитель преподает в школе и думает, сколь­ко денег получит — 300 левов или 400, и сколько потратит на пищу, на то, на другое. Все мысли только о еде, и после этого мы удивляемся, почему не хороши у нас учителя и священники. Все мы думаем о том, как обеспечить телу более здоровое состояние — какую пищу ему дать, какое жи­лище устроить. Все работаем ради внешней обстановки, но никто не останавливается, чтобы подумать о внутренней стороне человеческой жизни. Как наше жилище должно быть хорошо устроено, так должен быть приведен в порядок и наш ум. Если необходим гигиенический дом для на­шего тела, точно так же должна быть создана гигиеническая обстановка для нашего сердца. Я не считаю умным чело­веком того, у кого есть гигиеничный дом, а нет гигиеничной обстановки для сердца. Осуждая крайности, мы обращаем внимание лишь на служение внешним вещам, в то время как нужно было бы в первую очередь обращать внимание на свой ум, на свое сердце, а потом уж и на тело. Только если мы будем так строить свою жизнь, мы получим Божье благословение. Христос говорит: «Тот, кто Мне служит, пусть предло­жит свое сердце.» — Он пришел на землю именно для того, чтобы обработать человеческое сердце. В чем состоит эта обработка? Все сорняки, недуги нашей жизни должны быть отстранены. Вы издавна христиане, все следуете за Христом, но если бы Он нас призвал сейчас на испытание, кто из вас выдержал бы экзамен на терпение и смирение, если бы вам дали не только теоретическую, но и практическую за­дачу? Или если испытанию подверглись бы другие человечес­кие добродетели — правда, любовь, истина, мудрость? Думае­те ли вы, что не провалились бы на экзамене? Вы разбираетесь в том, любят ли вас люди, но не понимаете, любите ли вы других. Если Господь требует, чтобы мы любили других людей, в этой любви нужно дойти до са­моотречения. Мы часто говорим: «Объели меня эти люди, ограбили!» — Но не ограбили ли мы Господа в отношении тех богатств, которые мы находим здесь, на земле? Господь сейчас сошел на землю и говорит всем Своим слугам, которые крали и лгали: «Хватит этого воровства и этой лжи, дайте отчет!» — Это нынешняя европейская война, Господь говорит: «Отчитайтесь, как вы использовали то, что Я вам дал!» — Многие скажут, что эту войну вызвали экономические условия: все-де из-за того, что у Германии мало земли. А что у России и Англии тоже мало земли? Значит, дело не в земле — есть нечто другое, чего недостает людям. Каждый хочет стать господином. Каждая раса, которая под­нимается, хочет господствовать, каждый народ хочет быть господином над другими народами, и поэтому возникают столкновения. Если бы все люди руководствовались Христо­вым принципом, стремились служить человечеству, если бы каждый имел свою сферу работы и внес бы свою лепту в человеческие дела, — не было бы никаких споров. Сейчас все вооружаются, чтобы господствовать. Мы говорим: «Как глупы те, кто воюет!» — Но то же самое про­исходит с нами каждый день: войдите в какой-нибудь дом, и увидите. Поженятся двое молодых, все люди радуются: «Вот пара, которая будет жить в мире и согласии.» — Смот­ришь через два-три месяца — жена растрепана, муж тоже, в доме драка: жена хочет командовать, и муж говорит: «Я в доме хозяин.» — Однако оба заблуждаются: ни он, ни она не хозяева, оба — слуги. — «Но сказано, что муж — глава.» — Быть главой не значит быть господином. Быть гла­вой — значит быть умным слугой, и если ты старше жены — научи ее служить. Скажите оба: «Мы — слуги нашего Гос­пода, мы оба можем быть наказаны; но я научу тебя, как лучше делать эту работу.» — Это аллегория, но это еже­дневно происходит в мире. Оставим мужа и жену. Иной раз мы недовольны, роп­щем на себя — почему? Мы говорим: «Нет у меня воли, He могу сделать то или другое.» Почему у тебя нет воли, разве ты не хозяин? В чем причина? — «Ума не хватает.» — Должна быть какая-то глубокая причина. Из-за чего проис­ходит внутреннее раздвоение человека? — Из-за того, что мы приходим в противоречие с Господом, с Великим Зако­ном. А когда человек приходит в противоречие с Божьим Законом, возникают внутренние мучения, возникает раздвое­ние, ум приходит в смущение; человек не знает, что делать, его охватывают дурные мысли и желания, которые не со­ставляют истинной Божьей силы, и жизнь принимает дурную окраску. Дурные желания и мысли — как змея, которая обвивает и высасывает человека, пока все соки, которые могут питать ум и сердце, не иссякнут, и человек не почувствует себя парализованным. Знаете ли вы, как водят медведя на привязи? Медведя кормят только мукой и вставляют ему в губу большее кольцо, чтобы когда его дернут, медведь подчинил­ся и не был опасен. Нужно и нашему медведю привесить, кольцо и цепь на нижнюю губу, и давать ему лишь немного муки, чтобы у него не развивались опасные инстинкты. Посмотрите, сколько людей сошло с ума от желания стать богатыми! Получат люди 10 тысяч, 50 тысяч, 100 ты­сяч, миллион, 10 миллионов — все им мало. Собирают, соби­рают; а зачем им богатство? В этом нет никакого внутреннего смысла. Люди сейчас начали изучать новые способы обо­гащения, пытаются посредством магнетизма и внушения влиять на других, воздействовать на их мысли и действия. Одно время разбойники ходили с пистолетом по лесу, сей­час они в городах и носят с собой другие средства, чтобы ограбить ближних. Говорят, что в Нью-Йорке три амери­канских гипнотизера мысленно заставили одного банкира подписать чек на 15 тысяч долларов, и тот отдал деньги. Спо­собы кражи изменились. Все хотят иметь этот дар, иметь власть в мире. Но знаете ли вы, какое несчастье она прино­сит? Вот пример, который я уже приводил. В одной старой басне говорится, что один человек хотел иметь такую силу в своих руках, чтобы чего он ни коснулся — все превраща­лось в золото. Он говорил себе: «Если я приобрету такую власть, всему миру будет хорошо.» — Один ангел его спро­сил: «Если твоя просьба будет удовлетворена, всегда ли ты будешь доволен?» — «Это будет наибольшее счастье для ме­ня.» — «Пусть будет по твоему желанию.» — И когда этот человек вошел в дом, столы, книги, чашки — все стало золотом. Вышел во двор — камни, деревья, все превратилось в золото. Он обрадовался: «Не буду больше слугой, стану хо­зяином. Жена, мы люди счастливые!» — Приготовила жена еду, подает суп, хлеб, садятся они с детьми есть. Муж берет ложку — она становится золотой. Опускает ее в суп, и суп становится золотом, берет хлеб — и хлеб становится золо­том, прикасается к столу, — и стол становится золотым, при­касается к жене, — и та становится слитком золота. Тут он схватился за голову и начал молить Господа избавить его от этого несчастья. Вот до чего могут довести жадность и безумие. Мы можем иметь эту силу, но она погубит нашу жизнь. Богатство внутри нас, а не вне нас, оно не в нашей физи­ческой силе. Сила человека — не в его мышцах, а в том де­ликатном и нежном чувстве, которое может развить все дру­гие силы. И Бог так создал мир, что природа подчиняется самой слабой с виду силе — Любви. Она так нежна и де­ликатна, а, в сущности, всем управляет. Когда Любовь входит в человека, она его разнимает на части и преображает. Возьмите мужчину, который бил слуг и служанок; однажды он смягчается и жертвует всем, чтобы делать добро. Что это за сила, которая овладевает челове­ком? Это тот принцип, о котором говорит Христос: «Кто слу­жит Любви, тот служит Мне, — вот что Христос подразуме­вает, — и этот слуга будет иметь все, что Я имею.» Люди ищут истину, и Христос поместил эту истину в жизнь: в горчичное зерно. Если мы положим немного этой закваски, Любви, себе в сердце и в сердца ближних, — тех, кто действует, и тех, кто управляет, — она преобразит весь мир. Пренебреженье Христовым учением создало в мире ны­нешний катаклизм. В этих столкновениях и битвах Гос­подь налил молоко в маслобойку, и люди оказываются то вверху, то внизу, пока масло не выходит на поверхность. Масло будет употреблено в пищу, а остальное останется пахтой. Одни станут маслом, другие - пахтой. И масло, и пахту Господь употребит для своих добрых целей. Важно, кто куда попадет, но в целом судьба наша решена — или в. масло, или в пахту. Христос обращается к иудеям и спрашивает, кто хочет быть Его учеником. Некоторые из нас говорят: «Я верую­щий, верую в Христа.» — Те, кто только верит в Христа — слушатели. Вопрос же относится к тем, кто хочет применить Его закон. Если бы вы могли остановиться и подумать над словами «служить Христу»; если бы вы попробовали в те­чение года научиться служить Христу, — вы узнали бы вели­кую тайну этих слов, которая здесь не может быть выска­зана. Она очень проста, но нужно иметь свет. Да даст вам Христос этот свет, те условия, при которых он может по­явиться! Только Он может вам это дать. Я могу дать вам семена, но условия, чтобы они проросли, может дать только Христос. Чувство любви не зависит от наших сил и желаний, оно зависит от того контакта, который мы установили с Христом. Некоторые спрашивают: «Где Христос?» — и ожидают Его с Неба. Христос уже в мире, и мир Его слышит. Он идет двумя путями, у Него два лица: одно благое — «Мир вам», а другое нахмуренное — пушки и гранаты. И вот Он говорит: «Приведите тех, кто не последовал Моему учению, — пусть испытают горечь непослушания. Не хотят Мне служить — пусть испытают всю горечь своих дел. Каждый пожнет то, что посеял,» — как не можем мы простить преступника, который убил много невинных детей, а наказываем его. Христос обращается к нам: «Кто Мне служит, Мне да исследует.» — И вы говорите: «Легко следовать, можем сле­довать за Ним и называть Его своим учителем.» — Но Он может вам ответить: «Не потому говорите это, что хотите Учения Моего, а потому, что ели хлеб и рыбу.» — Спросят вас: «Помогли ли больному, вылечили ли его?» — Чтобы слу­жить Господу, человеку не нужно Его искать и Ему служить, можно служить Его «меньшим братьям». Люди хотят, чтобы Бог сделал их жен и детей здоровыми, дал им денег, дал положение в обществе. Две тысячи лет вот так служат Господу. И сейчас Он спрашивает Европу об этом: «Что вы сделали для Меня за столько лет?» — И если явится Христос, что вы Ему скажете? Подумайте, что Ему ответить, что вы сделали для Него. Мы можем быть спокойными при тех событиях, которые пугают весь мир. Для нас важно знать, в какую категорию мы попадем. Многие из вас хотели видеть Христа. Прибли­жается день, когда вы Его увидите — некоторые близко, дру­гие издали, иные — лишь вверху на облаке. И поэтому я говорю вам: время, которое вы переживаете — самое трудное для вас. Если вы еще питаете иллюзию достичь того или другого, — очень обманываетесь. Я вам даю совет: в малое время, которое осталось, научитесь служить Господу, чтобы Он не застал вам неподготовленными. Не думайте, что есть еще время. Нет никакого времени, для всего этого поколения нет времени. И дети, и взрослые, и священники, и управляющие, и цари — все должны научиться служить Господу. Если нет — превратятся в пахту. Корова уже подоена. — Как вы думаете, что я хочу вам сказать? Что молоко уже вы­доено, и что Господь теперь извлечет из него масло. Эту корову мы все видим, подоенная корова — это мы. Бог столько тысяч лет нас зовет; какими Он увидит нас, когда вернется на землю? Что подумает отец, когда вернет­ся домой и обнаружит, что дети вцепились друг другу в во­лосы и дерутся? Подумает, что мать плохо их воспитала. Каждый имеет что-нибудь против кого-нибудь. Все люди су­дят друг друга: обыкновенные граждане, учителя, священ­ники, либералы, консерваторы, узкие и широкие социалисты. Среди деятелей религии, среди учителей, в науке — везде раз­деление взглядов. Но мы должны придти к убеждению, что нужно отбросить все, что отравляет нашу жизнь, и хотя бы в этот момент примириться и стать тихими и спокойными, ожидая со смирением великое событие, которое наступает. До сих пор люди спрашивали, есть иной мир или нет. Настал момент, когда Небо скажет, есть Духи или нет, есть ангелы или нет. До определенного года увидите, есть Гос­подь или нет, увидите, может ли Господь исправить мир, или нет. Если кто-то не верит, пусть подождет и проверит. Не буду вам приводить аргументы — умные поймут то, что я говорю. Кто не поймет, останется учиться заново в буду­щем. Сейчас речь идет о вас. Христос хочет, чтобы вы все Ему служили. Те, кто хочет быть Его учеником, пусть служат Ему в широком смысле: служат страждущим, служат лю­дям, которые смущены, опечалены, чтобы поднять их дух. Есть люди отчаявшиеся, которые спрашивают: «Что с нами будет?» — Покажите им истинный путь. Приведу вам один пример, и этим закончу. Один путе­шественник остановился в большом отеле в Нью-Йорке. С ним в комнате жил другой путешественник, у которого была привычка очень глубоко спать. Ночью отель загорелся. Пер­вый путешественник кричит спящему: «Вставай, отель го­рит,» — а тот ему отвечает: «Отстань, не мешай спать.» — «Вставай, тебе говорю, отель горит,» — настаивает первый. Второй встал, выбросил его вон и опять лег спать. Огонь охватил отель. В конце концов, увидели этого человека на крыше: он звал на помощь, но никто уже не мог ему по­мочь. И вам говорю: тот отель, в котором вы временно жи­вете, горит. И советую вам: спасайтесь, потому что потом вы выбежите на крышу и будете звать на помощь, но неко­му будет вам помочь. Когда вам говорят, что отель горит, — одевайтесь и бегите вон. Все, что может гореть, распадется. Все что останавливает человеческое развитие, будет разру­шено, и тогда на развалинах Господь возведет нечто доброе. Не думайте, что жизнь кончится. Идет эпоха более великая чем все, что было до сих пор, и мы можем с радостью ожи­дать этого светлого будущего. Тех бурь, которые идут, чтобы дезинфицировать, очис­тить мир, не нужно бояться. Нужно благодарить Бога, что они идут. Не нужно стараться их предотвратить, да и не можем мы их предотвратить: они придут и принесут свое добро. Мы должны лишь быть готовы, когда придет Хрис­тос (Который идет; для одних уже пришел, для других придет теперь), — когда Он придет нам сказать слова: «Кто служит Мне, Мне да последует,» — следовать за ним. Последуете ли вы за ним? В этом вы найдете идеал. Для индивида, дома, общества, народа и всего человечества. Это смысл человеческой жизни здесь на земле. Беседа 27 июля 1914 года в Софии Закон служения Законът на служенето
  2. СНЫ ИОСИФА «И видел Иосиф сон, и рассказал братьям своим; и они возненавиде­ли его еще более» (Бытие, 37:5) Мы часто задаем себе вопрос: почему иной раз с на­ми в жизни случаются несчастья? Вообще считается, что люди страдают, расплачиваясь за некие прегрешения настоя­щего или прошлого; в этом мы ищем причину. Мы видим, что жизнь так обошлась с Иосифом из-за двух снов, которые он рассказал своим братьям. Они, разу­меется, истолковали эти сны как проявление тайных за­мыслов и задних мыслей Иосифа, и в них зародилась мысль его убрать, чтобы он не стал над ними главным. И вы ви­дите, что это не чужие люди — собственные братья. При первом удобном случае они его схватили и продали исмаильтянам, которые его перепродали египтянину, и тогда начались испытания Иосифа: Бог испытывал его характер. Жизнь человека — не что иное, как испытания, это проб­ный камень, на котором испытывается характер человека. Самое ценное в душе человека — это его характер, который должен пройти через огонь — испытания. И только когда че­ловек пройдет через этот огонь и устоит перед всеми ис­пытаниями, можно сказать, что у него есть ценный, устой­чивый, вечный характер — вечный дом, в котором можно жить. Характер — это дом человека. Мы видим, как на Иосифа обрушиваются напасти, одна за другой. За теми бедами, которые связаны с двумя снами, следуют и другие, о которых говорится в 39 главе. Посколь­ку он был красивым юношей, жена его хозяина влюбилась в него. Она хотела получить удовольствие, но он ей сказал: «Нет, хозяин все отдал в мои руки, кроме тебя, ты — его собственность, его право, и я не могу совершить грех перед ним. Мы видим, что в душе этого молодого человека царит Господь: все, что он собирается делать, он сначала взвешивает этой меркой — правильно ли, угодно ли Господу или нет. Он знал, что его отказ выполнить волю такой женщины повлечет за собой неприятности, но все же предпочел ско­рее пострадать, чем согрешить. В результате этих испытаний он на самом деле оказался в тюрьме. Но Господь и здесь ему помог. Если вы просмотрите все, что рассказано в этой главе, то увидите, что Бог его не оставил, а вывел его из темницы посредством толкования двух других снов — снов египетского царя. Когда мы проходим испытания, мы не знаем той точки, к которой Бог стремится. Вы хотите отправиться на Небо, но если кто-нибудь вас спросит, что вы понимаете под сло­вами «Небо» или «Рай», — вы не сумеете ему точно ответить. У вас есть какие-то представления о Небе, но они для вас так же неопределенны, как были неопределенны два сна в уме Иосифа. И действительно, какое отношение могли к нему иметь снопы, солнце, луна? А они показывали опре­деленное стечение будущих событий — как его продали, как его избавили и возвысили. Что это за царство, и что это за женщина? Египет — царство, в котором мы живем, а жена царедворца, которая нас искушает, — это мир. Вы — слуги, которых продали, вас прогнали ваши братья, вы находитесь в Египте, и жена ца­редворца предлагает вам удовольствие с собой — это мир вам предлагает определенные блага и вас искушает. Не плохо человеку получать удовольствия, но есть ве­щи запрещенные. Когда Адам был в раю, Господь сказал ему, что можно есть все, только один плод запретил ему есть, и из-за его непослушания пришли все страдания. И в этом мире есть запрещенные вещи, и если вы попробуете есть запрещенный плод, непременно придет страдание. Сколь­ко людей зарится на чужие деньги: деньги нужны им, что­бы построить дом, для удовольствий, для путешествия за границу. Иосиф, однако, не так смотрел на это; он мог иметь благоволение жены царедворца, но подумал: «Я пред­почитаю иметь благоволение Бога, а не благоволение чужой женщины.» Мир — это женщина, которая нам не принадлежит. Зав­тра, получив свое удовольствие, она может вас бросить. Ее в вас привлекает ваша внешняя красота. Вот в чем состоит заблуждение. Когда нам кажется, что люди нас почитают, мы напрасно думаем, что это — за наши достоинства. Вот певец — знаменитый, прославленный; но все почитают его певческий талант, его горло. Если его голос испортится — его выбросят, как старую тряпку. Все почитание относится к его голосовым связкам. Или вот великий скрипач. Все его ува­жают, пока он владеет смычком; если же у него будет пара­лизована рука, никто не захочет о нем слышать. Вы можете красиво проповедовать в церкви; но все вас будут слушать, пока вы говорите сладкозвучно, если же ваш голос за­дребезжит и охрипнет, все скажут: «Не нужен нам пропо­ведник без голоса.» — Женщину, пока она красива, все окружают; когда же исчезнет ее красота, скажут: «Пусть другая придет на ее место.» Иосиф знал, что это самообман, и осуществлял только вещи внутренние, устойчивые, вечные, которые всегда мо­гут дать мир человеку, чтобы он имел таким образом благо­воление Божие. Мы должны быть внимательны к малым причинам, ко­торые именно и приносят несчастье. Если бы Иосиф не рас­сказал сон братьям, несчастье бы с ним не случилось. Мож­но задать вопрос: не пришло ли бы оно в других случаях? — Есть испытания, которых нельзя избежать. Не буду вам рассказывать об этих внутренних законах, а скажу, что есть вещи, абсолютно предопределенные Богом. Если мы захотим избежать малых бед, придут большие. Чтобы иметь возможность нейтрализовать страдания, нужно поучиться на примере Иосифа. Не нужно ни в малейшей степени обманы­вать себя, думая, что если сегодня все в порядке, завтраш­ний день не изменит нашу жизнь и не принесет страдания, каких мы не ожидали. Судьбой или Провидением определено, через какие ис­пытания пройдет жизнь человека. И эти испытания необхо­димы. Почему? Дам вам одно сравнение. Чтобы перебрать­ся через глубокую реку, вам нужна лодка, чтобы пересечь океан — нужен пароход; так и для того, чтобы перейти из одного мира в другой, вам нужен пароход, который назы­вается «вера». И испытания и несчастья тоже необходимы — это горючее, это ваш билет на путешествие. Каждый, кто хочет изменить путь необходимого закона, — глупый человек. Каждый, кто говорит: «Зачем Господь дал мне эти страдания?», — кто ропщет — глупый человек в пол­ном смысле слова. Каждый же, кто скажет: «Хочу понять их смысл,» — и благодарен за них, — умный человек. Заметьте: когда Иосифа постигли несчастья, он не возроптал, а встре­тил их с радостью в душе и благодарил Бога; и когда он возвысился во дворе своего хозяина до того положения, что в его руках было все — не возгордился. Когда хозяин дал ему еще большие блага, он не соблазнился тем, что ему предлагала женщина, он себе сказал: «Я должен исполнять закон, не должен грешить.» — Значит, удовольствие в этом смысле — грех. В чем состоит грех? Все, что не рождает, не имеет плода или зародыша в себе — это грех. Женщина, которая свод­ничает, блудит, не рожая — совершает грех. Зачатие иску­пает грех. Всякое действие, которое не несет в себе жизни — это преступнее растрачивание Божьей энергии. Когда кто-то вас заставляет совершить грех, он хочет, чтобы вы рас­трачивали свою Божественную энергию. Выпиваете стакан вина — на следующий день болит голова: что вы приобрели? Стали ли благороднее? — Нет. — Почему мы хотим делать и делаем то, что никак не совершенствует наш характер? Все мы должны ограничить себя рамками удовольствий, которые позволены, законны, естественны. Например, возь­мите мальчика и девочку, которые играют в лошадок и в кук­лы. Это доставляет им удовольствие, а вместе с тем воспи­тывает их, готовит их к другим делам. Так и для взрослых есть в жизни определенные удовольствия, которые также могут быть им полезны. Однако есть и удовольствия, кото­рые всегда несут в себе разрушение человеческих чувств, сил, спасения человека. Неестественная жизнь, так назы­ваемая скрытая, незаконная любовь, которую позволяют се­бе некоторые мужчины и женщины, действует разрушитель­но на их сердце и ум. Вы любите кого-то — спросите, угодно ли это Богу, приносит ли пользу тому, кого любите, не раз­вращаете ли вы его душу, его ум. Иосиф был молод, незапятнан; развратная женщина хо­тела его осквернить, но он не поддался ее искушению, не запятнал свое имя, от которого — если бы он поддался — помину бы не осталось. Заметьте: сначала женщина — Ева — была подвергнута испытанию и не устояла, а после этого — и ее муж. Теперь мы видим, как мужчина подвергается ис­пытанию. Та самая змея, которая искушала Еву в саду: «Смотри, если испробуешь плода этого дерева, — какие зна­ния, какую силу будешь иметь, станешь как Бог» (Ева под­далась и сказала: «За славу готова, могу это сделать,» — так что это была настоящая измена) — эта самая змея представилась Иосифу в форме женщины и сказала ему: «Идем со мной,» - но он сказал: «Нет.» — После этого пришли страдания, но пришло и возвышение. Мужчина и женщина представляют собой два принципа, две великие разумные действующие силы. Одну силу мы называем активной, другую — пассивной, одну — действую­щей другую — воспринимающей. Это два процесса в при­роде, которые сменяют друг друга. Бог не всегда дает, иногда - берет. С одной стороны, океан посылает влагу на сушу, с другой стороны, — через реки эта влага снова воз­вращается в океан. В этом смысле мужчина и женщина — это два принципа, которые дополняют друг друга. Один принцип творческий, называемый мужчиной, Богом, второй пассивный, называемый женщиной или Господом. Следовательно, нужно и в той и в другой стороне жиз­ни быть верным этим принципам. Если в мире нам нужно приобретать блага, мы можем приобрести их, только если устоим на возвышенном Божественном принципе. Если вы верны ему, все мечты и желания вашего ума и вашего серд­ца могут исполниться. Вы постигнете их лишь одним спо­собом — через Бога: лишь Он может удовлетворить ваши помыслы и желания. Мать кормит ребенка, учитель воспитывает учеников. Как ребенок не может вырасти без матери, так и ученик не может научиться без учителя. Иосиф слушал голос своего внутреннего Учителя — Бога, Который учил его соблюдать великий закон движения и расширения жизни. Все наше стремление в жизни должно быть направлено к этому — к тому, чтобы развить наш характер. Как? — Характер собран из мыслей и чувств, из положительных сил. Жизнь не нужно понимать так, как ее понимают неко­торые сейчас — в тех ограниченных рамках, как ее понимает ученый, доктор, философ, — нет: мы должны понимать жизнь, как Бог ее очертил. Все люди видят вещи лишь отчасти. Современная наука показывает лишь одну часть вещей, ге­ний талантливого музыканта охватывает лишь одну малую часть пространства, ум философа — также. Сила здорового человека ограничена его мышцами. Но про некоторых говорят: «Он силен умом.» — Человек может быть силен умом лишь тогда, когда его сила связана со всеми Божественны­ми законами, и когда он в гармонии со всеми существами, которые его окружают, от самых низших до самых высших. Тогда его сильный, мощный характер может совершить все, потому что все существа ему содействуют. Когда же мы идем в разрез с Божественными законами, является противоречие в нашем уме, и появляются все неудачи, которые мы встречаем в жизни. Почему нас иногда постигают неудачи? Мы двоедушничаем: хотим совершить добро, не отдавая себе отчета в том, что делаемое нами не есть добро. Мы пола­гаем, что задуманное умно и можем реализоваться, вертим туда, вертим сюда, вперед, назад, — а оно не выходит. Иног­да мы удивляемся, почему не идем вперед, и почему наша память слабеет, почему она так тупа. Мы сами постоянно запутываем до основания свою жизнь. Случается замутить воду, когда ловишь рыбу, но му­тить ее постоянно, и когда выловишь всю рыбу — невозмож­но. Часто жена сердится на мужа и мутит его воду. — «Что ты хочешь? Платье? Вот тебе платье,» — говорит муж. Озе­ро очищается. Назавтра жена опять хочет поймать рыбу — опять мутит воду: теперь она хочет шелковое платье, часы, хочет поехать куда-то. — «Вот тебе, возьми,» — отвечает ей муж. Но однажды этот муж оказывается в безвыходном по­ложении: нет денег и, что делать, — ворует и сбегает. Зна­чит, озеро пересыхает и теряет свою рыбу, да и воду. Что теперь жена будет мутить? Замутнять постоянно жизнь, вводить себя в смущение — это не значит понимать жизнь. Будем мутить, мутить, и, в конце концов — умрем. Думали ли вы, что такое смерть? Ее рисуют как чело­века, состоящего из костей, с косой в руке. Проверили ли вы, такова ли она? — «Нет. Мать и бабка мне рассказывали, что она такая!» — Может быть это и верно; но поняли ли вы смысл этой картины? Почему смерть представлена как че­ловек без мышц? — Нужно быть чистыми, как кости, кото­рые белы; значит, нужно быть добродетельными. Все, что нечисто, будет выброшено, только добродетель останется нетронутой. Так что у вас есть символ того, что не будет за­тронуто. Если преступите Божий закон — обязательно буде­те затронуты. Человек должен бояться наказания прежде, чем согре­шил, а не после этого. Плач не спасает человека. Спасение в том, чтобы заняться организацией своего ума, своего серд­ца и своего тела. Вот наша задача на земле. И для этого у нас есть отличный пример в Ветхом Завете — величайший характер в лице Иосифа. Читая эти главы Книги Бытия, мы должны хорошо изучить его характер. Не нужно думать, что Иосиф был глуп. Он был очень умен, и поэтому, как видите, отец его любил: любовь всегда опирается на мудрость. Но у Иосифа было в то же время и благородное сердце. Отец его сознавал это, но братья ду­мали, что отец его любит за внешние качества. И продали его. Но в какие бы условия его ни поставили, его характер возвысил бы его, — как и произошло. Благодаря его ценным качествам хозяин поставил его на высокое место. Другое ис­пытание бросило его в темницу, но и там он возвысился, и, в конце концов, Господь вывел его из темницы, где он провел — читали ли, сколько? — два года, определенное для испытания время. А что есть ваша темница? — Это ваше нынешнее тело. Когда-нибудь вы выйдете из этой темницы — грязной, не­гигиеничной. Доныне вы причащались, не зная, что символи­зирует собой вино. Хлебодар должен был быть казнен, а виночерпий — восстановлен на своей службе: один из принципов жизни — активный — всегда должен быть приносим в жертву. А вино должно входить в жизнь, чтобы ее остудить. Вино имеет большую силу, но предварительно современные люди должны быть приготовлены, иначе они возбуждаются от не­го: их организм не способен его использовать. Когда вино на­ливают в бутылку, и оно начинает бродить, бутылка разру­шается. Но вернемся к характеру Иосифа. Мы видим, что у него был трезвый и рассудительный ум; он понимал, каковы ос­новные законы жизни. У него было благородное сердце, он не хотел никоим образом нарушить обещание, которое дал Богу: «Я дал честное слово господину своему, а также и Господу, служить Ему верно, и не могу Его обмануть.» — Следовательно, это не был юноша, плывущий по течению дурных наклонностей и желаний. Во всех случаях он руководствовался благородными порывами, его сердце и ум были уравновешены. Чтобы Господь мог жить в нас, ум и сердце у нас должны быть в согласии, должны быть уравновешены. Ес­ли между ними возникает разногласие, Господь не живет в нас. Есть места, в которых царит анархия, как сейчас в Сербии, да и во всем мире, поскольку умы и сердца людей не в согласии, и поэтому каждый хочет взять побольше, и никто не хочет давать. Каждый имеет целью ограбить ближнего, и из-за этого все время происходят столкновения между людьми. Это общий закон, как между малыми, так и между большими существами. Многие хотят жить. Некоторые еще у своего отца, и рассказывают, какие сны видели; другие — во второй категории — проданы братьями в Египет, знатному царедворцу, где его жена их искушает, а третьи — в темнице. Самое лучшее положение — выйти перед фараоном, но для этого нужно пройти через три этапа, три класса: первый — у отца второй — у той женщины, которая испытывала, насколько Иосиф целомудрен. И Иосиф очень хорошо выдержал испы­тание — оставил одежду и убежал чистым. Что значит, ос­тавить одежду? Это значит — оставить накидку своей души — плоть. Мир тебе говорит, как та женщина: «Идем со мной, я очень хороша, а иначе отправишься в темницу,» _ испытывает тебя: соблазнишься ли, или будешь следовать Божьему закону. А нужно лишиться всех благ, которые тебя соблазняют, победить искушения и следовать Божьему за­кону. Верьте в Бога, имейте веру в Него, — и вас непременно ожидает великое будущее, как Иосифа. Об этом не может быть двух мнений. Я вам показываю здесь, как юноша, идущий по пути, который указал Бог, возвысился от положения обыкновен­ного пастуха до самого высокого положения в Египте — не кражами, ложью и убийствами, а самоотречением перед страданиями и соблюдением Божьего закона. Следовательно, только мудрость и знание, которые вы можете найти в своем уме, только добро, которое вы можете найти в сердце, могут вам помочь. Никогда не обманывайтесь внешними вещами, которые могут привлечь ваши глаза. Будут ваши руки или ваше лицо такими или другими — зависит от вашего сердца. Каковы ум и сердце, такой и дом вы создадите, такие ок­на в нем будут. Ум и сердце человека всегда могут изменить его внешнее общественное положение — из нищего он может стать богатым. Но это возможно, только если он со­блюдает Божьи законы. Посмотрим теперь на другую сторону характера Иосифа. Мы видим, что когда братья явились к нему, он не мстил за себя, а плакал вместе с ними и изливал всю свою лю­бовь к ним. Следовательно, если в нашей жизни кто-то нам сделал дурное, не нужно ему мерить той же мерой. Мыслить зло, мстить, отвечать теми же словами, — это не характер; иметь характер — значит прощать. Только так можно вы­работать в себе благородство. Пример этого дает нам Хрис­тос. Когда Он был на кресте, и над Ним издевались, Он сказал: «Прости им, Господи!» — Придет время, когда и вас спросят, простили ли вы тем, кто вас оскорбил, кто вас продал. Один отец говорил своему сыну: «Из тебя человека не выйдет.» — Сын отправился за границу учиться, вернулся, занял высокое общественное положение и первым делом по­слал несколько стражников, чтобы взяли его отца. Привели отца к нему, и сын спросил: «Ну, что скажешь, вышел из меня человек?» — Отец ему тогда ответил: «Умно ли ты сделал, нужно ли было меня пугать? Ты неразумный чело­век, не знаешь, что делаешь. Ты должен был послать за мной карету, чтобы меня привезти.» — И мы так делаем, ког­да хотим испугать людей: «Дал бы мне Господь силу, я бы знал, как управлять — всех бы повесил.» — Тысячи лет лю­ди придерживаются этого метода — бьют друг друга, и каж­дый дом плачет. А насколько улучшился мир? — Нимало. Только Любовь может внести благородные элементы в чело­веческую душу. И наказание полезно в той степени, в какой наложено от любви, чтобы искоренилось плохое. Но тот, кто своей операцией режет здоровое мясо, — не умный хирург, а глупый. Следовательно, когда придете в жизнь, нужно со­блюдать основной закон — поддерживать равновесие между умом и сердцем. Многие сомневаются, есть ли Бог. Некоторые из вас скажут: «Верим, что Он есть.» — Но если бы вас поставить на место Иосифа, вы сказали бы: «Если бы был Бог, меня бы не бросили в темницу. Братья забрали меня от отца и матери и продали — в этом ли Бог? Не верю.» — Нужно при­нимать все страдания от Божьей руки, и когда они придут, вы должны радоваться. Страдания — это те камни, из ко­торых вы воздвигнете ступени своего дома. Они помогут вам выработать характер. Они — соединительная нить между че­ловеком и Богом. Лишь посредством страданий можно перей­ти из одного мира в другой, лучший. И для вашего возвы­шения нет в этом мире ничего лучше страданий. Действительно, страдания вам противны, но в сущности это — наибольшее благословение. Если душа страдала долгое время, страдания дадут свой плод, и она начнет радоваться. Если бы корни дерева не сосали соки, получили ли бы мы сладкие плоды? Если бы мать не страдала, не носила ребен­ка в своей утробе, — смогла ли бы она потом ему радоваться? Если бы отец не отрекся от своей индивидуальной жизни, ра­довался ли бы он? Может ли учитель, не прилагающий усилий иметь учеников, которые его уважают? Кто, лежа на спине, был поднят на Небо и поставлен там в высокое положение? От одного края до другого жизнь составлена только из страданий. Они – как действия скульптора, который таким образом создает статую. Когда мы проникнем в глубокий смысл страданий, то поймем, что это процесс, который вырабатывает наш характер. И когда сделаем молотком последние удары для доработки своего характера, тогда пре­кратятся мучения и появится великая статуя нашей жизни. Мы готовимся отправиться на Небо; что мы принесем ту­да? — Свой характер: это наше богатство. Вам нравится быть стройным мужчиной или красивой женщиной, с благородными манерами, но что скажут люди, когда вы появитесь в мире, если ваш характер не благоро­ден? Скажут ли, что видят в вас добродетельного человека? Когда человек не располагает красивой внешностью, но у него здоровый ум и доброе сердце, люди говорят: «Вот че­ловек с характером.» — И это самая лучшая похвала, ка­кую может дать нам мир. Если у нас есть такой ум и та­кое сердце, мир нуждается в нас. В Египте во времени фа­раона было много именитых вельмож; почему фараон не по­ставил их на первое место, а поставил чужестранца? За кра­сивые ли его черты? — Нет, за его ум и доброту. Если мы будем такими, как он, мир отведет нам то же место, а если будем глупы, — мир нас выбросит. Нынешние люди ду­мают наоборот, они говорят: человек не должен быть доб­родетельным, потому что-де добродетель — глупость. Они не понимают, что говорят; внешние, чужие вещи на Пасху про­падут, а характер вечно останется при нас, — он и пред­ставляет собой ценность. Сейчас вы проходите те же испытания: вы растревоже­ны, как египтяне в то время, когда жил Иосиф, вы не знаете, что может случиться завтра. Судьба, будущее — не в на­ших руках. Вы не можете предвидеть, какой оборот примут события. Но судьба была бы в наших руках, если бы вы имели веру и упование, как Иосиф. Тогда вы непременно изменили бы свою судьбу, где бы вы ни были, в какое бы положение вас ни поставили. Так масло поднимается над водой. Первое, что необходимо для этого, — не бояться и не беспокоиться. Нужно иметь смелость и решительность, не быть трусливыми. Страх должен уступить место благоразу­мию. Нужно колебаться, только пока вопрос не решен; но когда вы решили, и считаете, что правы, — непременно нужно это сказать и отстаивать. Иосиф решительно сказал женщине: «С тобой не могу этого делать.» — Плохие послед­ствия действительно пришли: его схватили и бросили в тем­ницу. Но Бог был с ним. При созидании характера необходимо терпение. Это основа всего. И мы видим в характере Иосифа именно ве­ликое терпение: он не беспокоился в темнице, работал, учился, был готов претерпеть все. Терпение — черта характера, с которой человек не рождается, но которая приобре­тается усилиями. Все страдания в мире имеют целью лишь сформировать в нас терпение, чтобы мы научились быть хладнокровными, смотреть с верой в будущее, и какие бы невзгоды и разочарования нас ни постигли — никогда не те­рять уверенности. Девушка может говорить: «Моя мечта — выйти замуж, найдя свой идеал,» — а когда выйдет замуж, скажет: «Кон­чилась моя жизнь!» — Нет, она в начале жизни. Иной че­ловек жалуется, что потерял деньги. Что из этого? Ты в на­чале жизни, ничего не потерял. — «Потерял здоровье.» — Ты в начале своей жизни, другое здоровье приобретешь. В какое бы положение ни были мы поставлены, мы должны терпеть и уповать на Бога до последней минуты. Эта вера должна быть глубокой во всех наших делах. Некоторые люди хотят быть в хорошем обществе, хотят быть окруженными хорошими людьми. Иосиф, как чужестра­нец, жил среди чужих людей, но сумел своим сердцем и умом сделать этих людей своими друзьями. Но иные гово­рят: «Люди грешны.» — Превратите этих грешников в сво­их друзей: у них благородные души. Современный христиа­нин говорит о ком-то: «Он не верующий, он еще зелен.» — Но если человек не будет зелен, сможет ли созреть? Все, что вырастает из земли, сначала зелено, не сразу созревает. Быть зеленым — значит находится в процессе всасывания со­ков, после чего начинается созревание. — «Но мне обидно, что я зелен.» — Очень хорошо, что зелен, в этом нет ничего обидного. Если ты благородный человек, труд постепенно поможет тебе созреть. Кто не зелен, тот не может созреть. Если не зелен, то сух, а в сухом нет процесса развития. Если вы зелены, я вам радуюсь; быть зеленым — бла­городно. Когда созреете — станете желтыми, как золото. Все любят деньги — нечто созревшее. Знаете ли, что такое деньги? — это значит, что вы созрели. Жизнь состоит в постепенном развитии зеленого до созре­вания. Этот постепенный процесс называется в науке эволю­цией, развитием. Он необходим, пока все люди не закончат процесс развития и не обретут все знания и всю доброту серд­ца. Когда люди обретут все эти соки, Господь пошлет Свою благодать, и плоды у вас созреют. Тогда явится Господь. Когда вы еще зелены, Он издали смотрит на вас; когда созреете, Он непременно придет и сорвет ваши зрелые пло­ды, потому что они нужны Ему. Когда вы начнете с пониманием отделять существенное от несущественного, преходящее от постоянного; когда ваш характер выработается и окрепнет; когда плоды деревьев вашего сада начнут зреть, — тогда вы будете освобождены из темницы и представлены Господину этого мира, и расска­жете свое толкование двух снов жизни. Тогда вы выскаже­те истину не как заключенные, а как свободные. Тогда Ис­тина будет вам венцом на голове, и снопы на ниве вам поклонятся, а Солнце с Луной и одиннадцать звезд на Небе будут вас приветствовать. И тогда вы поймете глубо­кий смысл земной жизни. Тогда Господь явится, и водво­рится Царство Божие на земле. Беседа 20 Июля 1914 года в Софии Сны Иосифа Сънищата на Йосифа
  3. ЛЮБОВЬ «Если я говорю языками человечес­кими и ангельскими, а любви не имею, я медь звенящая или кимвал бряцающий. (1. Кор., 13:1) Слово «любовь» стало в устах людей очень прозаичным, настолько прозаичным, что не имеет уже никакого смысла. А когда слово теряет свой смысл, оно обессоливается; все то, что обессоливается, не имеет в себе силы, и вследствие этого в нем наступает упадок. В органическом мире, когда какая-то пища попадает в желудок и не может быть переварена, возникает состоя­ние, которое врачи называют «несварение желудка», и ко­торое вызывает неприятные ощущения во всем теле. Этот закон справедлив не только по отношению к физическому миру, но и по отношению к умственной жизни. Когда к нам приходит мысль, которую наш ум не может воспринять, у нас возникает такое же состояние. Так происходит и с сердцем: когда некое желание входит в сердце человека, а сердце не может его воспринять, тоже образуется подоб­ное состояние. Человек по своей природе воспринимает вещи в трех ас­пектах. Возьмите плод, яблоко — красное, яркое, красивое. Прежде всего, его форма привлекает ваши глаза; вы берете его, поворачиваете то одной, то другой стороной и состав­ляете посредством зрения, в соответствии с его внешней формой и цветом, определенное понятие о нем. После этого вы приближаете яблоко к носу, чтобы почуять, имеет ли оно какой-нибудь запах, и ваше обоняние определяет качество этого запаха. Когда обоняние закончит свою работу, ваши зубы и язык захотят попробовать яблоко, и осуществят над ним, бедным, последнюю операцию — разрушат его красивую одежду. От его яркого облачения ничего не останется, и язык скажет: «Это яблоко вкусное.» Так и Любовь проявляется в жизни по отношению к людям трояко, и из-за того, что люди не усматривают ее соотношений, у них рождается неправильное ее понимание. Одни говорят, что это чувство, другие — что это сила, третьи — иллюзия и т. д. Каков ум человека, таково, как говорится, и его положение. Следовательно, этому будет соот­ветствовать и его понимание Любви. Чтобы узнать суждение человека по определенному вопросу, посмотрите, что он говорит и пишет; чтобы узнать женщину, посетите ее, посмотрите, какой у нее дом; чтобы узнать повариху, пойдите на кухню и посмотрите, что и как она готовит; чтобы узнать воина, пустите его на поле боя, чтобы узнать учителя, нужно увидеть его в школе, священ­ника — в церкви, и т. д. Все должно быть испытано на своем месте. Следовательно, когда мы будем говорить о значении Любви в широком смысле, не все, конечно, будут готовы по­нять то, что я могу вам сказать. Чтобы передать вам мысль, чтобы вы ее поняли, я должен облечь ее в простую форму, Я, может быть, говорю на непонятном вам языке, не потому, что не хочу, чтобы вы меня поняли, но потому что есть дру­гие причины, из-за которых мой язык вам непонятен. Когда рождается маленький ребенок, мать сначала дает ему моло­ко, потом, когда он подрастет, готовит ему жидкую пищу, по­том погуще, ребенок же сначала сосет и глотает молоко, и ему очень приятно; но чтобы мать дала ему более твердую пищу, нужно, чтобы у него появились зубы, иначе у него расстроится желудок. А перед появлением зубов происходит определенный процесс — ребенок болеет, и тогда мать гово­рит: «У ребенка лихорадка, не умер бы, позову-ка доктора.» — Но когда зубы вырастут, это состояние проходит. И в жизни человека появляется такое же состояние: когда ему дают твердую пищу, Любовь, он проходит через процесс страданий. Следовательно, когда мы говорим, что страдания необходимы, это значит, что они нужны, чтобы выросли наши зубы, чтобы мы могли питаться твердой пи­щей. Что это за зубы, я могу объяснить вам позже. Не сейчас говорю вам, что если начнутся ваши страдания в ми­ре — это признак, что у вас прорезываются зубы. Когда этот процесс завершится — закончится ваше формирование, у вас будет 32 зуба, вы будете в возрасте Христа — тридцати двух лет. Разберем теперь, как понимал Любовь апостол Павел. Для этого нужно сравнить это понятие с его противоположностями. Когда человек хочет описать какой-нибудь предмет, он должен найти его отличительные признаки. Например, чтобы описать коня, корову, овцу, волка и т. п., нужно най­ти то, что отличает этих животных друг от друга. В опи­сании мы рассматриваем обыкновенно внешнюю сторону, но можем рассмотреть и внутренние особенности, выявив раз­личия, которые существуют между ними. b современном мире все хотят быть красноречивыми ора­торами, поскольку каждый знает, что оратор силой слова может влиять на толпу. Но апостол Павел говорит: «Если имею все красноречие, какое может обрести человеческий язык, более того, если даже имею красноречие ангелов, а не понимаю Любви, — нет мне в том никакой пользы.» — Отно­шение будет тем же, как если бы мы только смотрели на яблоко со стороны. Сейчас каждый у нас спрашивает, какой будет его судь­ба и судьба Болгарии. Если можете пророчествовать, все стекутся, а вы будете в большом почете, если ваше проро­чество сбудется. Но апостол Павел говорит: «И если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею все познание и всю веру, так что могу и горы передвигать, а не имею Любви, — то я ничто.» — То, что происходит сейчас, не со­ставляет жизни. Можете перемещать горы и города, можете перераспределять целые царства, но все это только внешняя сторона жизни. И дальше апостол Павел еще говорит: «И если раздам все свое имение для прокормления бедных, и если отдам тело свое на сожжение, а Любви не имею, — нет мне в том никакой пользы.» Значит, если мы имеем все дарования, которые апостол Павел перечисляет, но лишены Любви — мы лишены самого важного. Не то что эти вещи ничего не стоят, но они — лишь внешняя сторона человека, она не касаются человеческой ду­ши. И апостол начинает далее описывать положительные ка­чества Любви. Первое ее качество — долготерпение. Знаете ли вы смысл терпения? Это основной столп жизни. Если у вас есть тер­пение, вы можете достичь всего; если нет — ничего не до­стигнете в жизни. Человек с терпением — как корабль с якорем; человек без терпения — как корабль без руля. Имен­но это — отличительное свойство Любви. Поэтому сказано: «Бог есть Любовь,» — ибо Он долготерпелив. Долготерпе­ние — признак великой Любви, которую питает к нам Бог. Если бы у Него не было этой Любви, Он не терпел бы нас до сих пор; Он не вынес бы нашего невежества и наших низостей, и давно бы очистил мир от нас. Итак, каким бы делом мы ни занимались, какие бы блага ни хотели в жизни приобрести, терпение для нас безусловно необходимо. Многие говорят: «Пусть вол терпит.» — Нет терпение — великое качество, в человеческом характере нет черты благороднее. Терпение не рождается вместе с человеком, его нужно приобрести. Любовь может прийти даром, но терпение необходимо приобрести. А страдание — это процесс, посредством которого можно выработать в себе терпение, это метод приобретения терпения. Чтобы терпеть, нужно быть заквашенным тремя основ­ными качествами — Мудростью, Истиной и Добродетелью, Почему мать терпит ошибки своего ребенка и старается его воспитать? Она предвидит, что он, хотя и имеет свои сла­бости, в будущем станет великим человеком, полезным свое­му дому и своей родине. Предвидя это, мать говорит: «Я ра­ди этого ребенка подвергнусь всем невзгодам и претерплю все его слабости.» — И она умно поступает. Терпеливый че­ловек умен и предвидит будущее. Девушка, пока не вышла замуж, бережет руки, не хочет их даже замочить, мажет их разными кремами, но когда выйдет замуж, тут уж не стес­няется испачкать руки «кремом» своего ребенка, и это ей даже приятно. Что она нашла в этом ребенке? Что ее к не­му привязывает? Взвесишь его — всего несколько килограм­мов. Но в нем — Божественная душа, которая привлекает любовь матери настолько, что она со своим долготерпением готова во всем ему угодить, заботиться о нем всеми спосо­бами. Если бы мужчина взялся его растить, он бы его за­бросил, сказал бы: «Это дело не для меня.» — Следователь­но, всякое дело в этом мире непременно требует любви: это великий фактор в сердцах тех, кто ее имеет. Я говорю вам о Любви в широком смысле; не говорю о ее сущности. Некоторые люди считают Любовь ощущением, приятным расположением сердца. Это не Любовь, потому что человек может выпить пол-литра вина, и у него будет приятно на сердце; от растираний при некоторых болях вы тоже чувствуете некоторую приятность, — но это не та при­ятность, которую дает Любовь. Когда человек вас любит, он может иной раз причинить и боль: Любовь одновременно причиняет и страдание, и радость, это ее свойство. Это сила с двумя остриями: она милует всех, но и всех наказывает. Как она вас наказывает? — Если она вас оставит, вы печалитесь и говорите: «Я несчастен.» — Почему несчастен? От отсутствия Любви. «Я счастлив,» — почему? — потому что Любовь присутствует во мне. Но Любовь говорит и другое: терпение — это путь, по которому она может прийти в человеческое сердце. Долго­терпение создает условия для проявления Любви. Без терпе­ния Любовь не может прийти к нам. Это первое основное качество — авангард ее прихода. Когда вы научитесь тер­пению в широком смысле слова — увидите, что это большая сила в руках смелого, решительного человека. Перед таким человеком — великое будущее. Теперь остановимся на слове «благосклонность»; это — положительная сторона Любви, в то время как долготерпение - пассивная, охранительная сторона, позволяющая вы­держать определенную тяжесть. Благосклонность — это Лю­бовь, готовая строить, готовая оказать услугу кому бы то ни было. Встретите нищего, который просит о чем-то, — по­могите ему. Благородный друг просит вас об услуге — вы­полните его просьбу, даже если он не ваших убеждений и не вашей веры. Мы хотим, чтобы люди нас любили и были с нами учтивы, а часто мы сами нарушаем это правило: мало того, что не имеем терпения, часто даже не оказываем людям необходимой обычной благосклонности. Некоторые люди говорят, что любят кого-то, а сами говорят другим о нем плохо. Эхо этих слов однажды будет услышано, ибо, что человек посеет, то и пожнет: если посадит яблоню — яблоки соберет, а если посеет репейник — соберет колючки. Не говорю, какими должны быть мои отношения к вам. Я всегда смотрю, какими должны быть мои отношения к Богу, к Любви; этим я определяю, что нужно делать по отношению к своим братьям. Как будут поняты мои по­ступки — это второстепенный вопрос. Для меня важно, готов ли я исполнить основной закон, то, что требует от меня Любовь: могу ли я быть терпеливым, как она хочет, могу ли я быть благосклонным, как она желает. Это нужно для каждого в отдельности, для всего мира, для тех, кто действительно имеет сердце. Оставим тех, кто не понимает этого. Некоторые спрашивают: «Что будет с плохими, грешными людьми?» — То же, что будет с камня­ми, с муравьями, с маленькими бабочками. Но неужели вы думаете, что положение муравьев хуже вашего? Они в тыся­чи раз счастливее вас; они не чувствуют тех страданий, которые вы чувствуете. Нужно жалеть только тех людей, в которых пробудилось Божественное сознание, которые по­нимают Любовь, добро и зло, которые страдают и терзаются. Иной человек говорит: «Мне в мире не везет — я не­счастный человек.» — Отвечаю: «Ты несчастен, потому что Любовь тебя не посетила.» — «А почему она не приходит?» -Потому что нетерпелив. — «Но я стараюсь быть терпели­вым.» — Хорошо начал. — «А мне все не везет.» — Потому что не благосклонен. Вы говорите: «Эти вещи очень хороши, и просто чело­веку их выполнить, так и сделаем,» — но не делаете. Я вам говорю как врач: «Все вы больны,» — потому что я не встречал человека, здорового в полном смысле слова. Полнос­тью здоровы только святые и ангелы, которые живут на Небе, люди же больны — понятно, не в одинаковой степени. Врач, войдя в ваш дом, скажет: «Ваш дом негигиеничен, потому что окна выходят на север, оставьте эту комнату, переберитесь в южную; нужно держать окна открытыми, чтобы входили чистый воздух и свет, перемените постель, обратите внимание на пищу,» — и так далее. И Любовь го­ворит то же: «Ваша комната выходит на север, негигиенич­на, нужно перейти жить в южную комнату, где солнце мо­жет вас осветить и согреть,» — то есть она хочет сказать: «Нужно быть терпеливыми и благосклонными.» — Она гово­рит: «Это две мои руки, я ими постоянно работаю; это руки Любви.» Знаете ли вы, сколько стоят эти две руки? Это неоце­нимые богатства. Если у вас есть две руки, вы в состоянии сделать все. Повторяю: для того, чтобы выросли ваши ду­ховные руки, нужно непременно иметь терпение и благосклон­ность. Если вы откажетесь от этих двух качеств, — и внеш­ние ваши органы не смогут реагировать, и внутренние не смогут развиваться, чтобы проявить добродетели. А почему нужно быть добродетельным? Потому что добродетели при­несут вам все необходимые материалы для построения ва­шего дома, принесут все те соки, которые необходимы для вашего роста. Добродетель — это не что-то отвлеченное, а нечто реальное, всегда способное строить. Так вот, те из вас, кто может понять, должны разобрать­ся, в чем состоит терпение в полном смысле слова. Не то терпение, с которым можно перенести обиду, — это еще не терпение; тайна терпения в том, чтобы, когда человек вас обидит, найти в обиде хорошую сторону и ее использовать. Обида — это очень крепкий орех, который кто-то вам дал; вы должны его расколоть, вынуть ядрышко и его съесть. И если вы сможете так питаться, станете совершенно здоро­выми. Люди, которые плохо говорят о вас, которые вас хулят, - дают вам пищу, и если вы умеете использовать эту пищу, будете довольны. Люди бросают вам твердые камни; вы должны их разбить, потому что внутри этих камней — сокровища, которые вы можете использовать и стать бо­гатыми. Как придете к себе, начните размышлять и молить Гос­пода, чтобы понять терпение. До сих пор многие люди зани­маются глупостями, многие христиане хотят быть великими, знаменитыми, иметь много знаний. Хорошо, знания придут сами собой, лишь бы вы были людьми, умеющими их вос­принимать и использовать. Они могут быть силой, которая облагодетельствует вас и ваших ближних, если вы умеете их использовать; но могут быть и грузом за плечами чело­века. Любовь не завидует. Значит, чтобы увидеть, посетила ли вас истинная Любовь, нужно спросить себя, не завидуете ли вы. Если завидуете — нет у вас Любви. Любовь должна су­ществовать вечно в наших делах, она нужна и в этой вашей жизни, и в следующей, и в иной жизни, и чем выше мы под­нимаемся, тем более глубокий смысл мы будем в ней нахо­дить. Нужно сейчас же вставать на этот путь, другого пути на Небо нет. Вы скажете: «Этот путь труден, нельзя ли без этого?» — Нельзя. Без него куда угодно можно попасть, толь­ко не Царство Божие. Любовь не завидует, на неправду не отвечает неправдой, на зло не воздает злом. Я, конечно, не говорю, что зависть или гордость никогда не посетят ваше сердце; иной раз они навестят нас, как гости, но за это нас не осудят, дело лишь в том, чтобы не водить с ними дружбу. Но мы иной раз беремся рука за руку с завистью и говорим о людях: «Та­кой-то человек плох, нужно его остерегаться,» — и делаем жизнь человека несчастной. Зависть не есть нечто отвлечен­ное; как видите, это существа, которые приобрели отрицатель­ные качества, есть даже на земле люди, которые являются олицетворением зависти. Лишь после того, как мы овладеем этими двумя качест­вами, — терпением и благосклонностью, — мы узнаем историю нашей жизни, узнаем, зачем мы спустились на землю. Снова напомню вам пример пшеничного зерна. Среди всех ны­нешних плодов нет в мире примера терпения лучше, чем пшеничное зерно. Если хотите изучить терпение, смотрите на него. Без терпения вас ждет разочарование. Многие люди вам не поверят. Вы скажете: «Люди за мной не идут.» — А почему они должны за вами идти? Разве люди рождены, что­бы следовать за вами? Они будут слушать ваше учение, но следовать за вами — никогда. Вы часто спрашиваете: «Ты, чей последователь?» — Действительно, можно быть последо­вателем людей, но время от времени вы будете обманы­ваться; а если будете последователями только Бога, никогда не обманетесь. Путь один, и Иисус Христос на него указы­вает: «Я есмь путь.» — Если люди не идут за тобой, можно сказать, что ты не на пути. Кто-то может сказать: «Я не ве­рю,» — и пойти по другому пути; но однажды он сам обнару­жит, где путь, жизнь ему покажет, потому что она — великое испытание. Вы скажете: «Ты меня убеди, вот уж тогда...» — Я не хо­чу тебя убеждать. Я тебе говорю, что тот хлеб, который я тебе даю, тебя накормит. — «А ты мне скажи, из каких эле­ментов он составлен, на какой воде замешан.» — Некогда. Возьмешь хлеб, будешь есть? — «Не хочу.» — Я прячу его в мешок и отхожу. Вы спросите также: «Что такое Любовь, из каких элементов она составлена?» — Если много будешь спрашивать, я уберу ее в мешок, закину за спину и пойду дальше. Я скажу тебе: «Нет у меня времени разговаривать об этом.» — Жизнь — нечто положительное: попробуйте, возь­мите и поешьте этого хлеба, и вы увидите. Любовь — пища жизни: без нее нельзя жить и невоз­можно ничего достичь в мире. Некоторые люди имеют очень смутное понятие о Любви, по отношению ли к торговле, или к учению, или к войне. Везде нужно иметь Любовь; это великая сила. И та сила, которой я поднимаю вот этот гра­фин — тоже Любовь. Ту же силу можно поместить и в пуш­ку, выстрелить снарядом и убить много людей. Она может проявиться в землетрясении, может разрушить даже и всю Землю; может и создать мир. Это зависит от того, как упо­требляется эта сила. Любовь — сила, которая посредством определенного регулирования может быть использована. Люди себялюбивы - когда приходит Любовь, они хотят удержать ее в себе. Но если она будет заперта в вас, она разрушит ваши стены и выйдет наружу. В таком жилище, в каком мы хотим ее запереть, она не может оставаться. И рождается смерть. Смерть - это процесс разрушения всякой эгоистической мысли и желания; ею Бог разрушает все ограды, которыми ок­ружили себя злые духи. Наше сердце и наш ум должны иметь все условия, что­бы воспринять Любовь. Она тиха, спокойна, но в то же вре­мя в своих действиях это ужасная сила. Когда мы в гармо­нии с ней — мир становится блаженством, если же мы с ней не в гармонии — нет в природе силы опаснее Любви. И по­этому практичные люди говорят: «Кто сильно любит, сильно и ненавидит.» — Насколько она сильна в положительной сто­роне, настолько же сильна и в отрицательной, поэтому мы должны быть к ней очень внимательны. Когда она у нас есть, нужно не допускать отрицательности, потому что тог­да она действует разрушительно — появляются болезни, страдания, разрушение всего общества. Многие говорят, что Господь есть Любовь, и как Любовь Он не должен наказывать. Господь, будучи столь благ, в то же время и взыскателен. Увидев нас недовольными, Он гово­рит: «Прибавьте ему на спину килограмм.» — Мы спрашива­ем: «Почему меня так тяжело нагрузили?» — Но Он, ничего не отвечая, говорит: «Положите еще килограмм.» — «Но я не могу выдержать.» — «Положите еще килограмм.» — И ког­да прижмет нас так, что мы не можем пошевелиться, тог­да начинаем говорить: «Господи! Прости меня,» — «Сними­те один килограмм,» — отвечает Господь. Повторяем моль­бу, — «Снимите еще килограмм.» — Чем больше мы молимся, тем больше груза снимают с нашей спины. И сняв всю тя­жесть, Господь нас спрашивает: «Ну, выучил урок?» — «Хо­рошо выучил.» — «Если хочешь, чтобы тебя больше не на­гружали, то должен быть благосклонен и терпелив по от­ношению к окружающему миру, ко всем, кто вокруг тебя, и они к тебе должны быть благосклонны и терпеливы. Твои малые братья могут ошибаться, грешить, но ты должен иметь терпение, как Я терплю. Если преступишь закон, — в тот же День снова начну тебя нагружать.» — «Не могу нести.» — «Сможешь.» Я вам говорю, как можно освободиться от груза. Каж­дый от всего сердца должен сказать Господу: «Я благода­рен всей душой и всем сердцем за все, что Ты мне дал,» — потому что Бог дал каждому человеку тысячи благ, но тот не знает, как пользоваться этими благами. «В воде стоит напиться не может.»* Многие торговцы недовольны — поче­му? — потому что у них есть 10 тысяч левов, но им мало. Дашь им 20 тысяч — тоже мало, дашь им 50 тысяч, 100 ты­сяч — все недовольны. Знаете ли вы, на что похоже современное человечество? Читали, наверное, про рыбака, который нашел красивый глаз. Спросили его: «Сколько хочешь за этот глаз?» — «Столько, сколько он весит.» — «Взвесьте его.» — Положили 10 граммов, глаз недоволен, положили 20 граммов — опять недоволен, положили 100 граммов, килограмм, 100 килограм­мов, 1000, 10 тысяч килограммов, все золото — глаз остался все равно недоволен. В конце концов, позвали старого мудреца и спросили, что делать. «Дело простое, — ответил мудрец. — Возьмите немного пыли, и посыпьте в глаз.» — Так и сделали, и чаша весов с глазом сразу поднялась вверх. Однажды и Господь, когда увидит нас недовольными, скажет: «Посыпьте пыли ему в глаза,» — и станем довольны. Как мы часто любим приправлять пищу, так и Господь, ког­да мы недовольны, подсыплет нам немного соли или перца, чтобы сделать нас довольными. Потому что жизнь не в том многом, что мы имеем, а в том, что можем использовать в данный момент, и в том, чтобы быть благодарными за то, что Бог нам дал. Тогда Бог нам даст еще большие блага. А эту главу из послания Апостола нужно применить в практической жизни: начнем работать и будем полезны на­шим братьям, которые вокруг нас. Мы как в школе — мы изучаем определенные вещи; мы не в питомнике. Церковь — большой питомник, там все можно посеять. Школа же — сад, в котором нужно сажать только то, что принесет пользу. В школе нужно научиться обрабатывать и сажать хорошие и полезные вещи. И по отношению к школе есть связь между сердцем и умом — мы должны не только высаживать нуж­ное, но и культивировать посаженное, и показать те основ­ные законы, по которым должна развиваться жизнь. Вы спрашиваете: «Почему Бог не дал мне больше спо­собностей, больше силы, больше денег?» — Я вижу много причин для этого. Потому что сколько раз Он вас посылал на поле, — вас, ваших дедов и прадедов, — чтобы работать; а вы, вместо того, чтобы взяться обрабатывать свои умы сердца, занимались вкусом запретного плода, ставили все новые и новые опыты, которые стоили всего вашего капи­тала. Сколько раз шли вы все вместе на это поле и, вмес­то того, чтобы работать, убегали, и возвращались к Нему и просили дать вам снова готовое. Вы — как ученики, которых отец и мать хотят сделать учеными, а они не учатся, убегают из школы. Многие из вас убегали из этой Божьей школы. Тот, кто хочет изучить Божий закон, получить более высокую степень, подняться в область святых и оттуда смот­реть на жизнь, чтобы и Господь благосклонно взирал на него, — непременно должен закончить Божественную школу на земле с экзаменами на аттестат зрелости. В этом окон­чании школы — благо каждого. Если не подготовитесь в этом мире, будете водить коней, пахать, дробить камни, делать дороги, пока не изучите то, чему кони, плуг, камни и дороги вас учат — пока не подготовитесь к Царству Христову. Непослушных детей Господь заставляет дробить камни, а по­слушным дает благородные занятия. Вы скажете: «Тяжело это учение!» — Верно, согласен, для лентяев тяжело, но для прилежных, трудолюбивых и смиренных оно кроет в себе богатства. Знаете ли вы, почему червь — в земле, жаба — в воде, птица — в воздухе, а чело­век — среди них? Это четыре великие положения в жизни. Вы скажете: «Это что-то отвлеченное.» — Нет, это четыре ве­ликие истины, которые вам показывают тесный путь — путь Божьей мысли. Он узок — верно, но для этого есть глубо­кие причины, которые я сейчас не могу вам объяснить. Они лежат вне границ этого мира. Но вернемся к слову «Любовь», которое люди обессоли­ли, извратили. Они вытоптали его доброту, его красоту, раз­рушили его звучную гармонию настолько, что теперь оста­лись только дребезжащие звуки, которые дерут ухо. И мы говорим: «Любовь — это иллюзии жизни, пустые мечты моло­дых и зеленых юношей и девушек, которые гонятся за неуло­вимой тенью жизни.» — Да, тень, но за этой тенью — реаль­ность, из которой проистекает сок жизни, и этим соком ду­ша постоянно утоляет свою жажду, как уставший путник у холодного и чистого горного источника. Какое неоценимое богатство, какие знания скрыты в этом одном слове! И ес­ли бы люди умели произносить его правильно, так, как оно было произнесено первоначально Божественными устами, все вокруг них улыбнулось бы с умилением, услышав этот небесный зов. Они имели бы магический жезл древних мудрецов, силой которого все склонялось к добру. Многие ска­жут: «Какое счастье, если у человека есть этот жезл!» -Верно, это самое большое счастье, какое человек может об­рести на земле. И он может его обрести, если только стремится непреодолимо к этому благу. Сейчас скажу вам только одно: если вы возьметесь, прежде всего, научиться терпению в жизни — всегда и все претерпевать со смирением и радостью, — вы найдете ис­тину. Своим нетерпением и дурными мыслями вы создаете тяжелую атмосферу в доме. Жена недовольна, потому что муж взял 150 левов; того хочет, этого хочет — желания, же­лания, желания. А кто будет работать за вас, кто другой вам все доставит, если не вы сами? Например, если все за­хотят иметь полные амбары, не работая, откуда они возь­мутся? Блага добываются трудно — трудом. Потому мы должны быть довольны тем, что Бог, в Своей великой мудрости, благоволил нам дать. Не советую вам никогда слушать советы людей. Можно извлечь из них какое-то поучение, но каждый должен слу­шаться совета, который Бог вложил в его совесть. Смот­рите, что говорят люди, и если это в согласии с тем, что Господь говорит вам внутренне, в вашей совести, слушай­тесь их; если нет — не следуйте никогда чужим советам. Если хотите быть свободны от ошибок, непременно нужно слушать Господа: каждый, кто не слушает Господа — не ум­ный человек, а раб своих внешних влечений, раб людей, — всех. Вы ищете Господа — где? Он в вас, в вашем уме, в ва­шем сердце, Он проявляется в этих двух дарах. Слушайте хорошо свой ум, слушайте сердце — через них Господь с ва­ми говорит. Но иные люди будут проповедовать, что ум и сердце испорчены. — Это неправда. Если бы ум и сердце у нас были испорчены, чем бы мы познали Господа? Есть в нас нечто испорченное, но не все. И я вас спрашиваю: если вы не верите своему уму и своему сердцу — кому поверите? Если у меня и у тебя ум и сердце испорчены, — как мы по­верим друг другу? В кого нужно верить? В Господа, Который живет в нас. И когда мы верим себе, поверим и своему брату. Кто не ве­рит в Господа, живущего в нем, не может верить и другим людям. И тот, кто не благосклонен к своим ближним, не уго­ден Богу. Поэтому Господь говорит, чтобы мы любили своих ближних. А ваш ближний изранен, распят, прикован к кресту. Ваш Господь не на Небесах, вы Его приковали. Что это поистине так — читайте Евангелие! Ваше спасение осуществится не иначе как через это приковывание — терпение и благосклонность. Так придет ваше освобождение. Вы скажете: «Это дело трудное,» — не трудное, не бойтесь. Когда тебя прикуют к кресту — это да­же приятно. Господь тысячи лет прикован и терпит. — «А не пострадаем?» — Не пострадаете. Люди, которые боятся стра­дания, нам в школе не нужны. Вы должны благодарить Бо­га за эти страдания: Он их послал. И вы заслужили эти страдания, которые сейчас вам дают, вы их достойны. Если бы Христос не носил терновый венец, не был прикован к кресту, как бы проявилась Его любовь? Любили ли бы вы его сейчас, если бы Он хотел жить и жил как царь? Вы Его любите, потому что Он был прикован к кресту за наше спасение. Поэтому отныне будьте героями, не бойтесь стра­даний, а говорите миру, что вы — мужчины, и не один крест, а десять готовы нести. Один человек жаловался, что крест, который он несет, очень тяжел. Господь сказал: «Возьмите у него его крест,» — и ввел его в большой зал, и сказал: «В этом зале кресты, большие и маленькие, золотые и серебряные, железные и каменные; выбери себе любой.» — Человек этот ходил-ходил, нашел маленький крестик и говорит: «Вот этот хочу.» — «Так это тот крест, который ты носил до сих пор, этот крест Я тебе и дал,» — сказал Господь. Часто мы преувеличиваем наши страдания. А они — путь нашего восхождения к Богу. И поэтому, когда некто страдает, скажем себе: «Он грешник, который спасается.» — Я говорю ему в утешение: «Братец, ты ближе к Небу, хотел бы я быть на твоем месте.» — Когда кто-то говорит, что не видел страданий, я отвечаю: «Ты еще зелен.» — Зеленое при­ятно, но когда начинается созревание, — приходят страда­ния. Примите в себя эту мысль, я даю ее вам для размыш­ления от лица Господа. Когда к вам придет страдание, — радуйтесь и благодарите Господа, что Он вас любит и вам его посылает. Страдания — признак Любви Божьей, и да по­несем мы все этот крест. Поэтому и всему болгарскому народу, как душе, Господь дал страдания, чтобы он усвоил эти два великих ка­чества — долготерпение и благосклонность. Вы говорите: «греки и сербы — такие-сякие.» — Ничего, не обращайте вни­мания, вы постигаете урок своего спасения, а каковы они —оставьте: они ничего не приобрели, и им придет еще время учить этот урок. Вам он дан раньше, и за это нужно благодарить, а не роптать. «Нас распяли.» — «Ничего, вы ближе ко Мне,» — отвечает Господь. — «Другие сейчас даль­ше, но и они придут на это место.» Когда вас распнут, тогда войдете в Царство Божие. Будем все последователями Христа, будем достойно носить на земле имя христиан. Что скажут другие — оставим в стороне. Будем долготерпеливы и благосклонны, и будем ис­полнять свой долг перед Богом так, как мы его понимаем в своих чистых мыслях и желаниях. И на этом великом пу­ти никогда не будем останавливаться, будем воевать смело и решительно, и будем ободрять всякого, кто воюет вместе с нами. Это сила, с которой мы преодолеем нынешние труд­ности. Беседа 6 июля 1914 года в Софии Любовь Любовта
  4. ТАЛАНТЫ «И одному дал он пять талантов, другому — два, иному один, каждому по силе его» (Матфея, 25:15). Я буду говорить вам о 15 стихе из 25 главы Евангелия от Матфея. Вы, конечно, много раз читали эту главу и раз­мышляли о талантах. Может быть, вы делали какие-то вы­воды, одни ближе к истине, другие — дальше от нее. Я возь­му этот стих в его обычном смысле. Когда Иисус говорил что-то или рассказывал притчу, Он имел в виду фундаментальную Божественную мысль, Божий Закон. Он не говорил просто так по любому поводу, Он высказывал определенные истины. Мы можем задать вопрос: почему одному дано пять талантов, другому два, а последнему — один? Случайно или обдуманно? В природе все, что создал Бог, не случайно; нет ничего случайного. Мы многое называем случайным, ког­да не можем объяснить. Встречаем человека и говорим, что случайно его встретили. Один из законов жизни говорит, что эта встреча обусловлена определенными предшествующими причинами, которые заставили людей встретиться. Не зная закона, мы говорим, что встречаемся случайно, без всякой причины, но это не так. Что нужно понимать под словами «пять талантов», «два таланта», «один талант»? Есть три вида людей: одни соот­ветствуют пяти, другие — двум, а третьи — одному таланту. Кто такие люди одного таланта? — Это те, кто живет только для себя: «Три раза в день поесть, попить, полежать, чтобы тело пополнело; одеться красиво, вот для чего, — говорят они, — пришли мы на этот свет.» — Это эгоисты, бесплод­ные, бессемянные, — люди с одним талантом. А кто с двумя? Человек, который женился, — один талант, а жена его — вто­рой. Соединяются и приобретают еще два таланта: рождают­ся у них дети, и становится их четверо. И говорят они: «Гос­поди, мы использовали два таланта: вырастили детей и приобрели еще два.» — Это один смысл. В другом смысле — это люди, которые живут для своего общества, для народа. Те же, кто с пятью талантами, имеют уже и нечто большее. Пять талантов — это люди, у которых все чувства — зрение, слух, обоняние, вкус и осязание – на своем месте. Это люди, способные правильно судить обо всем, что Бог создал: они понимают природу, понимают, что происходит, причины и следствия событий. Это Учители мира , они живут для всего человечества. Теперь пересчитаем таланты, которые раздал хозяин: один, плюс два, плюс пять — получается восемь. Произволь­но ли число восемь? Нет, это число труда. Писание говорит, что Господь создал мир за шесть дней; на седьмой Он от­дыхал. Мы живем в восьмой день. И Господь говорит лю­дям: «Вот, Я создал мир, теперь начинается ваш день, ра­ботайте, и однажды Я приду проверить вашу работу.» Мы живем в восьмой день, и поскольку мы не умеем работать, то делаем ошибки. Но Господь говорит: «Рабо­тайте, идите вперед; понятно, что вы будете делать ошиб­ки.» — Какой учитель не ждет, что ученики порвут книги и насорят в школе? Какая женщина, работая по хозяйству, не насорит? Какой художник не испачкается, пока рисует? Ка­кой человек, работая, не испачкает и не порвет одежду? На пути своего развития не нужно хотеть невозможного, нуж­но постоянно ожидать перемен и порчи. Вот вы боитесь смерти. Но что такое смерть? Смерть — это постарение, обветшание вашей одежды. Таков закон. Те­ло постепенно меняется. Писание говорит: «Бог создал че­ловека по Своему образу и подобию.» — Да, таков Божий план. Но поскольку Он оставил нас работать, создавать се­бе мозг и сердце, вырабатывать характер, воспитывать се­бя, то ничего не значит, что при исполнении этого Божьего плана мы испачкаемся и насорим вокруг. Когда строится дом, то на стройке разбросаны камни, кирпичи, песок — мно­го всего; но когда дом построен, все это прибирают, и тогда люди входят в этот дом и живут в нем. Мы сейчас в пе­риоде восьмого дня, мы строим. И в этом строительстве работают три категории людей: у одних — по одному талан­ту, у других — по два, у третьих — по пяти. Теперь сложим таланты того, кто приобрел на пять та­лантов еще пять — всего десять, с талантами того, кто на два приобрел еще два — четыре, вместе — четырнадцать, и с тем, который зарыт в земле — пятнадцать. Если из этого числа вычесть таланты, которые были даны, останется семь приоб­ретенных талантов. Что означает число семь? Как я сказал — отдых. Вот закон, мысль, которую Христос скрыл в притче, и которую поймут только те, кто знает Писание: кто хочет отдохнуть, должен был работать, а кто не работал, не дол­жен отдыхать, потому что Господь, поработав шесть дней, на седьмой отдыхал. Мы часто говорим: «Когда же отдых?» — Ты еще не на­чинал работать, какого же отдыха хочешь? Только что под­нял мотыгу на плечо, — и уже хочешь отдохнуть! Когда пе­рекопаешь весь виноградник, тогда желай — и придет от­дых. Нужно понять фундаментальный Божественный закон, что отдых — результат работы. Лишь те будут радостны, ве­селы, кто работал. И Христос говорит: «Те, кто работал, войдут в радость Господню; все блага, какие Я имею, и они будут иметь.» — А что Он сказал тому, кто не работал, а зарыл талант в землю? — «Возьмите у него один талант и дайте тому, у кого было пять, а его выбросите вон, во тьму, чтобы там на­учился работать.» — Что это за «тьма внешняя?» — Черви, которые работают внизу в земле. Если не научитесь рабо­тать, Господь сделает вас червями и отправит в землю, чтобы вы работали в темноте, пока не научитесь. Все, кто хочет философствовать по поводу Божественного закона, испыта­ют, правильны ли эти слова. Я говорю вам нынешним утром об этом фундаментальном законе: мы должны работать. И лишь когда работаем для Бога — это работа; когда работаем для себя — это труд. Работа подразумевает знание. Тот, кто взял пять талан­тов, имеет пять чувств; ему Господь дал все способности и необходимые знания. И тот, кто имеет два таланта, тоже обладает способностями сообразно своим знаниям. Вот еще одно сравнение. Человек с одним талантом по­хож на минерал, который не может размножаться, — он всегда остается один. Он хорошо преломляет солнечный свет, но не может быть разумным существом. Если ваше сердце затвердеет как минерал — вы человек, у которого только один талант. И в этом кроется опасность, потому что Писа­ние говорит: «Возьму у вас каменное сердце.» — И этот один талант должен преобразоваться и начать рождать и раз­виваться. Два таланта подразумевают пшеничное зерно, расти­тельную жизнь, которая стоит несколько выше минералов; она размножается и возрастает. Что могут нам принести в жизни красивые минералы? Мы все бы умерли, если были бы вынуждены жить лишь ими. Благодаря пшеничному зер­ну, несущему два таланта, благодаря трудолюбию, и бла­годаря еще тем пяти талантам — способностям, которыми обладает для более высокой духовной жизни наш ум, пока­зывающий, как нужно разрабатывать блага, которые Бог нам дает, — мы можем избавиться от многих бед на этом свете. Мы должны задать себе вопрос, что значит «каждому по силе его»? Каждый из нас должен знать свою силу. Час­то люди говорят: «Я хочу иметь больше дарований, больше способностей.» — Хорошо, но если ты не использовал те дарования, те способности, которые у тебя есть, если ты не знаешь, как их разрабатывать, — кто даст тебе больше? Каждый из нас имеет столько дарований, что если бы мы их разработали, они были бы достаточной основой для пяти талантов. А пять талантов есть у немногих. Я верю, что большинство из вас, из тех, кто меня здесь слушает, имеет по два таланта. Даже положительно могу сказать, что все вы имеете по два таланта. Но если вы пре­вратите эти два таланта в четыре, будет другое. Что озна­чает число четыре? — Что нужно найти способ очищения ва­шей жизни. Вам нужна вода, но она замутнена; не должны ли вы найти средство для ее процеживания? Если вы будете пить ее с грязью, она вам повредит. Значит, число четыре — это Божественный процесс, посредством которого процежи­ваются в этом мире наши желания и мысли. Те, кто имеет два таланта, должны работать до тех пор, пока не сделают фильтр. А знаете ли вы, сколько он стоит? Спросите молочника. Пойдите на сыроварню и спросите тех, кто делает сыр, что остается в фильтре. Через него может пройти только сы­воротка. Ваш фильтр — это ваш критический ум, который должен оценивать то, что происходит в жизни: ценное остав­лять, а ненужное пусть уходит вниз. Это, впрочем, зависит от того, что вы процеживаете; если процеживаете творог, он остается в фильтре, а если процеживаете воду, то чистая вода выходит из фильтра, а осадок остается в нем. Ваш фильтр должен иметь два существенных качества, значит — два таланта. Когда употребляете один талант — ценное дол­жно остаться в фильтре, когда другой — ценное должно вы­ходить из фильтра. Вот другое сравнение: Фильтр с творогом — это ваш пшеничный амбар; вода из фильтра — ваша пшеница, посе­янная снаружи, в поле — в жизни. Первый талант должен пользоваться плодами, которые дал вам Бог, а второй та­лант нужно посеять — работать с ним. У вас разные предназначения в мире; иной раз вам удаются ваши предприятия, а иной — не удаются, это ни в какой степени не должно вас обескураживать, потому что тот, у кого мало талантов и кто хочет приобрести больше, должен больше работать. Та­ков закон. Опасно тому, у кого один талант, и кто совсем не работал с ним. Первое, что от нас требуется — уметь ра­ботать. Я вам сказал, что у вас два таланта. Вы спросите, ка­ковы они. Ваш ум и ваше сердце — вот эти два таланта. Спросите: «На что я могу употребить свой ум?» — Вон на дороге у человека сломалась телега, вы проходите мимо, у вас есть знания, — поправьте его телегу. Он будет вам признателен, а когда-нибудь в свою очередь вам поможет. В таком случае и вы выиграете. Второй талант — это ваше сердце. Некий человек бо­лен; ваше сердце должно побудить вас навещать его и по­могать ему. Два таланта — это две опоры нашей жизни. Под сердцем мы должны понимать корни нашей жизни, а под умом — ветви и листья. Вы знаете, что в природе су­ществует соотношение между корнями и ветвями. Каждой ветви соответствуют небольшие корешки в земле, и когда высыхает корешок, сохнет и соответствующая ветка. Это за­кон, который нужно соблюдать: если у вас засохнет какое-то желание, непременно засохнет и определенная мысль; если засохнут два желания, засохнут две мысли; если засохнут три желания, засохнут три мысли. И если, в конце концов, ваши чувства совершенно атрофируются, то засохнут и все ветви, и вы превратитесь в людей, у которых только один талант. Возьмем человека, у которого есть пять чувств — зрение, слух, обоняние, вкус и осязание. Какую роль играют эти чувства в нашей жизни? Это пять дверей, через которые че­ловек входит в этот мир. С их помощью мы постигаем при­роду. Это пять областей, из которых мы можем черпать наши богатства. Человек, в полном смысле слова лишенный слуха — глупый человек. Быть психически лишенным зре­ния - значит быть лишенным возможности видеть истину, Быть лишенным в психическом отношении обоняния — значит быть лишенным своего интеллекта, быть лишенным вку­са — значит быть лишенным любви, и т. д. — таких вещей можно перечислить много. Каждое из пяти чувств соответ­ствует великой Божественной добродетели, и каждый из нас должен следить, чтобы они были в гармонии с его сердцем, чтобы они были связаны с истиной. Посмотрим на этот мир — это одежда истины; видимый мир — выражение истины. В каждом листе, камне, ручье, в каждой скале заключены великие уроки, в них скрыты великие смыслы. О, какие истины может природа нам раскрыть. Вот мы берем камешек, повертим его и забросим, - говорим, что он ничего не стоит. Мы не поняли смысла этого камеш­ка. Или берем цветок, пообрываем его лепестки и бро­саем, — ничего-де он не стоит. Мы не поняли смысла этого цветка. Обратимся к слуху; слышим слово «любовь» — это цве­ток. Поняли ли мы смысл этого слова, его значение? Нет. — «Что это? — спрашиваем мы. — Да так, ничего,» — и отбра­сываем его. Слышим слово «истина» и говорим, что это пустое слово. Что же тогда самое важное для нас? — «Нуж­но человеку поесть, а после того, как поел, выпить чашку винца,» — говорят иные люди. Что касается удовлетворения вкуса, это верно, но не все заключается в еде. Действительно, человеку нужно питаться, но по закону о пяти талантах нуж­но питаться пятью видами пищи: каждое чувство нужно кор­мить соответствующей ему пищей, иначе оно атрофируется. Вы видите, что христианство — это наука, оно не для забавы. И знаете ли, какая наука христианство? Это вели­кая школа, со своим детским садом, начальной, средней школой, университетами, академиями, и каждый, кто по­ступает в нее учиться, должен понимать, что происходит в классе. Мне не нужны люди, с одним талантом, который они зарыли в землю. В школе, в которой я преподаю, нужны люди с двумя талантами. Почему? Потому что я не хочу терять время на бесплодную работу. Понравилось ли бы вам разводить вшей или блох? — Это существа с одним та­лантом. Все паразиты — люди с одним талантом, тунеядцы, лентяи, которые живут за счет других, и их ожидает боль­шое наказание. Испытывайте духов; как появится дух, прежде всего, возьмите его и изучите. Если у него два таланта — примите его и угостите; если один — не принимайте его, с одним та­лантом — вон; это вошь, блоха, это волк, который не может развиться, стать благороднее. Иные говорят: «Этот человек может развиться,» — я говорю, что он может толь­ко вшей разводить. Как поступил хозяин с тем, у кого был только один талант? Взял его и выбросил вон, чтобы научить его рабо­тать. Никогда не следует поощрять человека с одним талан­том. Нужно ему сказать: «Тебя, дружище, ожидает самая большая опасность в жизни.» — Не нужно его обманывать, нужно сказать ему истину. А мы часто говорим: «Ничего страшного.» — Если видишь, что у твоего ребенка один та­лант, — выброси его вон. Пусть идет скитаться по свету. Вы скажете: «Не жестоко ли это?» — Возьмите у него талант, по­тому что он не умел его использовать. Вот у вас сын с од­ним талантом, вы посылаете его за границу изучать фило­софию, или медицину, или искусство, он вам пишет: «Папа, пришли мне 400—500 левов, потому что мне нужно то и другое,» — а на самом деле берет деньги и гуляет по ресто­ранам. Проходят два года, три, семь, десять лет, сын все не кончает учение. Отец говорит себе: «А-а, это очень глубо­кая наука,» — истратит на него 20—30 тысяч левов, и мно­гого от него ожидает. Через семь—десять лет сын возвра­щается, но мало того, что не приобрел знания, мало того, что истратил столько средств, — он возвращается на десять ступеней ниже, совсем разложившимся, развратным в мыс­лях и желаниях, и тогда отец говорит: «Господи, зачем Ты мне его дал?» — Господь тебе его дал, или ты сам его взял? Когда воришка крадет монеты, которые не имеют хожде­ния, тот ли, у кого он украл, виноват? — Нет, сам воришка, который украл. Часто, когда кто-то крадет у Господа, берет то, что ничего не стоит. Своей беседой я, конечно, не хочу вас пугать, моя цель не в этом. Когда ученик приходит в школу, когда его при­водят в лабораторию для экспериментов, учитель должен объяснить ему свойства разных вещей и сказать, что если он не будет внимателен, то опыт может ему стоить очень дорого, потому что многие по невниманию потеряли зрение и другие чувства. Применим Христово правило в общественной жизни. Часто меня спрашивают, почему Болгария страдает. Так вы же ставите во главе, в качестве министра—председате­ля, человека с одним талантом, и хотите, чтобы он спас Бол­гарию. Как же это возможно? Этого человека, как говорит Христос, нужно снять и выбросить вон. На пост министра-председателя нужен человек с пятью талантами, даже не с двумя. Люди с двумя талантами могут быть жандармами воинами; офицеры должны иметь по четыре таланта, гене­ралы и министры по пять, а царям, которые занимают выс­шие места в государстве, нужно десять талантов. Болгария страдает, потому что ею управляют люди, не имеющие пять талантов. Часто во главе оказываются люди с одним талан­том, а потом их вызывают в суд; как видите, и сейчас у нас их судят. Те, кто воровал, глупы, а те, кто поставил их у власти, еще глупее. Человек нанимает негодного слугу и ожидает от него хорошей работы, а потом удивляется, по­чему ничего не получилось. Скорее нужно удивляться хозяи­ну. И сейчас в Болгарии нам нужны люди с двумя, четырь­мя, пятью, десятью талантами. Если найдем их — будем первым народом в мире; не будет для нас трудностей и пре­пятствий. Даже если все державы ополчатся против бол­гарского народа, — ничего у них не получится. Тогда, — уве­ряю вас, — никакое несчастье нас не постигло бы. Поэтому молитесь, чтобы появились такие люди. Они придут. Вовле­чем таланты — два, четыре, пять и десять, — в работу. И, наконец, спрашиваю: зачем нам ум, который нам дал Господь? — Прежде всего, это фильтр. Пропустили ли вы через него молоко? Умеете ли делать простоквашу и сыр? Нужно применить в жизни закон процеживания! Часто люди жалуются: «Нет у меня друзей в мире!» — Почему у вас нет друзей? Если вы скажете мне, что у вас нет ни одного друга, я могу усомниться или решить, что вы — человек с одним талантом. Если вы скажете, что вас никто не любит, я сделаю заключение, что вы человек с од­ним талантом, который — все Божественное в себе — он за­рыл в землю. Эгоист, живущий только для себя, заслуживает того, чтобы не иметь друзей, быть во тьме внешней. Вот что говорит Христос этой притчей о талантах. Вы спросите: «А что это за закваска, с которой надо работать?» — У вас она есть, но нужно уметь заквашивать молоко и превращать его в сыр. Если молоко очень холод­ное, может ли закваситься? — Не может. И если очень горячее, тоже не может. Нужно соблюдать фундаментальный закон при заквашивании: питать добрые чувства, добрые желания, подквашивать человека доброй закваской; нужно так его подквашивать, чтобы он не прокис. Нужно закваши­вать его Истиной. И если вы так его заквасите — вы люди с двумя талантами, и будете иметь и четыре. А если у вас четыре таланта — вы уже люди спасенные. Значит, вы приме­нили закон Иисуса, прошли через процесс самоусовершенствования, очищения от дурных желаний. Это два таланта, которые нужно применить в своей жизни. Может быть, вы слушали и другие проповеди о талантах. Таланты означают деньги, способности, силу, это — нечто объективное, не субъективное. Талант — всегда сила, вне­сенная извне, которая может быть нам дана и снова взята. Таланты никогда не могут быть собственностью человека, они принадлежали и принадлежат лишь Богу, Он их даёт и берет в соответствии с нашими поступками. Вы рождае­тесь на земле, Бог вам дает два таланта и говорит: «Работай! Если приобретешь еще два, умножу их, дам тебе пять, войдешь в Мою радость!» А если Господь дал вам только один талант — и для него есть место в мире. Если такой человек скажет, что хочет добыть еще один талант — спасется. И если мы видим, что такой человек делает усилия и страдает, это показывает, что он хочет добыть еще один талант, потому что когда че­ловек страдает, в нем страдает то первоначальное грешное существо, у которого есть только один талант. Такой чело­век должен перейти от единицы, от своего «я», от своего эгоизма к Божьей Любви, самопожертвованию. Человек, у которого есть только один талант, должен пожертвовать со­бой, чтобы обрести два. Обработать свое сердце и свой ум — значит иметь два таланта, а иметь пять — значит развить все свои чувства в совершенство. Знаете ли вы, что это такое — развитие всех чувств? Многие смотрят и не видят, слушают и не слышат, вкушают и не понимают блага. Например, когда человек ест, говорит ли: «Господи! Благодарю Тебя за хлеб, который Ты мне дал, благодарю Тебя за жизнь, которую Ты вно­сишь в меня через него!»? — Если не благодарите, это по­казывает, что вы не только не поняли, что такое вкус, но­не поняли и того, зачем создан рот. Он необходим, чтобы вошла в него прежде всего жизнь Любви, которая есть ос­нова всего. Удержите в себе эти мысли. Если Господь дал вам один: талант, молите Его быть с вами и дать вам два — в этом спасение. Христос пришел, чтобы спасти мир, больше всего — чтобы спасти тех, у кого есть только один талант. Но зна­ете ли, какой скорби стоили Ему эти лентяи? — Очень доро­го. Если у человека один талант, оставьте его Господу. Я вам говорю — прогоните этого человека. Почему? Потому что только Господь в состоянии его излечить, спасти его. Вы этого сделать не можете. Когда я говорю вам, чтобы вы вы­бросили его вон, я хочу, чтобы вы этим сделали ему добро, чтобы он нашел Господа, потому что пока он держится за вас, он никогда не будет работать. А если он обнаружит себя оставленным, он обернется к Господу и будет спасен. Не давайте ему есть, пусть поголодает два, три, пять дней, пусть потрудится немного — что из этого! — «Как так?» — Ребенок сколько раз в день плачет? Если не заплачет, мать его не накормит. В людях с одним талантом нет жизни. Насколь­ко мертвое тело может работать, настолько и человек с од­ним талантом. Насколько может скупой пожертвовать, на­столько и человек с одним талантом может помочь. Говорю всем вам, кто находится здесь, у кого есть по два таланта: если станете похожи на такого человека, пре­вратитесь в человека с одним талантом, — вы совершите ве­ликое преступление. Вы — люди, которые могут иметь по че­тыре таланта, и когда увидит Господь, что вы работаете, и скажете Ему: «С двумя талантами, которые Ты мне дал, Гос­поди, я приобрел еще два,» — Он скажет: «Добрый раб, вой­ди в Мою радость!» ТАЛАНТЫ «И одному дал он пять талантов, другому — два, иному один, каждому по силе его» (Матфея, 25:15). Я буду говорить вам о 15 стихе из 25 главы Евангелия от Матфея. Вы, конечно, много раз читали эту главу и раз­мышляли о талантах. Может быть, вы делали какие-то вы­воды, одни ближе к истине, другие — дальше от нее. Я возь­му этот стих в его обычном смысле. Когда Иисус говорил что-то или рассказывал притчу, Он имел в виду фундаментальную Божественную мысль, Божий Закон. Он не говорил просто так по любому поводу, Он высказывал определенные истины. Мы можем задать вопрос: почему одному дано пять талантов, другому два, а последнему — один? Случайно или обдуманно? В природе все, что создал Бог, не случайно; нет ничего случайного. Мы многое называем случайным, ког­да не можем объяснить. Встречаем человека и говорим, что случайно его встретили. Один из законов жизни говорит, что эта встреча обусловлена определенными предшествующими причинами, которые заставили людей встретиться. Не зная закона, мы говорим, что встречаемся случайно, без всякой причины, но это не так. Что нужно понимать под словами «пять талантов», «два таланта», «один талант»? Есть три вида людей: одни соот­ветствуют пяти, другие — двум, а третьи — одному таланту. Кто такие люди одного таланта? — Это те, кто живет только для себя: «Три раза в день поесть, попить, полежать, чтобы тело пополнело; одеться красиво, вот для чего, — говорят они, — пришли мы на этот свет.» — Это эгоисты, бесплод­ные, бессемянные, — люди с одним талантом. А кто с двумя? Человек, который женился, — один талант, а жена его — вто­рой. Соединяются и приобретают еще два таланта: рождают­ся у них дети, и становится их четверо. И говорят они: «Гос­поди, мы использовали два таланта: вырастили детей и приобрели еще два.» — Это один смысл. В другом смысле — это люди, которые живут для своего общества, для народа. Те же, кто с пятью талантами, имеют уже и нечто большее. Пять талантов — это люди, у которых все чувства — зрение, слух, обоняние, вкус и осязание – на своем месте. Это люди, способные правильно судить обо всем, что Бог создал: они понимают природу, понимают, что происходит, причины и следствия событий. Это Учители мира , они живут для всего человечества. Теперь пересчитаем таланты, которые раздал хозяин: один, плюс два, плюс пять — получается восемь. Произволь­но ли число восемь? Нет, это число труда. Писание говорит, что Господь создал мир за шесть дней; на седьмой Он от­дыхал. Мы живем в восьмой день. И Господь говорит лю­дям: «Вот, Я создал мир, теперь начинается ваш день, ра­ботайте, и однажды Я приду проверить вашу работу.» Мы живем в восьмой день, и поскольку мы не умеем работать, то делаем ошибки. Но Господь говорит: «Рабо­тайте, идите вперед; понятно, что вы будете делать ошиб­ки.» — Какой учитель не ждет, что ученики порвут книги и насорят в школе? Какая женщина, работая по хозяйству, не насорит? Какой художник не испачкается, пока рисует? Ка­кой человек, работая, не испачкает и не порвет одежду? На пути своего развития не нужно хотеть невозможного, нуж­но постоянно ожидать перемен и порчи. Вот вы боитесь смерти. Но что такое смерть? Смерть — это постарение, обветшание вашей одежды. Таков закон. Те­ло постепенно меняется. Писание говорит: «Бог создал че­ловека по Своему образу и подобию.» — Да, таков Божий план. Но поскольку Он оставил нас работать, создавать се­бе мозг и сердце, вырабатывать характер, воспитывать се­бя, то ничего не значит, что при исполнении этого Божьего плана мы испачкаемся и насорим вокруг. Когда строится дом, то на стройке разбросаны камни, кирпичи, песок — мно­го всего; но когда дом построен, все это прибирают, и тогда люди входят в этот дом и живут в нем. Мы сейчас в пе­риоде восьмого дня, мы строим. И в этом строительстве работают три категории людей: у одних — по одному талан­ту, у других — по два, у третьих — по пяти. Теперь сложим таланты того, кто приобрел на пять та­лантов еще пять — всего десять, с талантами того, кто на два приобрел еще два — четыре, вместе — четырнадцать, и с тем, который зарыт в земле — пятнадцать. Если из этого числа вычесть таланты, которые были даны, останется семь приоб­ретенных талантов. Что означает число семь? Как я сказал — отдых. Вот закон, мысль, которую Христос скрыл в притче, и которую поймут только те, кто знает Писание: кто хочет отдохнуть, должен был работать, а кто не работал, не дол­жен отдыхать, потому что Господь, поработав шесть дней, на седьмой отдыхал. Мы часто говорим: «Когда же отдых?» — Ты еще не на­чинал работать, какого же отдыха хочешь? Только что под­нял мотыгу на плечо, — и уже хочешь отдохнуть! Когда пе­рекопаешь весь виноградник, тогда желай — и придет от­дых. Нужно понять фундаментальный Божественный закон, что отдых — результат работы. Лишь те будут радостны, ве­селы, кто работал. И Христос говорит: «Те, кто работал, войдут в радость Господню; все блага, какие Я имею, и они будут иметь.» — А что Он сказал тому, кто не работал, а зарыл талант в землю? — «Возьмите у него один талант и дайте тому, у кого было пять, а его выбросите вон, во тьму, чтобы там на­учился работать.» — Что это за «тьма внешняя?» — Черви, которые работают внизу в земле. Если не научитесь рабо­тать, Господь сделает вас червями и отправит в землю, чтобы вы работали в темноте, пока не научитесь. Все, кто хочет философствовать по поводу Божественного закона, испыта­ют, правильны ли эти слова. Я говорю вам нынешним утром об этом фундаментальном законе: мы должны работать. И лишь когда работаем для Бога — это работа; когда работаем для себя — это труд. Работа подразумевает знание. Тот, кто взял пять талан­тов, имеет пять чувств; ему Господь дал все способности и необходимые знания. И тот, кто имеет два таланта, тоже обладает способностями сообразно своим знаниям. Вот еще одно сравнение. Человек с одним талантом по­хож на минерал, который не может размножаться, — он всегда остается один. Он хорошо преломляет солнечный свет, но не может быть разумным существом. Если ваше сердце затвердеет как минерал — вы человек, у которого только один талант. И в этом кроется опасность, потому что Писа­ние говорит: «Возьму у вас каменное сердце.» — И этот один талант должен преобразоваться и начать рождать и раз­виваться. Два таланта подразумевают пшеничное зерно, расти­тельную жизнь, которая стоит несколько выше минералов; она размножается и возрастает. Что могут нам принести в жизни красивые минералы? Мы все бы умерли, если были бы вынуждены жить лишь ими. Благодаря пшеничному зер­ну, несущему два таланта, благодаря трудолюбию, и бла­годаря еще тем пяти талантам — способностям, которыми обладает для более высокой духовной жизни наш ум, пока­зывающий, как нужно разрабатывать блага, которые Бог нам дает, — мы можем избавиться от многих бед на этом свете. Мы должны задать себе вопрос, что значит «каждому по силе его»? Каждый из нас должен знать свою силу. Час­то люди говорят: «Я хочу иметь больше дарований, больше способностей.» — Хорошо, но если ты не использовал те дарования, те способности, которые у тебя есть, если ты не знаешь, как их разрабатывать, — кто даст тебе больше? Каждый из нас имеет столько дарований, что если бы мы их разработали, они были бы достаточной основой для пяти талантов. А пять талантов есть у немногих. Я верю, что большинство из вас, из тех, кто меня здесь слушает, имеет по два таланта. Даже положительно могу сказать, что все вы имеете по два таланта. Но если вы пре­вратите эти два таланта в четыре, будет другое. Что озна­чает число четыре? — Что нужно найти способ очищения ва­шей жизни. Вам нужна вода, но она замутнена; не должны ли вы найти средство для ее процеживания? Если вы будете пить ее с грязью, она вам повредит. Значит, число четыре — это Божественный процесс, посредством которого процежи­ваются в этом мире наши желания и мысли. Те, кто имеет два таланта, должны работать до тех пор, пока не сделают фильтр. А знаете ли вы, сколько он стоит? Спросите молочника. Пойдите на сыроварню и спросите тех, кто делает сыр, что остается в фильтре. Через него может пройти только сы­воротка. Ваш фильтр — это ваш критический ум, который должен оценивать то, что происходит в жизни: ценное остав­лять, а ненужное пусть уходит вниз. Это, впрочем, зависит от того, что вы процеживаете; если процеживаете творог, он остается в фильтре, а если процеживаете воду, то чистая вода выходит из фильтра, а осадок остается в нем. Ваш фильтр должен иметь два существенных качества, значит — два таланта. Когда употребляете один талант — ценное дол­жно остаться в фильтре, когда другой — ценное должно вы­ходить из фильтра. Вот другое сравнение: Фильтр с творогом — это ваш пшеничный амбар; вода из фильтра — ваша пшеница, посе­янная снаружи, в поле — в жизни. Первый талант должен пользоваться плодами, которые дал вам Бог, а второй та­лант нужно посеять — работать с ним. У вас разные предназначения в мире; иной раз вам удаются ваши предприятия, а иной — не удаются, это ни в какой степени не должно вас обескураживать, потому что тот, у кого мало талантов и кто хочет приобрести больше, должен больше работать. Та­ков закон. Опасно тому, у кого один талант, и кто совсем не работал с ним. Первое, что от нас требуется — уметь ра­ботать. Я вам сказал, что у вас два таланта. Вы спросите, ка­ковы они. Ваш ум и ваше сердце — вот эти два таланта. Спросите: «На что я могу употребить свой ум?» — Вон на дороге у человека сломалась телега, вы проходите мимо, у вас есть знания, — поправьте его телегу. Он будет вам признателен, а когда-нибудь в свою очередь вам поможет. В таком случае и вы выиграете. Второй талант — это ваше сердце. Некий человек бо­лен; ваше сердце должно побудить вас навещать его и по­могать ему. Два таланта — это две опоры нашей жизни. Под сердцем мы должны понимать корни нашей жизни, а под умом — ветви и листья. Вы знаете, что в природе су­ществует соотношение между корнями и ветвями. Каждой ветви соответствуют небольшие корешки в земле, и когда высыхает корешок, сохнет и соответствующая ветка. Это за­кон, который нужно соблюдать: если у вас засохнет какое-то желание, непременно засохнет и определенная мысль; если засохнут два желания, засохнут две мысли; если засохнут три желания, засохнут три мысли. И если, в конце концов, ваши чувства совершенно атрофируются, то засохнут и все ветви, и вы превратитесь в людей, у которых только один талант. Возьмем человека, у которого есть пять чувств — зрение, слух, обоняние, вкус и осязание. Какую роль играют эти чувства в нашей жизни? Это пять дверей, через которые че­ловек входит в этот мир. С их помощью мы постигаем при­роду. Это пять областей, из которых мы можем черпать наши богатства. Человек, в полном смысле слова лишенный слуха — глупый человек. Быть психически лишенным зре­ния - значит быть лишенным возможности видеть истину, Быть лишенным в психическом отношении обоняния — значит быть лишенным своего интеллекта, быть лишенным вку­са — значит быть лишенным любви, и т. д. — таких вещей можно перечислить много. Каждое из пяти чувств соответ­ствует великой Божественной добродетели, и каждый из нас должен следить, чтобы они были в гармонии с его сердцем, чтобы они были связаны с истиной. Посмотрим на этот мир — это одежда истины; видимый мир — выражение истины. В каждом листе, камне, ручье, в каждой скале заключены великие уроки, в них скрыты великие смыслы. О, какие истины может природа нам раскрыть. Вот мы берем камешек, повертим его и забросим, - говорим, что он ничего не стоит. Мы не поняли смысла этого камеш­ка. Или берем цветок, пообрываем его лепестки и бро­саем, — ничего-де он не стоит. Мы не поняли смысла этого цветка. Обратимся к слуху; слышим слово «любовь» — это цве­ток. Поняли ли мы смысл этого слова, его значение? Нет. — «Что это? — спрашиваем мы. — Да так, ничего,» — и отбра­сываем его. Слышим слово «истина» и говорим, что это пустое слово. Что же тогда самое важное для нас? — «Нуж­но человеку поесть, а после того, как поел, выпить чашку винца,» — говорят иные люди. Что касается удовлетворения вкуса, это верно, но не все заключается в еде. Действительно, человеку нужно питаться, но по закону о пяти талантах нуж­но питаться пятью видами пищи: каждое чувство нужно кор­мить соответствующей ему пищей, иначе оно атрофируется. Вы видите, что христианство — это наука, оно не для забавы. И знаете ли, какая наука христианство? Это вели­кая школа, со своим детским садом, начальной, средней школой, университетами, академиями, и каждый, кто по­ступает в нее учиться, должен понимать, что происходит в классе. Мне не нужны люди, с одним талантом, который они зарыли в землю. В школе, в которой я преподаю, нужны люди с двумя талантами. Почему? Потому что я не хочу терять время на бесплодную работу. Понравилось ли бы вам разводить вшей или блох? — Это существа с одним та­лантом. Все паразиты — люди с одним талантом, тунеядцы, лентяи, которые живут за счет других, и их ожидает боль­шое наказание. Испытывайте духов; как появится дух, прежде всего, возьмите его и изучите. Если у него два таланта — примите его и угостите; если один — не принимайте его, с одним та­лантом — вон; это вошь, блоха, это волк, который не может развиться, стать благороднее. Иные говорят: «Этот человек может развиться,» — я говорю, что он может толь­ко вшей разводить. Как поступил хозяин с тем, у кого был только один талант? Взял его и выбросил вон, чтобы научить его рабо­тать. Никогда не следует поощрять человека с одним талан­том. Нужно ему сказать: «Тебя, дружище, ожидает самая большая опасность в жизни.» — Не нужно его обманывать, нужно сказать ему истину. А мы часто говорим: «Ничего страшного.» — Если видишь, что у твоего ребенка один та­лант, — выброси его вон. Пусть идет скитаться по свету. Вы скажете: «Не жестоко ли это?» — Возьмите у него талант, по­тому что он не умел его использовать. Вот у вас сын с од­ним талантом, вы посылаете его за границу изучать фило­софию, или медицину, или искусство, он вам пишет: «Папа, пришли мне 400—500 левов, потому что мне нужно то и другое,» — а на самом деле берет деньги и гуляет по ресто­ранам. Проходят два года, три, семь, десять лет, сын все не кончает учение. Отец говорит себе: «А-а, это очень глубо­кая наука,» — истратит на него 20—30 тысяч левов, и мно­гого от него ожидает. Через семь—десять лет сын возвра­щается, но мало того, что не приобрел знания, мало того, что истратил столько средств, — он возвращается на десять ступеней ниже, совсем разложившимся, развратным в мыс­лях и желаниях, и тогда отец говорит: «Господи, зачем Ты мне его дал?» — Господь тебе его дал, или ты сам его взял? Когда воришка крадет монеты, которые не имеют хожде­ния, тот ли, у кого он украл, виноват? — Нет, сам воришка, который украл. Часто, когда кто-то крадет у Господа, берет то, что ничего не стоит. Своей беседой я, конечно, не хочу вас пугать, моя цель не в этом. Когда ученик приходит в школу, когда его при­водят в лабораторию для экспериментов, учитель должен объяснить ему свойства разных вещей и сказать, что если он не будет внимателен, то опыт может ему стоить очень дорого, потому что многие по невниманию потеряли зрение и другие чувства. Применим Христово правило в общественной жизни. Часто меня спрашивают, почему Болгария страдает. Так вы же ставите во главе, в качестве министра—председате­ля, человека с одним талантом, и хотите, чтобы он спас Бол­гарию. Как же это возможно? Этого человека, как говорит Христос, нужно снять и выбросить вон. На пост министра-председателя нужен человек с пятью талантами, даже не с двумя. Люди с двумя талантами могут быть жандармами воинами; офицеры должны иметь по четыре таланта, гене­ралы и министры по пять, а царям, которые занимают выс­шие места в государстве, нужно десять талантов. Болгария страдает, потому что ею управляют люди, не имеющие пять талантов. Часто во главе оказываются люди с одним талан­том, а потом их вызывают в суд; как видите, и сейчас у нас их судят. Те, кто воровал, глупы, а те, кто поставил их у власти, еще глупее. Человек нанимает негодного слугу и ожидает от него хорошей работы, а потом удивляется, по­чему ничего не получилось. Скорее нужно удивляться хозяи­ну. И сейчас в Болгарии нам нужны люди с двумя, четырь­мя, пятью, десятью талантами. Если найдем их — будем первым народом в мире; не будет для нас трудностей и пре­пятствий. Даже если все державы ополчатся против бол­гарского народа, — ничего у них не получится. Тогда, — уве­ряю вас, — никакое несчастье нас не постигло бы. Поэтому молитесь, чтобы появились такие люди. Они придут. Вовле­чем таланты — два, четыре, пять и десять, — в работу. И, наконец, спрашиваю: зачем нам ум, который нам дал Господь? — Прежде всего, это фильтр. Пропустили ли вы через него молоко? Умеете ли делать простоквашу и сыр? Нужно применить в жизни закон процеживания! Часто люди жалуются: «Нет у меня друзей в мире!» — Почему у вас нет друзей? Если вы скажете мне, что у вас нет ни одного друга, я могу усомниться или решить, что вы — человек с одним талантом. Если вы скажете, что вас никто не любит, я сделаю заключение, что вы человек с од­ним талантом, который — все Божественное в себе — он за­рыл в землю. Эгоист, живущий только для себя, заслуживает того, чтобы не иметь друзей, быть во тьме внешней. Вот что говорит Христос этой притчей о талантах. Вы спросите: «А что это за закваска, с которой надо работать?» — У вас она есть, но нужно уметь заквашивать молоко и превращать его в сыр. Если молоко очень холод­ное, может ли закваситься? — Не может. И если очень горячее, тоже не может. Нужно соблюдать фундаментальный закон при заквашивании: питать добрые чувства, добрые желания, подквашивать человека доброй закваской; нужно так его подквашивать, чтобы он не прокис. Нужно закваши­вать его Истиной. И если вы так его заквасите — вы люди с двумя талантами, и будете иметь и четыре. А если у вас четыре таланта — вы уже люди спасенные. Значит, вы приме­нили закон Иисуса, прошли через процесс самоусовершенствования, очищения от дурных желаний. Это два таланта, которые нужно применить в своей жизни. Может быть, вы слушали и другие проповеди о талантах. Таланты означают деньги, способности, силу, это — нечто объективное, не субъективное. Талант — всегда сила, вне­сенная извне, которая может быть нам дана и снова взята. Таланты никогда не могут быть собственностью человека, они принадлежали и принадлежат лишь Богу, Он их даёт и берет в соответствии с нашими поступками. Вы рождае­тесь на земле, Бог вам дает два таланта и говорит: «Работай! Если приобретешь еще два, умножу их, дам тебе пять, войдешь в Мою радость!» А если Господь дал вам только один талант — и для него есть место в мире. Если такой человек скажет, что хочет добыть еще один талант — спасется. И если мы видим, что такой человек делает усилия и страдает, это показывает, что он хочет добыть еще один талант, потому что когда че­ловек страдает, в нем страдает то первоначальное грешное существо, у которого есть только один талант. Такой чело­век должен перейти от единицы, от своего «я», от своего эгоизма к Божьей Любви, самопожертвованию. Человек, у которого есть только один талант, должен пожертвовать со­бой, чтобы обрести два. Обработать свое сердце и свой ум — значит иметь два таланта, а иметь пять — значит развить все свои чувства в совершенство. Знаете ли вы, что это такое — развитие всех чувств? Многие смотрят и не видят, слушают и не слышат, вкушают и не понимают блага. Например, когда человек ест, говорит ли: «Господи! Благодарю Тебя за хлеб, который Ты мне дал, благодарю Тебя за жизнь, которую Ты вно­сишь в меня через него!»? — Если не благодарите, это по­казывает, что вы не только не поняли, что такое вкус, но­не поняли и того, зачем создан рот. Он необходим, чтобы вошла в него прежде всего жизнь Любви, которая есть ос­нова всего. Удержите в себе эти мысли. Если Господь дал вам один: талант, молите Его быть с вами и дать вам два — в этом спасение. Христос пришел, чтобы спасти мир, больше всего — чтобы спасти тех, у кого есть только один талант. Но зна­ете ли, какой скорби стоили Ему эти лентяи? — Очень доро­го. Если у человека один талант, оставьте его Господу. Я вам говорю — прогоните этого человека. Почему? Потому что только Господь в состоянии его излечить, спасти его. Вы этого сделать не можете. Когда я говорю вам, чтобы вы вы­бросили его вон, я хочу, чтобы вы этим сделали ему добро, чтобы он нашел Господа, потому что пока он держится за вас, он никогда не будет работать. А если он обнаружит себя оставленным, он обернется к Господу и будет спасен. Не давайте ему есть, пусть поголодает два, три, пять дней, пусть потрудится немного — что из этого! — «Как так?» — Ребенок сколько раз в день плачет? Если не заплачет, мать его не накормит. В людях с одним талантом нет жизни. Насколь­ко мертвое тело может работать, настолько и человек с од­ним талантом. Насколько может скупой пожертвовать, на­столько и человек с одним талантом может помочь. Говорю всем вам, кто находится здесь, у кого есть по два таланта: если станете похожи на такого человека, пре­вратитесь в человека с одним талантом, — вы совершите ве­ликое преступление. Вы — люди, которые могут иметь по че­тыре таланта, и когда увидит Господь, что вы работаете, и скажете Ему: «С двумя талантами, которые Ты мне дал, Гос­поди, я приобрел еще два,» — Он скажет: «Добрый раб, вой­ди в Мою радость!» Беседа Учителя 27 апреля 1914 г. в Софии. Таланты Талантите
  5. ЯВЛЕНИЕ ДУХА Но каждому дается проявление Духа на пользу (1. Кор., 12:7) Многие вопросы занимают человеческий ум. Множество вопросов занимало человечество в прошлом; будут такие во­просы и в будущем. Я дам вам краткое определение понятия «Дух». Многие имеют смутное понятие о Духе. Даже в умах людей, которые обладают обширными познаниями, это по­нятие смутно. Вы спросите: как возможно, чтобы человек был образованным, а о Духе имел лишь смутное понятие? Я от­вечу: очень естественно; если бы вы были лишены зрения, а перед вами была картина, — вы имели бы о ней очень смут­ное понятие. Следовательно, и у образованного человека по­нятие о Духе может быть смутным. Рассматривая этот во­прос, мы должны принять во внимание, обладаем ли мы такими чувствами и способностями, чтобы войти в соприкос­новение с самой действительностью вещей; потому что мы можем иметь о мире и его требованиях прямые или косвенные понятия, но наши понятия в этих случаях будут раз­личными. Я дам вам краткий перевод слова «Дух». В болгарском языке это слово состоит из четырех букв («духъ»). Возьмем букву «Д». Она образует три угла и внизу букву «и». Три угла показывают триединство Бога, три проявляющиеся силы. Буква «у» — два пальца, указательный и средний, под­нятые вверх; они показывают, что человеческая рука что-то делает. Буква «х», крест, — проявление силы, которая дей­ствует в четырех направлениях. Одна линия, которая идет вверх, и другая, которая ее пересекает — это человеческое проявление, две силы, которые не находятся в согласии, пе­ресекаются. Подняв палец вверх, мы указываем на Бога, а когда человек идет наперерез — это другая линия креста: значит, Дух сходит и определяет это противоречие между Богом и Его детьми. Буква «ъ» означает равновесие человеческого ума, который хочет дать людям понимание основных законов. — Это толкование я вывожу из букв самого слова. А вот другое толкование Духа: проявление сущности. Возьмите, например, свет, который сходит сверху — это Дух. Что такое Солнце — мы не знаем. Ученые говорят, что оно на­ходится на расстоянии 92 миллионов километров от Земли; может быть и так — мы не знаем. А может быть в этом вычислении ошибка в несколько миллионов километров. Если мы захотим проверить, то неизвестно, найдем ли мы его в той точке, которую определили ученые. А каково внутреннее состояние Солнца — это глубокая философия. Одни говорят, что оно жидкое, другие — что твердое, может быть верно од­но, может быть — другое. Но вот о свете, который нисходит, мы уже имеем реальное понятие, потому что видим то, что исходит от Солнца и открывает перед нашими глазами всю Землю со всеми предметами на ней. Свет — это Дух, который нисходит от Солнца и непо­средственно соприкасается с нашей жизнью. Он не сойдет иначе, потому что если бы сошел, Он растопил бы, как Солнце, все то, что мы видим вокруг себя. Все это превратилось бы в пыль и прах, или же в газообразное состояние. Поэтому Бог говорит: «Я не сойду, а пошлю через простран­ство Духа Своего, чтобы Он принес людям Мое благослове­ние.» — Вот почему Бог не хочет сойти к нам, а посылает Духа Своего — свет. Дух — это творческая способность, это то в нас, что созидает. Всем, что мы имеем, мы обязаны Ему. Эту разум­ную силу, которая проявляется от Бога, ученые определяют как законы, силу, сродство элементов и. т. д. — дают ей разные имена. Но все это — работа разумной сущности: законы создает Дух. Дух имеет прямое общение с нашей душой. Именно через перемены, которые происходят в нашем душевном мире, мы обретаем понятие о Его происхождении. Без души мы не имели бы никакого представления о Духе. Душа, со своим образом мышления, представляет в нас Божественный мир. И если есть у нас что-то Божественное — это светлая душа, которая мыслит. Вот почему, когда мы говорим о человеке, мы должны подразумевать ее. Отделите от человека разум­ную душу, и он останется форменным животным с четырь­мя конечностями. Ничем больше не отличается: ест, спит, имеет все потребности и слабости животного. Дух проявляется в человеческой душе. Благодаря этому человек, в отличие от других существ, ходит прямо. Почему другие животные не выпрямляются? Потому что идут вразрез с Господом. То, что они ходят на четырех ногах, показывает, что их воля противопоставлена проявлению Бо­га. Пройдут, может быть, тысячи лет, и они достигнут этапа человека, поднимутся и выпрямятся. Мы до некоторой степени поднялись, возвысились, и хотим возвыситься еще больше, потому что хотим приблизиться к Богу и быть в согласии с Ним: есть у нас желание идти по Божьему пути. И если мы совершаем ошибки, то не по злой воле, а по дру­гим причинам, которые лежат в нашем прошлом. Говорится, что Дух этот дается каждому на пользу. В чем именно состоит эта польза? Само слово «польза» имеет определенное содержание, потому что все работают ради пользы. Работник копает виноградник, но ждет, что­бы ему заплатили 2—3 лева за день. Жена делает что-то для мужа, но и она ждет от него чего-нибудь к Пасхе, к Рождеству, к большим праздникам, к лету, — каждый работает ради пользы. Некоторые думают, что жизнь идеальна; но что они счи­тают идеальной жизнью? Я понимаю под идеальной жизнью гармонию, согласие во всех наших отношениях. Некоторые люди хотят жить на Небе, Но где Небо? Под словом «Небо» я понимаю состояние, где существует полный порядок, где люди соблюдают свои права и обязанности по отношению к другим. Человек хочет продвигаться вперед, а ты ему ме­шаешь, ты задерживаешь его в его продвижении, если го­воришь ему о своих правах, меж тем как должен созна­вать, что имеешь по отношению к нему обязанности. Про­читанная глава из Евангелия показывает, какими должны быть наши отношения. Вы скажете: «Но там есть бессмыс­ленные вещи.» — в одной русской поговорке сказано: «И в беспорядке есть порядок.» — И в безобразии есть благооб­разие. Приведу аналогию, чтобы вы поняли, откуда берется искаженное представление о вещах. Даю я человеку орех; тот достаточно благоразумен, снимает верхнюю, зеленую обо­лочку, — надкусывает и выплевывает. Даю орех другому, тот достаточно благоразумен, снимает верхнюю, зеленую обо­лочку, однако, попробовав вторую, ломает зуб и тоже вы­брасывает орех. Даю орех третьему: тот снимает верхнюю оболочку, разбивает камнем скорлупу, вынимает ядрышко и съедает. Если мы спросим этих людей, что такое орех, первый скажет, что орех — плод терпкий, едкий, ядовитый; второй скажет, что это плод твердый, о который можно зубы сло­мать; а третий скажет, что это нечто вкусное и приятное. Таковы и наши ошибки; все вещи на свете завернуты в обо­лочки, и если у нас нет нужных знаний — мы не найдем сути. Пища нужна для тела, но нужна пища и для ума, и для души: мы должны питаться, так сказать, двояко. И когда мы говорим, что человеку нехорошо переедать, то подразумеваем, что нужно одинаково питать тело, ум и душу. Это тройной круг, который образует человека. Вот почему все трое, судив­шие об орехе, недостаточно умны. Тот, кто съел орех, думает, что он самый умный. Нет! Я даю орех четвертому, тот берет его, но вместо того, чтобы съесть, сажает, и через десять или пятнадцать лет один этот орех дает тысячи орехов. Так что в мире есть четыре категории людей, которые по-разному рассуждают. Одни говорят: «Мир отвратителен, ужасен, жить не стоит». - Другие говорят: «В мире царит эгоизм, хуже быть не может». - Третьи полагают: «Мир хорош, приятен» — они ближе к истине. А кто четвертые? — Те, кто поступил в Божью школу и начал учиться, то есть насаждать прекрасные вещи. Лучшее для человека представление о мире — знать, что Земля — это Божественная Школа, в которую он отправлен, чтобы учиться, чтобы научиться снимать верхнюю и нижнюю оболочки ореха, но не съедать его, а сажать. И когда человек изучит свойства всех вещей, он поймет подлинный смысл земной жизни. Как хозяин посылает слуг работать в винограднике, давая им хлеб и нужные для ра­боты инструменты, так и Бог дал человеку мозг — инстру­мент для работы. Для чего Он его дал? Для того ли, что­бы разбивать камни или пробовать горькую кожуру ореха? Нет, для того, чтобы сажать орех. «Разве мне станет лучше только от того, что я буду сажать орехи? — спросит кто-нибудь. — Не станет мне луч­ше.» — Под словом «орех» нужно понимать добрые мысли, желания и действия, которые мы можем посеять в других. Эта работа принесет вам благоденствие. Когда в достиже­нии какого-нибудь желания вы встречаете определенное со­противление, не отчаивайтесь и не отбрасывайте его: Бог облек мысль в три-четыре оболочки; может быть одна неблагоприятна, но другая будет благоприятна. Если вы сни­мете дурную оболочку и посадите ваши мысли в хорошую почву, они сами дадут хороший плод. Так я смотрю на мир. Зло – кажимость, это внешние оболочки вещей. И люди только кажутся плохими. Не то, чтобы они не были плохи, - плохи они, но по существу все же не плохи, потому что от Бога зло не может произойти. Зло происходит от определенных отношений, которые воз­никают в нашем мире. Две семьи живут в четырехкомнатном доме; в одной семье больше детей, в другой меньше, — и на­чинают спорить, кому сколько комнат занять; и, глядишь, уже поссорились. Спрашиваю: что ссориться из-за комнат? Это же совсем ничтожная причина! И начинают в одной семье говорить про другую: «Это люди упрямые» — а в другой про первую — то же самое. А в действительности и те, и другие — упрямые и неразумные, потому что разумные лю­ди никогда не ссорятся. Это слово — «кара» по-болгарски — происходит от сан­скритского корня: ссориться — значит быть в темноте. Лю­ди, которые живут в свете (болг. «виделина») не ссорятся. Определенные проявления нашего мозга помрачают мысли, и тогда появляются дурные желания. Когда у нас светлые мысли, мы готовы жить в мире и согласии; если же прихо­дит хоть небольшое помрачение — мы готовы изменить на­ши отношения. Зло происходит от помрачения человеческого ума. И вот, поскольку Господь знает, что на земле сущест­вует некий мрак, который причиняет вред (а мрак всегда причиняет вред: если бы мы жили постоянно во мраке, все наши чувства атрофировались бы, как у тех рыб, которые годами живут в подводных пещерах и потеряли способность видеть), Он послал Духа, чтобы Дух вступал во взаимо­действие с нами — с нашими мыслями и чувствами, с на­шим телом, чтобы мы правильно мыслили и составили себе верное понятие о вещах. Прежде всего, нужно составить правильное понятие о себе, а именно — о том, каким должно быть наше отношение к Богу. По моему пониманию, Земля — это школа только для индивидуальной человеческой души. Если есть в мире нечто реальное — это человеческое душа. Некоторые люди спрашивают: «Что я такое?» — «Я» — то, что мыслит, что чувствует и желает. А всякая мысль, всякое чувство и вся­кое желание имеют свою форму. Когда вы хотите сделать орудие для убийства людей, как его приспосабливаете? Вы исходите из определенных практических соображений отно­сительно того, каким оно должно быть: острым, чтобы могло разрушать. а если делаете меч для игры детей, сделаете ли его острым? — Нет, вы сделаете его круглым, гладким, чтобы он не причинял вреда ребенку, потому что острые вещи вредны. Говорят о каком-то человеке, что у него утонченный ум. Да, если нужно воевать, то нужно иметь очень острый ум и взрывные силы: куда бы ни ударил — сокрушит. Но когда человек живет в мирном обществе, какая нужда и какая польза иметь такой тонкий и острый ум? А если в воен­ное время поставите во главе армии человека с тупым умом,— он также не на месте. Мы изменили ход вещей: поставили тупые вещи на место острых и наоборот. Я не говорю, что не нужно воевать на земле. Борьба в природе имеет два принципа: один разрушает, другой строит. Но и в том, и в другом есть постоянное истощение. Мы истощаемся не только когда любим, но и когда нена­видим, потому что тот, кто ненавидит, разбивает камни, а если мы истощаем жизнь в разбивании тысяч тонн камней, какой смысл она будет для нас иметь? Когда мы постоянно мыслим о зле — мы постоянно крошим камни. Для Господа, впрочем, и этот материал потребен: Он использует наш труд, чтобы сделать ровные дороги, и люди косвенно будут нас благодарить за то, что мы приготовили необходимый для дорог щебень. Что бы мы ни делали в мире, наш труд будет полезен, — если не для нас, то для других. В одном случае, когда мы любим, мы совершаем сознательную работу, в дру­гом случае — несознательную, следовательно, и награда не может быть одной и той же. Итак, если вы хотите проявить Божью Любовь, нужно чтобы Дух был в вас, чтобы вы дали Ему место проявить­ся. Но Дух — очень деликатное существо. Не думайте; что Он придет и будет сильно стучать в вашу дверь. Нет, Он тихонько постучится в дверь вашего сердца, и если вы Ему откроете, сразу в корне изменится вся ваша жизнь. Он по­кажет вам, как жить. Если Он постучится в дверь вашей во­ли, — скажет вам, что нужно делать, чтобы вы делали это сознательно. А если вы не откроете Ему, то скоро поймете, что потеряли. Если встретите идиота, знайте, что в прош­лом, когда Дух стучался в его дверь, он Ему не открыл. Говорите, что кто-то глуп. Почему? Потому что когда Дух постучался однажды в дверь его ума, тот Его отбросил. На­зываете кого-то жестоким — знайте, что когда Дух посту­чался в его сердце, тот Его не принял. Жестокость — как кристалл, в котором нет мягкости. Но не нужно думать, что среди жестоких людей не бывает иногда хороших; вообще же они — не для организованного человеческого общества. Итак, мы должны быть всегда готовы дать место Духу, чтобы он проник в нас и проявился в каждом из нас. Некоторые люди говорят: «Мы хотим видеть Дух.» — Да ведь единственное, что вы видите — это Дух! Он говорит, но поскольку ваши уши тупы, вы не слышите, как глухие люди не слышат, когда вы с ними говорите. Хотите слы­шать — хорошо: настройте ухо, чтобы слышать, что Дух го­ворит. — «Я хочу видеть Дух.» — Хорошо, но если у вас глаза затуманены, как Его увидите? Единственное, повторяю, что мы видим в мире — это Дух. Вот этот цветок — это Дух, и если бы вы могли видеть, вы увидели бы целую чело­веческую фигуру в нем. А почему не видите? Потому что ваше зрение ограничено, вы видите только сгущенные части, а не сгущенные не видите. Например, некоторые вещи кажутся вам круглыми; вот орех, — но если вы его посадите, круглый ли стебель взой­дет? Он сразу проявит свою сущность. Чтобы узнать вещи, нужно посадить их в подходящую для них почву. И если вы сможете посадить этот цветок таким образом, вы сразу уви­дите, что и это — разумное существо. А что вам говорит этот цветок? Зачем эти краски? Они для того, чтобы показать, что жизнь без любви не имеет смысла. И тысячи лет цве­ток говорит людям, что нужно делать: нужно любить, и ум не должен быть ни слишком острым, ни слишком тупым. В некоторых случаях он должен быть острым, но когда вы находитесь среди умных людей, остроумие не нужно. Когда находитесь среди неприятелей, сердце должно быть твердым, а среди друзей — мягким. Нужно знать, как любить. Когда вы возьмете розу и нюхаете ее, проявятся две вещи: нежное благоухание и шипы. У всякого человека свои шипы, но это, разумеется, не сам человек. Шипы — для тех условий жизни, когда че­ловек должен воевать, защищаться, когда не нужно быть слишком мягким. Но среди друзей ваш порох может быть влажным. Есть время, когда он должен быть сухим, и вре­мя, когда он должен быть сырым. Что делает муж, если порох его сух, а жена каждый день его задевает? Поженив­шись, оба должны увлажнить порох. Перед миром ваш по­рох должен быть сухим — на всякий случай. Это — аллегория, я говорю об этом, чтобы вы научились всем тем отношениям, которые существуют в мире. У вас есть друзья, и вы говорите, что знаете их; но пока вы не изучи­те одновременно и светлую, и темную сторону ваших дру­зей — вы не знаете их. Вы хотите быть всегда хорошими. Нужно в одних условиях быть хорошими, а в других — пло­хими. Если вы рассердите друга, вам придется защищаться, а чтобы защищаться, нужно уметь воевать. Если вы боретесь с неприятелем — вы исполняете свой долг; но если вы воюете с мирными или безоружными людьми — делаете глупость. Говорят: «Жизнь — это борьба.» — И мужчина, женив­шись, говорит, что жизнь — это борьба. А с кем воюет? — Со своей женой, а жена — с мужем. Родятся у них дети, и тоже слышат девиз: «Жизнь — это борьба» — и говорят: «А нам с кем бороться?» — Друг с другом, брат с сестрой. И начинается борьба, вцепятся друг другу в волосы, потом расплачутся и бегом к маме или папе. Девиз есть у людей! Нет истинного противника, так создадут его — муж с женой, брат с сестрой, священник со своей паствой, учитель с уче­никами. Вот люди, которые не понимают жизни. Борьба должна быть, но — борьба с той природой, ко­торая должна подчиниться. Когда нужно разрушить ска­лу, чтобы пробить туннель в горах — такие действия понят­ны; но употреблять такие средства в организованном обще­стве — это мне непонятно. Это показывает, что люди не понимают того отношения, которое существует между ни­ми и их Духом, не понимают задачи, которую ставит им Дух. Апостол Павел описывает в прочитанной главе, каким должно быть это отношение. Вы можете задать мне вопрос: «Разве не существуют в мире тысячи отношений?» — Но мы должны выбирать только те, которые благоприятны для нас. Мы должны знать, например, отношение к нам воды. Если мы примем ее в желудок, то будем иметь благоприятные по­следствия; но если мы пустим ее в легкие, там она про­изведет совсем другое действие. Если мы пустим в легкие воздух, это будет благоприятно для нас, но если впустим его в желудок, он произведет противоположный результат, и т. д. Нужно знать, где место для воды, для воздуха, для света, для звука, для запаха. Вы скажете: «Да знаем мы все это, знаем, что свет нужен для глаз, а звук — для ушей.» — Но понимаете ли вы внутренний смысл этого света? Утром, когда солнце восходит, что говорите? — «А, солнце встает.» — Но когда кто-нибудь скажет: «Учитель идет!» — что будут делать учени­ки? Все встрепенутся, возьмут учебники и чинно рассядут­ся. Когда всходит солнце, каждый из нас должен взять свою книжку и сказать: «Учитель-Дух идет!» — сесть на свое мес­то и спросить, что нужно сделать в этот день. Солнце скажет: «Прислушаюсь к вам, вы мне ответите; преподам вам не­что, и вы мне что-то скажете.» — Вот что подразумевает вос­ход солнца. Если бы каждый день мы могли выучить урок, предусмотренный нашим Духом, жизнь текла бы очень благо­приятно. «Но, сегодняшнее солнце, — скажете вы, — похоже на вчерашнее, также восходит.» — Нет! Я не видел в жизни двух дней, похожих один на другой, и двух одинаковых вос­ходов; каждый день отличается от других, и каждый имеет свою программу. И свет, который приходит к нам, не один и тот же; сегодняшний отличается от того, который пришел несколько дней назад. В этом именно заключается величие Божьего Духа, Который несет неисчислимые богатства, невидимые миры и раскрывает, каков Бог в Самом Себе. Он — нечто великое. Встречаете вы приятеля и спрашиваете: «Что ты ду­маешь про Ивана?» — «Он ростом больше полутора метров, у него густые брови, толстые губы, он любит поесть и попить.» — Но это не важно. Придет день, когда вы его по­любите, и тогда для вас исчезнут его толстые губы, его внешние, видимые недостатки. Вы начнете видеть в нем не­что другое. Вы снимете его первую оболочку и увидите его ум. Если вы его посадите, половина орехов, которые родят­ся, будут ваши, другая половина — его. Если съедите — ка­кая вам будет польза? Не будет пользы ни вам, ни Ивану. Так что когда приходит Дух, Он говорит, что каждый день вы должны сеять все более добрые мысли, все более добрые желания. Иногда вы встречаете друга и говорите: «Не знаю, что сказать.» — Видите, что люди болтают много, а вы не знаете, что сказать, или говорите, но не то, что нужно. Преж­де всего нужно посадить орех, а после этого можно разго­варивать, сколько хотите. Прежде чем посадить орех, не го­ворите. Тот, кто работает, возвращается домой и рассказы­вает: «Я работал, устал, проголодался.» — Наши разговоры показывают отношения, которые существуют между нами и нашими действиями. Первое, что нужно делать каждый день, — задавать себе вопрос: «Какой плод нужно сегодня посадить?» — Если посадите орех, он через некоторое время принесет свои бо­гатства в изобилии. Эту притчу вы поймете только тогда, когда вернетесь, — а вы вернетесь, — на тот свет, откуда вы пришли. Тогда вы заметите, какую пользу принесли те добрые желания и мысли, которые вы посеяли, те добрые дела, которые вы сделали вашим ближним, друзьям, жене, детям. Сейчас эти вещи еще темны для вас. Вот другой пример. Вы говорите: «Вот я кормлю сына, а кто знает, не будет ли он когда-нибудь меня кормить; сейчас я его учу, а когда состарюсь, он будет за мной ухаживать.» — Не ждите, чтобы он за вами ухаживал, когда состаритесь. Может быть и не состаритесь, может быть умрете раньше, и не будет ему нужно за вами ухаживать. Мать говорит: «Хорошо иметь дочь, чтобы в старости за мной ухаживала.» — Это совершенно неправильное понимание жизни. Дайте воспитание своим детям и не ждите для себя ничего. Если вы посадили в них добрый орех, они не только будут за вами ухаживать, но и будут любить вас. Если дети не любят мать, это показывает, что она не умела их воспитывать. Так что первым делом, будучи руководимы Ду­хом, научите своих детей вас любить. Закончу свою беседу сравнением. Есть три отношения, которые необходимо соблюдать. В мире существует Бог, су­ществуем мы, существует определенное общество. Некото­рые люди ставят на первое место себя, говорят: «Сначала я, потом общество, а в конце — Господь.» — Это совершенно неверное разрешение вопроса. Другие говорят: «Прежде все­го, общество — я буду жить для народа, для общества, по­том уже я сам, а, в конце концов — Господь.» — И это плохое решение. Третьи говорят: «На первом месте Бог, Господь, Дух мой, затем я, разумная душа, которая должна служить Ему, затем — служить обществу, и в конце — самому се­бе.» — Вот правильное решение. Всякое другое решение не будет правильным. Все ошибки возникают, когда мы хотим решить, что поставить во главе — общество или себя. Если к одному те­лу приставить три головы, оно ничего не сможет делать. Никогда не будет согласия в том, каким путем идти. Иной раз вы боретесь с собой, не знаете, что решить. Это пока­зывает, что у вас три головы. Отсеките две, поставьте Гос­пода главой. Все должно быть на своем месте. Спросите себя сейчас: кто у вас глава? Я был бы рад, если бы вы сказали, что Господь. Поставьте Господа во гла­ве. Знаете ли вы, каким будет тогда ваше состояние? Не будет тогда в вас двоумения, страха, трепета, будет у вас воля, будете смелыми, решительными, умными, добрыми людьми. Будете богаты во всех отношениях — к чему ни при­коснетесь рукой, все станет золотом. Некоторые люди боятся денег. Только для глупых они опасны. Почему? — Потому что они Духом слабы. Знаете ли вы, что рассказывает предание о праведном Иове? У него были черви, и когда он их дарил какому-нибудь нищему, черви превращались в золотые монеты. Если и вы будете как Иов, черви, которых вы дарите, превратятся в золото. Вы часто несправедливы к червям, а они совершают прекрас­ную работу, современный мир многим им обязан. Если Господь их возьмет своей рукой и даст вам, они превратятся в золотые монеты. А что это за золото, что за монеты, кото­рые дает вам Господь? — Это знания и опыт. Что делает ум­ная женщина со свалявшейся, грязной шерстью? Она ее стирает, вычесывает, прядет и вяжет платок. Глупая же, уви­дев такую грязь, выбрасывает ее вон. Сколько раз Гос­подь давал вам Дух, а вы Его отбрасывали! Чего требует правило? — Как вернетесь вечером с рабо­ты — снимите мешок со спины, оставьте его в прихожей; все «возьму-дам», которые у вас есть, тоже оставьте в при­хожей, чтобы войти в комнату свободными, как будто в мире нет для вас никаких «возьму-дам», и скажите: «Благодарю Господа за то, что Он мне дал.» — Поешьте хорошо и сно­ва поблагодарите Его. А утром, когда встанете, возьмите снова свой мешок и отправляйтесь на работу. А мы что делаем? Придем вечером и ложимся с полным мешком за спиной, и всю ночь мечемся в постели. Дух говорит: «Сни­мите мешок, не место ему тут.» — Садимся есть, и тяжело нам, — потому что мешок у нас за спиной. Нужно его снять и поесть. Таково послание Духа. Некоторые люди грешны? — оставьте этот вопрос сна­ружи, в прихожей. Будто Господь не знает, что люди грешат! Нам ли исправлять мир? Есть кому его исправить. Вечером, вернувшись с работы, мы должны благодарить Бога, что Он послал нас к этим грешным людям, чтобы дать нам добрый урок. Встретив такого человека, мы должны ему сказать: «Ты хорошо носишь свой мешок.» — Это грешник, и в этом отношении он — человек с мешком. Когда-нибудь мешок будет снят с его спины. Некто груб, угрюм; почему? Потому что он не снял мешок со своего сердца. Другой не может мыслить; почему? — Пусть снимет мешок со своего ума, тогда будет мыслить хорошо. Сейчас я приведу вам еще один пример и закончу. Есть две крайности, две противоположности в действитель­ной жизни, которые всегда нужно иметь в виду. Это — добро и зло, два полюса, крайние точки в земной человеческой жизни. В старое время у одного царя были две дочери. Старшая была очень красива и стройна, но у нее был очень злой язык. Младшая была очень добра, но очень некрасива. Из-за этих недостатков никто из окружающих княжеских сы­новей не хотел предложить им руки. Отец беспокоился о будущем своих дочерей и о том, что оставался без наслед­ников, и решил созвать совет из мудрейших людей своего царства, чтобы они указали ему выход из этого положения. Было предложено много мудрых и хороших советов, а са­мый старый и самый мудрый человек предложил вот что: «Ты, — сказал он царю, — устрой странноприимный дом, от­крытый для всех, и первые два молодых человека, которые придут в него, будут двумя твоими зятьями, судьба тебе их пошлет.» — Добрый отец подумал, что, может быть, судьба улыбнется его сединам и пошлет ему знатных людей из царских домов. Когда странноприимный дом был отстроен и открыт, пер­выми посетителями действительно были два молодых чело­века. Однако, к большому изумлению отца, один из них был слеп, другой – глух. Озадаченный этим, царь позвал старого мудреца и спросил его, как теперь быть. Мудрец сказал: «Глухого жените на красивой дочери, а слепого – на некрасивой». Царь так и поступил. И в самом деле, оба брака оказались счастливыми, дочери его хорошо жили. Зятья иногда горевали из-за своих недостатков. Глухой, ког­да жена его кричала и призывала на его голову всяческие проклятия, пожимал плечами и думал: «Вот как выходит, когда человек лишен какого-то чувства. Верю, что она го­ворит божественные вещи, но к своему несчастью я не мо­гу их понять. Все на этом свете отдал бы, только бы ус­лышать хоть одно из ее сладких слов.» — Слепой же, когда слышал умные и сладкие речи своей жены, излияние ее ду­ши, думал про себя: «Какое прекрасное существо! Как она должна быть красива! Но слеп я — вот огромное несчастье мое в этой жизни; все бы отдал, только бы хоть на один миг увидеть внешний образ этого божественного сокровища.» Дошло это до ушей царя, и тот позвал старого мудреца и попросил его сказать, нельзя ли как-нибудь изменить судьбу его зятьев, чтобы они избавились от своих недугов. «Можно, — сказал старец, — но расстроится их счастье и блаженство на земле.» Если Бог связал тебя с красивой царской дочерью и лишил тебя слуха, — не жалей, что не слышишь ее голоса. Наслаждайся ее видом и благодари. Не желай услышать ее слова, чтобы не огорчиться и не оказаться в противоречии с самим собой. Две добрые вещи на земле не могут собрать­ся в одном месте. Если Господь тебя связал с некрасивой царской дочерью и лишил тебя зрения, временных иллюзий земной жизни, тоже благодари. Наслаждайся доброй ее речью, сладким ее языком; не желай увидеть ее внешний вид и образ, потому что потеряешь и то, что имеешь. Добро не всегда облечено в царскую мантию. Доброта и красота только на небе живут вместе. Здесь, в этом мире, добро и зло чередуются в человеческой жизни. Если в одной жизни Бог связывает тебя со злом — благодари Его. Не горюй; ты не знаешь глубоких причин, не знаешь, почему так сделано. Знай, что, в конечном счете, это — для добра. Со временем ты поймешь великую любовь Неба. Если в другой жизни Он свяжет тебя с добром, благодари Его и не желай облечься в царскую мантию и любоваться своим обликом. Не стре­мись примирить добро и зло в себе. Это невозможно. Это тебе дается, чтобы ты научился познавать глубокие дела жизни Духа. Твои недуги пройдут, когда сердце твое отво­рится, Дух придет, и Душа твоя соединится с Ним. Беседа Учителя 20 апреля 1914 года, София. Явление Духа Явлението на Духа
  6. ПШЕНИЧНОЕ ЗЕРНО 23 марта 1914 г., София «Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Иоанна, 12:24) Пшеничное зерно — символ человеческой души. Оно яв­ляет собой великую историю в развитии природы. Если бы вы могли развернуть лист пшеницы и прочесть ее историю, вы поняли бы всю историю человеческой души. Пшеничное зерно падает в землю и умирает, прорастает, развивается и дает плод. То же происходит и с человеческой душой. Мо­жет быть, пшеничное зерно кажется вам чем-то незаметным, ничего не стоящим — одна шестнадцатитысячная часть ки­лограмма; но в нем есть сила, возможность роста, дух са­моотречения, и этой силой оно питает себя и других. И ког­да вы сидите за едой, совсем не думая о пшеничном зерне, то не знаете, какую радость оно вам приносит, какие мыс­ли в вас питает. Вы не знаете его происхождения. Люди его не ценят, куры тоже; никто его не ценит. Но оно — великая загадка в мире. Что кроется в пшеничном зерне? Оно — символ жизни. Возьмем букву «Ж», с которой начинается болгарское сло­во «жито» (пшеница). Она полностью соответствует пшенич­ному зерну: внизу две ножки — корни, вверху два стебелька. Будучи посеянным, зерно показывает нам, куда нужно стре­миться. Оно говорит, что мы должны стремиться к Тому, от Кого произошли, — к Богу. Для того, чтобы стремиться к Богу, нужно пустить стебельки, зацвести, произвести пи­щу для мира. Зерно говорит: «Помогайте и жертвуйте собой для своих ближних, как я делаю.» — И потому Христос го­ворит: «Я есмь хлеб живой, сошедший с Небес.» — А из чего делается хлеб? Из пшеничного зерна. Современные люди говорят, что их жизнь несчастлива. Все недовольны — и цари, и князья; сверху донизу все че­го-то хотят, а получат — опять недовольны и опять хотят чего-то. А спросите их: почему недовольны? — Хотят боль­шего Но пусть посмотрят на историю пшеничного зерна. Вот сеют его в землю; что сказали бы вы на его месте? Вы бы сказали: «Все кончено, пропал я, сгнил!» — Но у пше­ничного зерна веры больше, чем у нас. Зарытое в почву, оно гниет и разлагается, но сразу понимает язык солнца и, как появятся первые его лучи, говорит: «Я не умру, я вос­кресну и принесу плод для других.» — И в нем зарождается энергия, оно устремляется к солнцу. Колос завязывается, зреет. Но люди не оставляют его: берут серп и срезают. И тут его страдания не кончаются: сжав, его связывают в снопы, нанизывают на вилы и бро­сают в телегу, отвозят на гумно и накладывают один сноп на другой в большие, как горы, стога. Потом прогоняют по пшенице коней и молотилки. Что бы вы подумали на месте пшеничного зерна? И человеческая жизнь проходит по этому пути. Вы спро­сите: "Почему мы должны претерпевать все это?" — Пример пшеничного зерна должен быть для вас уроком. Пройдут молотилки и копыта коня над пшеничным зер­ном; его извлекают и отправляют в амбар. Но мучения его и тут не кончаются. Зерна просеивают: плохие падают вниз, хорошие остаются сверху, их ссыпают в мешки — и на мель­ницу, под два тяжелых камня, чтобы мять и совсем разда­вить. Что бы вы сказали на месте пшеничного зерна? «И это жизнь, и это мир, созданный Господом?!» Но пшеничное зерно имеет великое терпение; оно го­ворит: «Вы еще увидите, какова моя история!» — Берут с мельницы муку и относят в дом, но опять не оставляют зерно в покое: женщина берет сито, просеивает муку, часть отбрасывает, другую сыплет в квашню, кладет дрожжи и замешивает хлеб. Вы на месте пшеничного зерна сказали бы: «Теперь-то уж кончились мои страдания!» — Нет! Как тесто подойдет — в печь его; а когда вынут оттуда — мы увидим прекрасные хлебы. На месте пшеничного зерна вы сказали бы: «Ну уж это — конец моим страданиям!» — Но проходит немного времени, и эти красивые хлебы разламы­вают и начинают есть. Пшеничное зерно таким образом по­падает в желудок, образуются соки, которые питают нас, и что же происходит? В нашем мозгу образуются великие мысли, в нашем сердце — новые желания. Пшеничное зерно одевает наши чувства; оно движет пером писателей и поэтов, смычком скрипача. Вот что дает пшеничное зерно. И если бы оно не прошло всего процесса развития, никогда мы не увидели бы этих прекрасных вещей. Почему? Потому что пшеничное зерно дает нам силы смотреть и видеть. Поэтому Христос говорит: «Я есмь хлеб живой». — А чтобы человек был живым, он должен быть в общении со своей средой, должен погрузиться в нее, чтобы помогать другим и чтобы ему помогали. Как пшеничное зерно отдало себя, так и мы должны собой жертвовать. И не так тяжела эта жертва. Давайте теперь обратимся к истории жизни Христа, к истории еврейского народа. Как вы объясните себе это про­тиворечие: народ тысячи лет ждал своего Спасителя, своего Царя, чтобы Он пришел и дал ему свободу, а когда Он явился, именно еврейские первосвященники и старейшины выступили против Него? Вы скажете, что если бы Христос пришел в наше время, мы поступили бы иначе. Сомневаюсь. Посмотрите, как поступают муж с женой и жена с мужем, и увидите, как вы поступили бы с Христом. Когда Истина приходит в мир, она одета не в праздничные, а в самые скромные одежды, потому и Христос явился среди еврейского народа в простом облике. Вот почему люди не могут постичь Истину. Таковы законы этого мира. Но есть и другой закон, который являет нам солнеч­ный свет. Этот свет, изливающийся на все зародыши и все существа на земле, в человека вселяет радость и веселье, а в иных существах порождает ненависть и злобу. Свет, ко­торый в одних пробуждает доброжелательность, делает дру­гих свирепыми. Свет и тепло заставляют волка думать, где бы найти овцу, чтобы ее съесть; вора — как бы украсть день­ги; а человеку, который стремится делать добро, свет и тепло, помогут найти бедняка, нуждающегося в помощи. Дайте пшеничное зерно курице — у нее вырастут хорошие перья; дайте его свинье — у нее вырастет хорошая щетина; дайте его волку — у него вырастут хорошие зубы и когти; дайте его рыбе — у нее вырастет хорошая чешуя. Каждое существо приспо­сабливает пищу, свет и тепло сообразно своему развитию и пониманию. Нельзя ответить, почему в людях существует зло, почему они предпочитают ненависть — Любви, ложь — Истине. Мы не можем этого объяснить. Многие «почему» остаются без ответа. Болгарское слово «защо» (почему) — вопросительное слово, подразумевающее «я хочу». Почему нужно хотеть? Есть закон, который гово­рит, что нужно стремиться вперед. Христос говорит, что если пшеничное зерно, упав в землю не умрет, то останется одно в этом мире. Что такое одиночество в жизни? Одиночество — самое тяжелое стра­дание, какое только может испытать человек. Умножаться — в этом смысл жизни. Все страдания в мире происходят из-за того, что люди хотят жить сами для себя. Зло всегда рож­дается от желания быть единственным, стать центром мира. А по Божьим законам это немыслимо. Наши мысли и жела­ния терпят крах, потому что мы строим на песке. Мы можем быть счастливыми в мире, только когда живем для Господа. И нужно жить для Него. Объяснение этому можно найти в самой природе. Когда солнце встает утром, оно встает для всех, потому что всех любит. Оно внимательно ко всем существам, поэтому все на­правляют к нему взоры. От него идет та энергия, которая нас воскрешает и возносит. Но говорит ли солнце, что мы долж­ны ему принадлежать? Оно говорит только, чтобы мы поль­зовались его благами; и как оно озаряет мир, так и мы дол­жны распространять свет, просвещение. У нас есть некоторые превратные понятия, которые про­исходят от нашего индивидуализма. Например, вы входите в дом, в котором есть только одно окошко, а находятся в нем 20—30 человек, и вы мм говорите: «Я один хочу смотреть, вы не имеете права.» — И пока вы смотрите на солнце, все остальные лишены света. А вы должны позвать их, чтобы и они видели солнце, показать им, как выйти из дома, чтобы увидеть свет. Поэтому нехорошо человеку держать много людей при себе, потому что все сразу не могут пользоваться солнечным светом и теплом. Нужно сказать людям, чтобы они вышли наружу. Поэтому Иисус говорит: «Кто любит себя, пусть выйдет вон,» — и в другом месте: «Кто любит отца своего и мать свою больше Меня, не достоин Меня.» — И если кто-то один слишком приблизится к окну, он закроет весь горизонт другим. Держитесь на расстоянии 20—30 ша­гов. Так обстоит дело в физическом мире. Этим Иисус хочет сказать, что жизнь не содержится в материальных благах. Они — лишь учебные пособия, вроде учебников, тетрадей, ручек и пр. Не думайте, что Господь приготовил для вас только эти мелочи. Он приготовил для вас великие вещи. Спросите лягушку, как она понимает жизнь. Она ответит: «Хочу, чтобы над болотом, где я живу, летало поболь­ше мух, и чтобы они летали ко мне поближе, чтобы я их хватала.» — Вы видите иногда, как она философски глядит и молчит; это она за мухами следит: как приблизится к ней муха, так она ее схватит. Таково ее понимание жизни. Не думайте, что вы уже на вершине этой лестницы, на вершине развития. От нас до того, к чему мы стремимся, нужно пройти еще много ступенек. Расстояние между людьми и ангелами почти столь же велико, как между голо­вастиком, из которого вырастает лягушка, и человеком. С точки зрения ангелов мы еще лягушата. Некоторые говорят: «Разве не созданы люди по образу и подобию Божьему?» — Но люди еще не обрели этого об­раза и подобия. Посмотрите, что мы делаем! Чтобы ска­зать: «Мы созданы по образу и подобию Божию,» — нужно иметь черты Бога. А каковы Его черты? Это Добродетель. Любовь, Мудрость и Истина. Добродетель исключает зло. Любовь исключает ненависть, Мудрость — безумие, Истина — ложь. Если мы избавились от этого — значит обрели подо­бие Божие; не избавились — мы еще лягушата. Я ничего не имею против лягушки: ей нужно есть мух. Зачем? Я вам скажу. Поскольку муха летает, она живет в более высоком положении, и лягушка, которая тоже хотела бы летать по воздуху, стремится воспринять вибрации мухи, чтобы развить их в себе и взлететь. Зачем волк ест овец? Ему нужно есть овец, чтобы стать кротким, потому что ког­да мы едим хорошую еду, становимся хорошими. Артисты ставили опыт: когда им нужно было сыграть идеальную лю­бовь, они долго питались овечьим мясом, потому что оно предрасполагает к такому чувству. Следовательно, волк име­ет право есть овец, если хочет стать кротким. И непре­менно станет: сейчас волк гораздо более кроток, чем был когда-то. И скажу вам, что когда люди едят овец, это пото­му, что они хотят стать добрыми, а кур едят, потому что хотят стать крылатыми, как ангелы. И вы имеете право есть их. Зло не в еде. Когда запрещают есть определенную пищу, это делают, чтобы не причинять страдание существу, ко­торое употребляют в пищу. Говорю, что можете есть. Иди­те в курятник, и если курица не закудахчет, когда вы ее схватите, — можете ее зарезать и съесть. Если же закудах­чет — оставьте ее — она хочет жить. Следовательно, вы дол­жны спросить их. Спросите, какая овца или курица хочет жить в вас. Христос говорит: «Я есмь хлеб живой, и кто Меня ест, будет иметь жизнь вечную.» — Чтобы понять слова Христа, мы должны очиститься: очистить зрение, очистить и свой ум. Наш ум — прекрасное орудие, если мы знаем, как его упо­требить. Но это и очень опасное оружие, когда мы не умеем им пользоваться. Когда вспахиваете поле, чтобы засеять его, — это ваше право; вы следуете естественному закону. Но если перепахиваете уже засеянное поле — вы делаете глупость. Некоторые люди говорят: «Мы должны мыслить и крити­ковать, потому что наука невозможна без критики.» — Кри­тикуйте, но как? Критика — как хирургия: удалить больной участок тела — понимаю, здесь хирургия полезна. Но уда­лить и здоровый участок — этого я не понимаю. Взять пилу и отпилить ногу — дело нехитрое, но мало кто действительно умеет правильно сделать хирургическую операцию. Чтобы этому научиться, нужно приобщиться к закону Добродетели и Любви. Когда я говорю вам о Любви, не думайте, что я про­поведую учение мира и спокойствия. Человек, который хочет любить, должен пережить самые великие страдания в мире. Кто не страдал, тот не может пережить Божественный прин­цип Любви. Чтобы любить Бога, мы должны быть готовы жертвовать собой, как Бог жертвует Собой за нас. Вы, чтобы Его познать, говорите: «Господи! Дай нам то, что нам нужно! Дай, дай, дай!» — этот крик разносится по всему миру. И никогда деньги не были так дешевы, как сейчас. Каждый из нас сейчас получает плату, в три-четыре раза большую, чем когда-то, и все равно нам этого не хватает. Деньги обесценены, потому что им ничто не соответствует. А нужно бы просить зерна, кукурузы, груш, яблок. Вы говорите: «Господи! Хочу быть красивым, хочу быть богатым!» — Вы хотите присвоить себе много вещей. Но знае­те ли вы, что это несчастье для вас, потому что когда вы станете богатыми, каждый будет думать, как бы причинить вам зло, и, чтобы уберечься, вам нужны будут люди для охраны, как богатым американцам, которые нанимают по три-четыре телохранителя, потому что на каждом шагу их преследуют вымогатели. Нам нужны не богатства, а то главное, что делает жизнь доброй. Мы забыли о развитии своего сердца и, следовательно, должны вернуться к этому основному принципу — развить и облагородить сердце. Мы должны спросить свое сердце, чего оно хочет. Зло гнездится не в уме, а в сердце. Наше сердце развратилось по нашей вине: мы много раз заставляли его как служанку лгать, питать злобу. Господь говорит в Писа­нии: "Сын Мой, дай Мне сердце свое!"— Он знает и видит ошибки людей и не хочет от нас ничего иного, кроме того чтобы мы открыли Ему свое сердце и Он мог войти в него. Вы спросите, как это сделать. — Так же, как мы откры­ваем окно, чтобы свет вошел в комнату. Сказано: «В комна­ту, где есть свет, врач не войдет, болезнь не проникнет,» — или: «Куда свет не входит, оттуда врач не выходит.» — Точ­но так же в то человеческое сердце, в которое вошел Гос­подь, дьявол не проникнет. Господь и есть врач в этом смысле. Когда приходит врач, он говорит: «Ты должен есть по­больше, пить побольше, должен делать то-то и то-то,» — и мы нагружаем, нагружаем себя, пока в конце концов не сломаемся. Мы часто похожи на погонщика верблюдов, пу­тешествующего через пустыню. Верблюд едва нес свой груз, но погонщик, найдя в пути лисью шкуру, погрузил ее сверху на верблюда. От этого спина верблюда переломилась, и весь груз остался в пустыне. Спина верблюда может вынести лишь определенное количество груза. Верблюд — это мы: мы в пути, и если положим на спину больше груза, чем можем нести, то однажды не сдвинемся с места. Когда я так говорю, я не высказываюсь за бедность; я высказываюсь за богатство на трех уровнях: не только фи­зическое, не только умственное, но и духовное. Небу нужны такие богачи, потому что они могут быть щедрыми. И ког­да Христос говорит: «Собирайте сокровища,» — Он имеет в виду такие сокровища. Храните этот ваш капитал на Не­бе, чтобы Бог мог процентами с него кормить бедных людей на земле. Не ангелы создают наше спасение, мы сами дол­жны это сделать. И у нас есть все условия для этого. Нет такого закона, чтобы все были одинаково учены­ми. Пусть каждый знает столько, сколько ему нужно. Кто-то говорит: «Мозг у меня мал.» — Я ему отвечаю: «Если не можешь ухаживать за маленьким конем, как справишься с большим?» — Если у тебя маленькое сердце, и ты не мо­жешь управлять, как станешь управлять другим, большим сердцем с большими желаниями? Что нужно делать? Не думать о будущем, а использо­вать для добра те блага, которые нам дает нынешний день. Он несет все будущие блага. Закон таков, что Бог, дав­ший необходимое на этот день, обеспечит и другие. Не нужно думать о том, что будет с нами в будущем. Будьте спо­койны: есть законы, которые регулируют отношения людей. Если кто-то может причинить нам вред, — это не случайно, это происходит в рамках закона. Однако всякое не­счастье приносит благословение, каждая трудность открывает новый горизонт. Это вы всегда можете проверить, и потому не нужно беспокоиться о несчастьях, которые могут с вами приключиться. Некоторые спрашивают меня о политической жизни Болгарии: что с ней будет? Чудное дело! Что такое случи­лось? Делают Болгарии небольшое растирание — только и всего. Сняли с нее немного груза. Дали ей новый опыт и задачу для разрешения. Мы не хотим додумать внимательно о законах, которые регулируют жизнь, а ищем виноватых. Скажите, кто вино­ват? Виновных сейчас не найдете. Виноват индивидуализм человека. Когда человек хочет стать царем над людьми — он виноват. И тот, кто хочет сбросить царя, тоже виноват. Для нас неважно, кто царь — тот или другой, третий или четвер­тый; все идут по одному и тому же пути. Я не говорю, что человек не должен стремиться стать царем. Но над кем? Над самим собой, над своим умом, над своим сердцем, над своей волей. Как живут ваши поддан­ные: ваши мысли, чувства и желания? Подчинили ли вы их, навели ли в себе порядок? Станьте образцом миру. Ка­ким я буду проповедником, если я говорю людям: «Будь­те щедры,» — а сам скуп; если говорю; «Не крадите,» — а сам краду; если говорю: «Не лгите,» — а сам лгу? Учитель, который учит людей, сам должен быть образцом — должен давать пример. И Иисус, когда сошел учить людей, первый дал им образец; и если мы усвоим Его учение, мир сразу из­менится. В нас скрыта действенная сила, которую мы не умеем использовать, потому что не знаем, как работать. Однажды на дороге вырос терновник и загородил ее; проходили люди, били его палками, но чем больше били, тем больше он вырастал, так что и телеги стали переворачиваться. Все были обескуражены, но пришел человек с лопатой, сказал: «Я покажу вам свое искусство,» — и начал подкапывать куст под корень. Сначала терновник посмеивался и думал: «Столь­ко людей ничего не могли сделать, тебя ли мне бояться?» — Но лопата копала и копала, и терновник наконец сказал: «Этот пройдоха нашел-таки мое слабое место!» Пока вы не начнете работать в себе лопатой, ваш тер­новник будет смеяться над вами и говорить: «Я разрастусь еще больше!» — Это аллегория, которую вы должны понять Кто этот землекоп с лопатой? Подумайте и найдите ответ. Мы должны быть такими, как судья из следующей ис­тории. Во времена гражданской войны в Америке привели к судье двоих — слепого и безногого. Преступление их со­стояло в том, что они воровали яблоки. Садовник схватил их и привел к судье. Но слепой начал говорить: «Я слеп, я не крал яблок, только протянул руку и взял с земли не­сколько паданцев,» — а безногий закричал: «У меня нет ног, не мог я воровать!» — Судья, подумав, сказал: «Посадите безногого на слепого, — и добавил, — тот, у кого есть ноги, добрался до яблони; тот же, у кого нет ног, а есть руки и глаза, брал яблоки.» — И действительно, так их и поймали. Таков и человек; каждый сам состоит из двух существ: одно слепое, другое без ног. Когда Господь их ловит на мес­те преступления, каждый начинает оправдываться: «Не брал, не трогал, нога моя не ступала!» — Но Господь говорит: «Посадите одного на другого,» — и так их судит. Кто это — тот, который без глаз? Человеческий инстинкт. А безногий? Человеческий ум. Оба говорят: «Пойдем-ка наворуем,» — и отправляются красть яблоки, а когда их схватят, один жа­луется: «За что меня бьете?» — и другой вторит: «За что ко­лотите?» — Но виноваты оба. Нам нужна эволюция, нас ожидают большие блага. Но мы должны стать умнее, добрее, должны возмужать, чтобы нам доверили это наследство. Добродетель, Правда, Муд­рость — великие богатства, и если вы будете их иметь — бу­дете здоровы и счастливы. Вы скажете: «Как нам применить это учение в мире?» — От нас не требуют, чтобы мы исправили мир. Мир исправен, в нем все идет в определенном поряд­ке. Известно, почему происходят события, природные или политические, незачем стремиться изменить их течение. Одно лишь необходимо: индивидуальное исправление личности в мире, будь то мужчина или женщина. Когда исправится че­ловек, исправятся и его дети — сыновья и дочери; а когда они исправятся, исправятся и их ближние, и весь мир сам по себе исправится. Какова закваска, таково будет и заква­шенное. Вот принцип, который заложил Христос, и Христос действует, чтобы он осуществился. И как куколка развива­ется, так и мир поднимется и изменится к лучшему. В этом мире — большое беспокойство. Все, кто не мо­жет спрятаться в кокон, опасаются, как проведут зиму, ко­торая приближается. Должна, следовательно, произойти трансформация в нашем уме, в нашем сердце, в нашей воле, и когда она произойдет, мы почувствуем, что в нас есть некая внутренняя сила. Тогда мы войдем в соприкосновение с те­ми высокими существами, которые опередили нас в своем развитии, и которых мы называем святыми. Когда мы со­прикоснемся с ними, наш ум просветлеет, как ученики про­светляются подле своих учителей. Святые — учителя челове­чества, и мы все должны следовать их урокам: они учат мир, как надо жить. «Но, — скажете вы, — где эти учителя, в каком месте? Мы видим их образа в церкви.» — У всякой вещи есть тень, и по тени можно найти предмет. Ваши желания в мире — это тень, ваши стремления — тоже. Вы хотите понять сущ­ность — следуйте закону: от сердца вверх, к уму; мыслите о Боге. Как представить себе Бога? Мы можем представить Его себе как самого доброго, совершенного Человека, в Котором нет никакой злобы, никакой ненависти, Который любит людей, как истинный отец любит своих детей. Таково отношение Бога к нам. Как вы думаете, слушает Он нас сейчас или нет? Он слу­шает, и работает в наших умах. Благорасположение, которое мы имеем каждый день, исходит от Него. Как солнце несет нам каждый день хорошее расположение, так же счастли­выми минутами жизни мы обязаны этому внутреннему солн­цу, его свету. И в духовной жизни есть восход и закат. Солнце духа восходит к зрелому возрасту, доходит до зенита, а к ста­рости заходит, чтобы снова взойти. Господь взойдет в серд­цах и умах многих, но для многих и не взойдет. Те, в ком Господь взойдет, почувствуют радость и веселье, а те, для кого не взойдет, скажут: «Для нас жизнь — это несчастье, скорбь, страдание.» — Они должны подождать. Почему? По­тому что нет в их жизни условий для восхода, потому что, если восход будет преждевременным, это будет несчастьем для них. Сейчас им лучше отдохнуть. Я не говорю, что они умрут, нет. Я вам рассказываю, каков закон. Когда говорят про закат, все думают о смерти. Что такое смерть? Это предположение. Чтобы иметь возможность сказать, что такое смерть, каждый из вас должен был бы умереть, а сейчас вы только воображаете, что это такое. В одном рассказе Лев Толстой говорит о том, что встре­тил однажды 85-летнего монаха с белой бородой и спросил его: «Что тебя заставило стать монахом?» — И монах корот­ко рассказал свою историю так: «Я из княжеской семьи. Когда мне было между 21 и 25 годами, отец и мать хотели меня женить на одной княжне. В это время я впал в ле­таргический сон; пришли врачи, пощупали пульс, констати­ровали, что сердце остановилось, — и велели меня хоронить. Я сказал себе: «Так это смерть?» — и не мог дать знак, что жив. Приходит невеста со своим отцом, и я слышу, как он велит ей поплакать: «Чтобы люди сказали, что ты любила его.» — «Никогда я его не любила, а люблю его бо­гатства,»— ответила она. И я сказал себе: «Если Господь вернет меня в мир, буду жить другой жизнью». Как тяжело быть живым и не иметь возможности ска­зать, что жив; видеть, что люди плачут, и не мочь сказать, что жив! И сколько душ так зарыто! Нет ничего тяжелее, чем быть зарытым заживо. Самое большое несчастье, когда ос­таешься дни и месяцы в земле и не можешь освободиться от тела; это самая тяжкая тюрьма — ад! Если бы вы были чисты, знали бы, когда душа покинула тело, и никогда не испытывали бы таких страданий. Как только скажет врач, что больной умер, люди сразу говорят: «Унесите его,» — делают красивый гроб и с песнями и музыкой относят по­койника в могилу. Куда же делась их любовь? Такова лю­бовь ближних и общества! Кто-то говорит: «Я вас люблю.» — Как? Как кошка любит мышку или волк овцу? И это тоже любовь. Но это такая любовь, от которой мир страдает. А любовь, которая нужна миру, — это любить других и помогать им, чтобы и они были счастливы, как мы. И поэтому Христос сказал: «Тот, кто в Меня верит, будет делать то, что Я делаю; и кто Меня любит, того Отец Мой возлюбит, и придет, и жи­лище в нем сотворит.» Вы говорите: «Что будет с Болгарией?» — Я вас спра­шиваю: «Что будет с вами?» — Вы не знаете, что дьявол забрал все, чем вы владели, продал даже кожу вашу, а спрашиваете, что будет с Болгарией. Болгария — это вы. Молитесь, чтобы Господь помог вам прогнать этого не­званого гостя, чтобы вы сберегли то, что у вас есть: свой ум и свое сердце. Дьявол — виновник страданий. Но вы не должны на него сердиться. Я его хвалю за одно — он очень старателен и не отчаивается: прогоните его через одну дверь — он вой­дет в другую, не получится одним способом — ищет другой, третий, четвертый. И господь говорит: «Возьмите с него пример: он учитель людей, учит их и всех научит; лжет вам, лжет, и в конце концов вы скажете: «Мы узнали твою ложь, и теперь не можешь нас обмануть.» Один человек сказал своему приятелю: «Мою обезьяну не обманешь.» Пришел приятель к его обезьяне и при­творился спящим, закрыла глаза и обезьяна, а тот взял деньги; вернулся хозяин и крепко побил обезьяну. В сле­дующий раз обезьяна хорошо смотрела, не жмурилась, по­тому что знала, что есть палка. После опыта, который мы получаем в мире, после страданий, когда дьявол придет, мы скажем ему: «Мои глаза открыты.» Когда будете страдать, говорите себе: «Я еще не про­шел весь путь пшеничного зерна,» — и когда ваши мысли и ваше сердце преобразятся и станут прекрасными, тогда вы обретете образ и подобие Божие, тогда Бог вас воскресит, как солнце оживляет посеянное пшеничное зерно. Пшеничное зерно Пшеничное зерно Пшеничное зерно Житното зърно
  7. СЕ ЧЕЛОВЕК 16 марта 1914 года, София "Тогда вышел Иисус в терновом венце и багрянице. И сказал им Пилат: «Се человек!» (Иоанн, 19:5) Под словом «человек» в болгарском языке понимается существо, которое живет целый век. Однако в первообразном языке, на котором написана эта фраза, слово «человек» имеет другое значение; оно значит — Иисус, Человек, Который сходит на землю, Брат страждущих. Что нужно понимать под этими словами? Могут ли о нас, когда мы выйдем перед миром, люди сказать: «Се человек»? Чтобы быть достойным этого имени, человеку нужны четыре вещи: он должен быть богатым, сильным, обладать знаниями и добродетелями. Вы скажете: при чем тут богатство? Богатство — это почва, условия, в которых может развиваться человек; это почва, в которой развивается сила. Сила дает тепло и свет, которые влияют на рост, на развитие. Знания — это метод, с помощью которого нужно понимать и регулировать свою жизнь. Добродетель же — цель, к которой надо стремиться. Люди часто задают вопрос: «Что нам делать?» — Посейте пшеничное зерно, и оно вам покажет, что нужно делать. Вы спросите: как? Полейте его, и солнечные лучи определят, куда стремится пшеничное зерно: в одном направлении — к солнцу, источнику жизни. И нам, как пшеничному зерну, нужно расти, стремиться к Богу. Но кто-нибудь спросит: "Достигнет ли зерно, когда вырастет, солнца? Ведь я хочу найти Бога!" — Тебе не надо знать, где Бог, нужно только стремиться к Нему. Зерно поняло, что такое солнце, и обрело то, чего хотело. Этот закон справедлив и для нас, и мы должны прийти к тому же результату. Нужно, чтобы нас посеяли, в нашей жизни непременно будут трудности, которые составят маленькие, но необходимые препятствия, как и пшеничному зерну нужно определенное давление, и тогда начинается процесс роста — знание. А когда завяжется плод — это уже добродетель. Итак, нас надо посеять, набросать на нас немного земли, чтобы создалось некоторое давление; после этого мы должны тянуться вверх и приобретать знание; а это знание, выросшее до известной степени, превратится однажды в плод — пшеничное зерно. И после этого Господин пошлет жать пшеницу, и потом отделит годное от негодного, зерно от плевел. Мы рождаемся — это всходы; потом мы растем, развиваемся, умираем, и нас закапывают в могилу — это молотьба, и с гумна Господь соберет то, что Ему нужно. Есть амбар и есть сеновал: солому положат на сеновал, а зерно — в амбар. Я прочел вам 19 главу Евангелия от Иоанна, чтобы вы увидели четыре вещи, которые Христос нес на кресте — четыре вещи, которым и мы должны научиться. Добродетель соответствует голове (которая не была прикована); с левой стороны — знание, с правой — сила, внизу у ног — богатство, — и мы получаем распятого человека. То есть когда мы прикуем богатство, силу и знание, их соки поднимутся к голове — добродетели. Когда Господь хочет сделать человека добрым, Он приковывает его к кресту, — заковывает его богатство, силу, знание. А что значит приковать? — Его кладут в сейф, чтобы никто его не взял, никто не пользовался, потому что Господь им распорядится. Он говорит: «Когда Я работаю, ты будь спокоен.» — И поскольку человек не хочет оставаться в покое, Господь говорит: «Закуйте его, чтобы он сохранял покой, а Я буду работать...» — И когда нас прикуют к этому кресту, не нужно плакать, потому что это Господь работает тогда для нас. Несчастен тот, кто не прикован к кресту. (Это, конечно, аллегория). Кто хочет, чтобы Господь им занимался, должен пройти через этот процесс развития. Вступая в этот процесс развития, непременно нужно иметь веру, непоколебимую веру в общий Божий план, промышляющий о всех тварях, которых Бог создал. Не нужно сомневаться в Боге, потому что Он совершенен, всесилен. Не говорит ли Иисус в одном месте: «Невозможное для человека для Бога возможно»? — Божьи пути неисповедимы. Не следует допускать мысли, что можно эти пути исказить или им воспрепятствовать: это невозможно. И когда мы призваны и отправились в Божий путь, надо иметь такую же простую веру, как у детей, и избегать ошибки, о которой говорится в следующем рассказе. В Англии один великий художник хотел написать картину, изображающую крайнюю бедность. Дни и месяцы он ходил по Лондону чтобы найти подходящую модель. В конце концов нашел оборванного ребенка, который пришелся ему по сердцу, и сказал себе: «Вот кто послужит моделью для моей картины.» — Художник подошел к мальчику, дал ему свою визитную карточку с адресом и сказал: «Приходи ко мне через четыре дня, я хочу тебе кое-что сказать». — Мальчик, увидев хорошо одетого человека, подумал: «Как я пойду к нему таким оборванцем?» — и отправился к знакомым, чтобы приодеться и предстать в таком виде, в каком предстают перед царями. Достал одежду, переоделся и пошел к живописцу. «Кто ты?» — спросил его художник. — «Такой-то.» — «Убирайся! Если бы мне были нужны такие разодетые — я нашел бы тысячи. Ты был мне нужен таким, каким я тебя тогда видел.» И мы, когда Небо нас призывает на работу, хотим приодеться. Однако сила не в нашей одежде, шапках, рукавицах и башмаках, не в воротниках, галстуках и дорогих часах — все это не так важно; сила в нашем уме, в нашем сердце, в благородных порывах и стремлении делать добро. Если у нас есть это, — другое придет само собой, в свое время. Разве нужно, отправляясь на Небо, брать с собой одежду отсюда? Господь, призывая нас на Небо, раздевает нас здесь. Он не нуждается в нашем тряпье, а говорит: «Принесите его как есть». — Когда кто-то умирает, мы отворачиваемся от него; даже и те, кто его любил, говорят: «Унесите его поскорей!» — Где же тогда их любовь? Но Господь не отворачивается, а говорит: «Принесите его, Мне он нужен таким, какой есть». — И когда нас зарывают в могилу и оставляют, что делает Господь? Неправильно думать, что умершие-де освобождаются. Он начинает говорить с ними, спрашивает: «Ну что, понял ли ты жизнь? Понял ли смысл жизни, которую Я тебе дал?» — Так Господь рисует Свою великую картину, так зарождается этот процесс. Люди, проводив человека, начинают плакать и вспоминать все его добродетели — они видят Божью картину. Мы должны претерпеть страдания, которые к нам приходят, и извлечь из них урок. Иисус Своими земными страданиями хотел нам показать пример того, что нужно подчиниться этому Божественному процессу. В одном месте Он говорит: «Разве Я не имею власти попросить Отца Моего послать тысячи ангелов и Меня спасти? Но если Я не исполню того, для чего пришел, как возвысятся люди?» —Да и сам Он хотел возвыситься. Вы живете на земле, однажды к вам придут бури, трудности и, может быть, вас ждет и крестный час, но когда придет этот час, вы нисколько не должны считать его несчастьем, потому что там, где нет страдания, нет и обогащения, там, где есть скорби, есть и радости; где есть смерть, есть и воскресение. И тот, кто не хочет участвовать в страданиях человечества, ничего не приобретет. Да и что такое страдания? — Следствие ошибок, совершенных некогда нами по неумению. Именно эти ошибки исправляются в процессе страдания. Этот процесс — метод, чтобы приспособиться и достичь тех высших, восходящих вибраций, которые нас ожидают на Небе. Нужно перенести сто скорбей, чтобы вынести одну Божественную радость. Только тогда мы оценим как следует эту радость и удержим ее. И ради этого Господь начинает со страданий, чтобы нас закалить, — как кузнец закаливает железо, чтобы сделать его пригодным для работы: чтобы мы выдержали радость, которая придет потом. Каждый из нас нужен, очень нужен Господу. Для мира вы, может быть, ничто, нуль, однако для Бога вы — важная единица. Лишь Господь, Который послал вас на землю, ценит ваши страдания, и, следовательно, не нужно беспокоиться, что мир о вас думает. Тот, Кто вас послал, думает о вас, вы для Него ценны. Для вас важно иметь одобрение Бога. Если Господь с вами, — вы будете красивы, а мир любит красивое; если Он с вами, вы будете богаты, сильны, добры, а добро всегда в почете. Я говорю вам о Боге не как о существе отвлеченном, распыленном, как думают философы, в пространстве, и существующем неизвестно где. Я проповедую Господа, Который думает о нас, наблюдает наши поступки, исправляет, поправляет, наказывает, одевает, раздевает, — заставляет нас рождаться и умирать. Что такое смерть? Господь подсчитывает, видит, что вы много потеряете, и сокращает процесс вашей жизни: «Чтобы он не наделал еще больше долгов, заберите у него капитал, который Я ему дал, времена сейчас неблагоприятные, оставьте до другого времени, а его приведите ко Мне». — И при этом мы думаем, что мир нас забыл. Но если мир нас забыл, Господь думает о нас. А мир обязательно должен нас забыть. Девушка никогда не сможет выйти замуж, если любит всех юношей; она должна выбрать одного и сказать: «Вот мой мир!» — Это и в жизни так. У вас должен быть только один Господь. Есть много богов в мире, которые хотят вас прибрать к себе, но вы должны найти своего Бога, с Которым вы можете жить, развиваться, богатеть. Писание говорит: «Бог не только на Небе, он живет в сердцах смиренных.» — Следовательно, первое качество, которое вы должны приобрести, чтобы Он мог жить в вас, — смирение. Но это не смирение овцы: побьют вас, или сломают ногу, а вы говорите: «Ничего не поделаешь!» — Это не смирение, сказать, когда у вас отберут все богатства: «Мы смирились.» — Смирение — имея все: богатство, силу, знания, добродетели, — осознать все это и сказать: «Господи! Все, что у меня есть, в Твоем распоряжении.» — А сейчас все проповедуют Евангелие и мир исправляют, но только прикоснется Господь к их переполненным кошелькам, кричат: «Э, нет, сюда нельзя! Половину еще дам, а все — нет!» Как дойдет до силы, говорят: «Не дам Тебе распоряжаться всей моей силой.» — Однако когда мы оказываемся в нужде, мы просим и молим Его направить нас и помочь. Такое человеческое понимание жизни преобладает во всех философских рассуждениях в течение тысячелетий. И наши несчастья идут только от этого. А Иисус Своей жизнью хочет показать нам путь. Многие думают, что, став христианами, они должны оставить мир. Вы можете отказаться от своих домов, богатства, жен, детей и при всем том думать о них. Можете уйти в какой-нибудь уединенный монастырь и все думать: «Что там с моей женой, детьми, с моим домом?» — А это значит, что вы не отказались от них, что вы не свободны. Отказаться от чего-то значит не забыть, а оставить людей свободными: дать жене поступать как она знает, дать сыну поступать, как он знает. Отказаться от мира — значит оставить его, не мешать ему; пусть идет своим путем. Можем ли мы остановить течение реки? Нужно дать ей течь своим путем; мы можем только одно — пользоваться ею. Так же мы не можем остановить жизнь; нужно лишь пользоваться происходящим. И Иисус ясно и положительно нам говорит: «Горько вам, если Меня не любите!» — Нет! Господь никогда не хочет насильно жертвы от нас. Люди говорят: «Почему Господь, будучи всемогущим, не исправит мир?» — «Как его исправить? — «У того, кто лжет, пусть отсохнет язык; у того, кто крадет, пусть отсохнет рука.» — Но тогда у нас будет мир сплошь из немых и увечных. Как вы думаете, будет ли нам приятен мир, состоящий из калек? Господь же управляет противоположным образом, другим путем, и говорит, что тот, кто хочет быть господином, должен стать слугой. Этот процесс состоит в следующем. Сильные люди обычно хотят, чтобы все реки вливались в их реку; однако добро состоит в противоположном: Господь разливается в малые речки и, вместо того чтобы управлять ими, дает им самим собой управлять. Можете поставить маленький опыт в своем доме. Оставьте желание управлять. Поставьте себе задачу стать слугой — стать слугой ради Господа. И тогда вы сойдете на место Господа. Вы ищете Господа на Небе, но Он не там. Когда вы вздыхаете и страдаете, Он в вас. И в том, что люди называют ростом, прогрессом — в этом процессе и работает Господь. Он — лучший работник. Некоторые люди жалуются: «Почему Бог не видит наших страданий?» — Но Он говорит: «У Меня нет времени; Я занят вашими делами, вашими более важными делами; когда останется время, займусь вашими внешними мелкими недоразумениями». — Это не аллегория, это действительность. Есть один стих в Писании, в котором Господь говорит: «Я был для Израиля как нагруженная повозка, в которую люди постоянно все кладут.» — Но страдания, которые мы здесь испытываем, — это страдания Господа; Он страдает и плачет в нас. Мы говорим: «Я плачу, скорбит моя душа.» — Но когда мы скажем: «Господи, прости! Я Тебе причинил столько страданий нечистыми мыслями и поступками,» — тогда мы станем на тот истинный путь, который нас избавит от современного зла. И, наконец, мы должны дать нашему Господу укрепиться в нас. Мы Его связали веревками и приковали. Нужно Его положить и оставить спокойно в гробу, и Он тогда воскреснет и нас освободит. И будьте уверены в одном: путь Ему затрудняем мы, люди; дьяволы не мешают пути Господнему. Установив закон свободы, Он не может, не хочет изменить этот закон, и пока мы не придем к сознательному, добровольному послушанию, Он нас не спасет. Глубоко в нас должно проникнуть желание стать подобными Ему. Тогда наши богатства, силу, добродетели мы употребим для возвышения — кого? — наших братьев, наших ближних. Каждый из вас должен искать и ценить души своих братьев, а не их тела. И могу вам сказать, что Иисус, придя сюда, и сейчас не покинул землю. Он живет среди людей, работает среди них и должен ныне воскреснуть в нас. Нужно иметь веру, но не ту веру и не тот страх, что у евреев, которые говорили: «Нет у нас другого царя, кроме кесаря,» — а когда этот кесарь через несколько лет разорил Иерусалим и разрушил их храм, они от него отказались. И сейчас человек может сказать: «Кесарь мой царь,» — но последствия будут те же. Вернусь к своей мысли. Сперва мы должны жить в этом мире, чтобы подготовиться: мы не может жить на Небе, потому что там свет и тепло слишком сильны. Как садовник, пересаживая сосны, взятые с высокого места, делает разные привои, пока они не приспособятся, так и Небесный Отец не может взять нас отсюда прямо в райский сад. Даже наша школьная система так устроена: начальная школа, потом средняя, потом университет, и после этого человек выходит в мир. Таковы методы культуры, и тот, кто хочет идти вперед, должен приспособиться к ним. Христианин в моем понимании не должен быть глупым и говорить: «Как Бог даст.» — Вспахав поле, вы сеете пшеницу, потому что если не посеете, что даст Господь? Бурьян и колючки. Обработайте виноградник, засадите его, и он будет плодоносить. И какую лозу посадите, такой плод она даст, — если посадите плохой сорт, даст вам кислятину. Господь дал вашему ребенку хороший ум, но чем вы его засеяли — теми ли семенами, которые дадут добрый плод? Мы хотим быть добродетельными, сильными, богатыми; можем иметь и добродетель, и силу, и богатство, и нужно их иметь. Условия, при которых они живут и могут развиваться, таковы: Божье семя, Божий Закон и Божье равновесие. Равновесие — это добродетель, закон — это знание, условия — это сила, семя — это богатство. Но вы спросите меня: «Как нам найти Господа?» — Очень просто. Один человек захотел пошутить, подразнить другого, который говорил: «Мы в саду, здесь много прекрасных яблок.» — «Ничего не вижу!» — отвечал ему шутник, закрыв глаза. Приятель влепил ему затрещину, тот сразу прозрел и увидел. Так и Господь иногда отвешивает нам затрещины, и мы начинаем видеть. Те из вас, у кого глаза закрыты, пусть захотят, чтобы они открылись. Современный мир спорит и рассуждает: «Где Господь?» — Он в деревьях, и в камнях, и в земле.» — Однако, когда приходит несчастье, каждый обращается вверх и видит, что Он там, и вопиет: «Господи!» — Так что несчастья — это затрещины, которыми награждает нас Господь, говоря: «Я вас создал, чтобы вы смотрели, а не стояли с закрытыми глазами.» — И мы, чтобы возвыситься, должны обрести состояние детей: искать и быть восприимчивыми. Сейчас скажу вам вот еще что. Каким методом нам работать? Отныне мы должны быть всегда связаны умственно и сердечно со всеми людьми на земле, потому что спасение — в наших общих молитвах: «Соединение дает силу.» — А когда умы и сердца людей соединятся, тогда наступит Царство Божие на земле. He нужно искать недостатки у друга, которого мы действительно любим; у него, как и у нас, они могут быть. Недостатки — это внешняя одежда, в которую одет человек. Но душа человека чиста, она не может испортиться, не может разрушиться. Вашу Божественную душу никто не в состоянии развратить. Она может испачкаться снаружи, но не изнутри, потому что в ней обитает Бог. А немыслимо, чтобы разрушилось то, что Бог хранит. Мы можем подчиняться миру, и Иисус ответил Пилату, который Ему говорил: «Я имею власть Тебя распять,» — «Подчинюсь Тому, Кто дал тебе эту власть, но Моя душа свободна.» — Нужно подчиниться временным страданиям: мы не можем их понять, но, когда умрем и воскреснем, — поймем, зачем они были. До сих пор все дрожали от страха в жизни. А это не жизнь. Жизнь — когда человек исполнен благородных чувств. Счастлив тот, кто радуется, что смог бескорыстно сделать добро. Кто-нибудь вам досадил — вы перестаете снимать перед ним шляпу, не здороваетесь с ним за руку, или здороваетесь, но так, что это не рукопожатие; снимаете шляпу, но без уважения. И обычно вы снимаете шляпу перед старшим, но этим хотите ему сказать: «А не повысишь ли ты меня?» — Есть в море рыба-дьявол, которая, кого ни встретит на пути — с каждым здоровается. И человек хватает кого-то за руку. Зачем? Эти дьявольские пальцы на человеческой руке многое говорят. Например, мизинец говорит: «Можешь дать мне денег? Мне надо торговлей заняться. Я разорился, меня ограбили, не можешь ли ты мне помочь?» Безымянный говорит: «Я хочу артистической славы, хочу знаний.» — Средний: «Я хочу прав и привилегий.» — Указательный: «Мне нужны почет и уважение,» — большой: «Я хочу силы и умения». — Тот, с кем поздоровались, если сможет и захочет, даст вам это. И вы вдвоем, втроем составляете сообщество, но не находите того, что ищете. И в конце концов приходит Иисус и говорит: «Я могу вам дать то, что вы ищете, — богатство, силу, знания, доброту. Нет никого из вас, кто оставил бы отца своего и мать свою ради Меня и не получил бы стократно будущей жизни.» — Вот Человек, Который может подать нам руку, Который может дать нам и богатство, и силу, и знания, и доброту. Но люди сказали: «Прочь Его, распните Его!» — на что Пилат им заметил: «Вы Его теряете». Иисус и сегодня стоит перед вами, и я вам говорю: Вот Человек, Которого вы ищете, Который один лишь может внести спокойствие в ваши сердца, дать вам ум, дать вам здоровье, общественное положение, возвысить вас, показать вам путь, чтобы ум ваш прояснился. Но вы в своем сомнении говорите: «Покажите Его нам, дайте нам Его увидеть!» Я вам приведу одно сравнение. Показался вечером вдалеке человек с маленькой свечкой, и я вам говорю: «Вот человек, который несет вам свет.» — Но вы видите свечу, человека же не видите, а увидите его — когда? — когда взойдет солнце. Ищите сами тот свет, который несет Человек, этот свет вам поможет найти путь, по которому нужно идти. Вот вам другое сравнение, более ясное. Представьте себе, что я ввожу вас в богатую, но темную гостиную и говорю: «В этой комнате — чудные украшения, огромные богатства, там в углу есть то-то, а в другом углу — то-то и то-то.» — «Может быть, кто знает, ничего не видно,» — возражаете вы. Когда я принесу маленькую свечу, близкие предметы начнут вырисовываться, принесу еще одну — предметы очерчиваются яснее; чем больше свечей, тем светлее в комнате. Если зажечь электрическую лампу — предметы станут ясно зримы. А при дневном свете станет видно все. Мир — как эта комната, и каждому из нас надо быть носителем света, нести по свече; и когда мы все войдем со своими свечами и поставим их рядом, то света прибавится, и мы многое увидим. Ваш мозг — это свеча. Я не люблю людей, несущих погасшие свечи, люблю только тех, кто несет зажженные свечи, как в страстную пятницу. Каждый из нас сам должен быть зажженной свечой. Преданный, любящий, добрый человек — это зажженная свеча. И большая ошибка для человека — быть погасшей свечой. Вы спрашиваете: что делать? Нужно молиться друг за друга, посылать хорошие мысли своим друзьям, молиться за них, просить для них благословения, и Господь, благословив их, благословит и вас. «А зачем молиться?» — Летом 1899 года в Новопазарском округе была большая засуха, окрестные турки из 39 деевень собрались и молились о дожде, и дождь пошел. Болгары же говорили: «Бог, послав им дождь, пошлет и нам,» — однако над их деревнями дождя не было, и коровы их ото­щали от голода. Когда люди молятся, молись и ты: и ты должен подать прошение. Господь не оставит для тебя отдельной графы, если ты не молишься. Молитва обладает великой силой, и современные люди должны быть людьми молитвы: молит­вой подготовим свой ум и свое сердце. И не о себе надо мо­литься: это эгоизм. Я не хочу заниматься умами людей, мое желание — за­ниматься их сердцами, потому что все зло таится в сердцах. Да и сам Господь говорит: «Сыне мой, дай Мне сердце свое». — Нам надо начать сейчас уборку, как перед Пасхой, — открыть окна, вымыть пол. Все мы стонем под бременем об­щей дисгармонии, муж и жена не могут договориться — делят дом, делят деньги; жена недовольна, что деньги у мужа. У кого деньги, у мужа, или у жены — это безразлич­но. Договоритесь, кто будет кассиром. Спорят, кто важнее в доме, кому петь — петуху или курице. Что за петухи и куры? Не это важно в жизни! Я сказал: другое важно. Иисус уже пришел и работает, и, когда свет приходит, это происходит постепенно, тихо, без шума. Он не придет как молния, как некоторые ждут. И такое может произойти, но это не Иисус. Когда пророк Илия ушел в пустыню и предался посту и молитве, и когда пришла буря и огонь, а Илия закрыл глаза, Бог был не в буре и огне, а в тихом го­лосе, который говорил с ним. Господь — не в ваших стра­даниях, не в вашей силе, не в ваших знаниях. Где Он? — В Любви. Если любите — Он в вас. Если не любите — Его нет. И вы должны любить — это закон. Мы не любим, а ждем, чтобы люди нас любили! Это значит — сидеть перед печкой и ждать, чтобы кто-то нам принес дров, чтобы со­греться. Мы, мы сами должны иметь топливо, которым мо­гут пользоваться и другие. Мы, — те, кто следует за Иисусом, Который дал нам до­статочно сил, — должны, наконец, позволить Ему войти в нас. Вот, я оставляю вам этого Человека. Примете ли вы Его или распнете, впустите Его или скажете: «Не хотим Его,» — вот вопрос, который вы должны решить. Если скажете: «Впусти­те Его, Он — наш Господь,» — вы решили задачу, и придет благословение. И тогда исполнятся слова Писания: «Я и Отец Мой придем и жилище в вас сотворим.» — И тогда свет будет в нас, и все мы примиримся. Се человек Се, человек Се, человек Ето човекът